Снегурочка со стажем в 26 лет

Хрупкие узкие плечи, тонкие длинные руки с синеватым узором вен под бледной гладкой, будто вечно припудренной кожей, пальцы, всегда украшенные кольцами. И до прозрачности голубые глаза. Бабушка Оля всегда выглядит моложе своих лет и нисколько не похожа на типичную волжанку – дородную, весёлую, с глубокими тёмными складочками морщин и колоритным распевным говорком на «а». Вместо цветастых балахонов, она всегда выбирала строгие вещи в пастельных тонах. У неё отличный вкус, воспитанный дефицитом – аристократичное умение всегда и везде выглядеть хорошо.

– Я помню первый Новый год в школе. Учительница сказала, что завтра на праздник все девочки должны прийти в «снежинках» – платьицах с оборками из марли. Я прибежала домой и всё рассказала бабе. Она не шила, зато умела это делать её племянница Надя, что жила на другом конце деревни. Делать нечего: мы с бабой укутались и пошли. «Олечке назавтра костюмчик нужен», – запричитала она с порога. Надя сделала мне и платье, и валеночки обшила белой меховушкой – как унтики. Я спрашиваю: «А корону?» Из ёлочных игрушек, мишуры, ваты собрали бело-серебряную шапочку, – рассказывает бабушка подробно, руками описывая в воздухе силуэт юбки.

В семье Новый год почти не отмечали: мама Ольги работала на заводе, часто смены выпадали и на тридцать первое, и на первое. В праздники девочка или организовывала утренники в школе, или уезжала к тёткам, или бегала на детские представления во дворцах культуры – пригласительных давали много. Да и зима в 1960-е даже на юге ещё была настоящая.

– Такие сугробы были! Мы по ним носились наперегонки: бежишь, весь красный от мороза, валенки в снегу теряешь, но не останавливаешься – проиграешь. Потом уже ходишь, ищешь обутку, все варежки в снежных колтунах. И в царя горы играли, и крепости строили, и горки сами заливали. Катков была – тьма! Помню, в магазинчике увидела белые конёчки. Тогда же все смотрели фигурное катание: красиво, что страсть. Мама дала денег, прибегаю я за коньками, мерю, а они маловаты: «Ну ничего, пальцы подожму и так буду кататься», – снисходительно смеётся над собой бабушка .

С третьего класса ей стало не до развлечений, Оля попала в театральную секцию при Саратовском доме пионеров. С 12 лет, как настоящие взрослые артисты, во время зимних каникул ребята играли по три спектакля в день.


Тогда же Оля усвоила простую актёрскую истину:
«Новый год – время работы»


Десять лет спустя, ютясь в коммуналке с маленькой дочкой и мужем, пробираясь через уральский буран в пятьдесят градусов мороза с ребёнком подмышкой в тонкой шубке из искусственного меха, она поймёт, что не ошиблась. Эти праздничные деньги помогут выживать весь следующий год. Зарплата вчерашних студентов такая, что с неё особенно не отложишь, а за три недели новогодней кампании заработать можно как за четыре месяца. Ещё лет через восемь, когда молодая семья получила квартиру, новогодний заработок помогал хотя бы в кредит обставить жильё: стенками, креслами, коврами, хрусталём и прочей роскошью.

– С дедом мы познакомились в студии, – говорит бабушка, как-то грустно улыбаясь уголками бледных губ. – Я работала в номере в живом плане, а он с другом Рашидом водил тигрёнка за ширмой. Серёжка хоть и высокий был, но худющий – как спичка, он же тогда в волейбол играл. Но с кукольником был отличным: такой гибкий, непосредственный. Нам было лет по шестнадцать. Вместе потом поступили в училище. Там в основном ребята были, как и мы, после 10 класса. Но был у нас один парень, Мишка, после армии.

Родители ему никак не помогали, и приходилось крутиться самому. Мишка был широкоплечий, могучий, басовитый, но добрый и простой – настоящий Дед Мороз. На первом курсе он и предложил тонкой, по-северному красивой Ольке подработать с ним Снегурочкой. Страшно: вдруг отчислят. Александр Семёнович Чертов – мастер в училище – был строгий: «Только поступили, уже работать! Ну нет!» Боялся, что студенты испортятся. Костюма не было, опыта – тоже, но бабушка решилась.

– Мишка уговорил: «Тебе ничего делать не нужно, только реквизит подавай и улыбайся!» – Признаётся она.


