Люди начали объединяться в специальные Zoom-комнаты, чтобы справиться со страхом публичных выступлений и боязнью камеры. На платформе для видеовстреч существуют две площадки. Первая – для школьников, вторая – для студентов и начинающих специалистов. На каждой примерно четыре комнаты. Число участников конференции может доходить до 900. 

– У всех отключены микрофоны. Написать никому сообщения нельзя. Создатели сразу сделали так, чтобы микрофоны ни у кого не работали и никто никому не мешал, – объясняет участник комнаты Станислав. Он узнал о необычной онлайн-терапии из TikTok. – В начале я этого не знал, и так боялся всем помешать, что даже на компьютере полностью отключил микрофон. 

Каждый занимается перед камерой своими делами: проходит онлайн курсы, пишет диплом, играет на музыкальном инструменте и попутно учится естественно вести себя перед камерой. Встречи длятся несколько часов, у них нет регламента, подключиться можно в любой момент. 

Комнаты – дружественное пространство, которое защищено от Zoom-бомбинга или кибербуллинга. Они, как правило, интернациональны: в одной конференции встречаются люди из Франции, Украины, Германии. Иногда по желанию участники пишут в имена свои ники из Instagram, чтобы их можно было найти для общения. Остальные данные конфиденциальны. 

– Если страх публичных выступлений и камеры находится на поведенческом уровне, то такие комнаты в Zoom оказывают реальный терапевтический эффект, – объясняет психолог Александра Абдарахманова. – Что значит «на поведенческом уровне»: у человека появился дискомфорт после неудачного опыта или наоборот долгой изоляции, когда круг общения был сильно сужен. Плюс дистанционного формата в том, что многие люди воспринимают его как более безопасный. 

Эксперт отмечает, что важно связать с камерой и нахождением в кадре положительные эмоции и закрепить этот опыт. Это и делают участники комнат в Zoom. Камера будет ассоциироваться с восхищением, удовольствием, восторгом или удивлением. Благодаря встречам, Станислав стал намного увереннее чувствовать себя перед объективом, хотя раньше любая попытка сфотографировать его вызывала у него стресс. Станислав уверен, что Zoom-комнаты сделали его более открытым: теперь он без страха впускает людей в свою работу и жизнь. Во время конференций Станислав заполняет ежедневник, готовится к сессии, шьёт или рисует. 

Есть ещё один приятный бонус. Иногда людям проще работать, когда рядом кто-то есть, это мотивирует действовать и быть продуктивным – так работает принцип коворкинга. 

– Благодаря тому, что большинство поглощены работой, ты погружаешься в свои задачи. Такие комнаты подойдут тем, кому сложно сосредоточиться в одиночку. Некоторым сложно сесть за те же уроки, когда есть возможность поиграть или глянуть кино, а присоединившись к комнате, чувствуешь учебную атмосферу. Но здесь не как на учёбе: никто из присутствующих не будет отвлекать тебя от выполнения домашки, ты можешь делать всё в своём темпе без какого-либо давления, – делится Станислав. 

При этом если страх публичных выступлений носит не поверхностный характер, а задевает более глубокие уровни психики, то от подобной практики может случиться обратный эффект: человек ещё больше зажмётся перед камерой. 

– Распознать глубинный страх можно по физиологическим проявлениям: то есть по яркой реакции тела на потенциально опасную ситуацию, – говорит психолог Александра Абдрахманова. – Просто перебороть такой страх через преодоление не получится: если вы несколько раз попробуете сделать это, то тело может дать ещё более острый сигнал – включить паническую атаку. 

Страх публичного выступления связан со страхом отвержения: критики, публичного осуждения и, как итога, одиночества. Это очень глубокое чувство, уходящее корнями в прошлое. Если первобытного человека отвергали сородичи, он погибал. То есть сформировалась устойчивая связь: отвержение = смерть. Её ещё не смогла разрушить ни одна научно-техническая революция. 

При таком раскладе намного лучше совмещать встречи в Zoom с качественной индивидуальной терапией, использовать их как дополнительный инструмент и делиться впечатлениями с психологом. Участники конференции не выскажут осуждение, в лучшем случае – дадут поддержку и одобрение.  

– Ты привыкаешь к наблюдению, к съёмке, и можешь репетировать тексты или пение, – рассказывает Станислав. – В конференции тебе никто не скажет, что ты ошибся, никто не посмеётся над тобой. Можно перевести дух и начать сначала, а со временем, выступать перед публикой станет легче.

Кате социальные сети помогли принять свою внешность. Нежелание быть в кадре (Zoom ли это, TikTok или Instagram) – одна из разновидностей нелюбви к телу. Важно: мы с ней не рождаемся. 

– Младенцы полностью принимают себя, находятся в гармонии со своим телом, – анализирует психолог Александра Абдрахманова. – Испытывая малейший дискомфорт, ребёнок сразу даёт понять, что ему плохо и старается это изменить. К примеру, слишком туго запеленали – малыш кричит, активно двигается, чтобы ослабить пелёнки. Неприятие себя – следствие жизненного опыта. 

Оценка себя у маленького человека начинается с оценки его внешности и тела родителями или значимыми взрослыми. Критического фактора у детей нет, поэтому они заимствуют его у старших. Очень важно, чтобы родители давали одобрение, любовались ребёнком и вслух проговаривали это. Любое даже незначительное замечание по поводу внешности может отразиться в будущем в виде травмы. 

Однако даже если родители делали всё верно, не факт, что у подросшего ребёнка не разовьётся нелюбовь к себе. В подростковом возрасте его может отвергнуть важный человек, или учитель сделает едкое замечание. 

– Я больше десяти лет занималась танцами, когда училась в школе, – вспоминает Катя. – Мне очень нравилось! Но так случилось, что одна из моих учительниц постоянно цеплялась ко мня и другим девочкам. Мы по очереди в разной степени были слишком кривыми, косыми, толстыми, худыми, высокими, низкими, глупыми и так далее. Поэтому каждый раз, когда я делала ошибку, получала порцию оскорблений. После всего этого танцевать в присутствии других не получалось, но очень хотелось. 

Она танцевала дома, когда оставалась одна, представляя себя в известном шоу на ТНТ. Устраивала сама с собой батлы, ставила номера. Когда в России появился TikTok, повторяла движения за другими, а потом решилась и записала себя на видео. 

– Людям понравилось! Они писали, что я красиво двигаюсь, круто тяну носок, двигаюсь лучше, чем напарник в TikTok-дуэте. Это всё было настолько круто, что постепенно сама не заметила как, но я стала свободнее двигаться под музыку на вечеринках, уже не стыдно было готовить ужин, пританцовывая. Однажды я танцевала в метро в углу вагона просто потому что хотелось, – описывает внезапную терапию Катя. 

Если вовремя не заметить прогрессирующее неприятие себя, оно может развиться до серьёзных форм: селфхарма, вредных привычек (алкоголизма, наркомании) – всё это бессознательное стремление к саморазрушению. Социальные сети не ставят диагноз, но помогают услышать важные звоночки. Иногда интернет может помочь. Чаще – требуется поэтапная проработка с психологом или психотерапевтом. 

Текст: Анастасия Романова
Фото: Анна Швецова, Элина Полянина

Posted by:Анастасия Романова

Добавить комментарий