«Ещё со школы Снегурочки мне казались «вторичными», ведь ждут все Деда Мороза. Полюбуются только платьем, косами пару минут, и всё»


Так и получилось, Мишка сам договорился, организовал представления и в школах, и во дворцах культуры для взрослых. А в конце кампании торжественно вручил бабушке голубенькую пятирублёвку – огромные деньги за несколько дней работы, почти четверть стипендии.

– Так и стали мы трудиться, Мишка был моим крёстным Дедом Морозом, многому научил деда. Следующие праздники мы уже больше с ним работали, но от Мишкиных шабашек я не отказывалась – всё в дом, – объясняет бабушка. – С третьего курса я уже стала «официальной» Снегурочкой. Наш мастер поставил спектакль во Дворце культуры, на меня впервые пошили костюм – атласный голубенький «халатик» с белой оторочкой по центру и каёмкой по низу.

Таких «халатиков» с бомбошками, звёздами, пелеринками и муфтами в бабушкиной жизни будет много: 26 лет без перерыва она будет новогодней волшебницей, помощницей Деда Мороза. Они всегда почему-то выделяли Олю из других актрис и хотели работать именно с ней. Так случилось в первом и единственном для бабушки Пермском театре кукол. Их Снегурочка не смога, и представление для детей актёров бабушка отработала с бессменным Дедом Морозом дядей Юрой, а он не захотел расставаться с новой напарницей.

Сегодня на каждом щитке, столбе, баннере в городе – афиши новогодних представлений. Обещают всё: подарки, дискотеку, фаер-шоу, фейерверк.  Но до начала 1970-х театры даже не ставили специальных тематических спектаклей к празднику: что было в репертуаре, то и играли.

– Дед Мороз, Снегурочка и баянист работали на себя у ёлки в фойе . Накрасишься, наденешь чёрную маску, отработаешь спектакль за ширмой. Ставишь свою пяти, а то и десятикилограммовую куклу, опускаешь, разминаешь руки, шею. После, а иногда и вместо поклона летишь в гримёрку, молниеносно надеваешь костюм, обсыпаешься блёстками и бежишь к выходу из зала – нужно встретить зрителей. Так три раза в день, – говорит бабушка.

Её «взрослая» Снегурочка была уже не на вторых ролях: наравне с Дедом Морозом они писали сценарий, учили стихи – многие Ольга до сих пор помнит наизусть. Помощница волшебника превратилась в главную ведущую. Большую часть игр приходилось проводить одной, держать внимание нескольких десятков детей. Даже для молодого голоса это большая нагрузка. С детства я помню главные новогодние атрибуты нашего дома – пачки «Гомеовокса» для всей семьи, заливки для связок и маленькие, исписанные размашистым почерком, бумажки с чудо рецептами «Как восстановить голос за вечер». Им следовали и мама, и папа, и дедушка, и бабушка.

– Ирка была непоседа, – вспоминает она. – Все представления и ёлки наизусть знала и просто бегала по театру. Зато как услышит из фойе: «Теперь подходим к Деду Морозу и Снегурочке, рассказываем стишок», – мчалась со всех ног к ёлке. «Я знаю стишок! Можно расскажу», – понимает ведь, что подарки раздают. Часто бывало, что мы работали по заказу завода, они всех детей в лицо знают, стали бы возмущаться, что «их подарки неположенным ребятам раздаривают». А она всё своё: «Можно да можно». Я уж киваю головой, она забирается на колени, читает, я ей суну быстро что-нибудь, она срывается летит по коридору: «Ура! Мне мамка краски дала!»

К концу 1980-х «ёлки» стали пользоваться большим спросом. В театрах во всю шли специальные спектакли и профессиональные интермедии – игры, песни и танцы у ёлки до и после представления. Участвовать в них стали не только традиционные новогодние волшебники, но и персонажи праздничной постановки. Ну а Дед Мороз и Снегурочка были нарасхват: утренники в детских садах, школы, взрослые праздники.

Тогда у бабушки и появился великолепный художественный костюм – длинное свободное платье, похожее на боярскую шубку, расписанное вручную красками: с объёмными снегирями и маленькими сугробиками на плечах. Мода тоже внесла изменения в образ Снегурочки: бабушка подбирала яркие синие и голубые тени, горячей плойкой укладывала объёмной волной волосы под высокий кокошник.

– У дедов морозов тоже появились разные амплуа: шутники, активные. Но в приоритете всё-таки оставался традиционный образ. Деду, Серёжке, чтобы набрать толстинку, приходилось надевать под кафтан три-четыре фуфайки. После работы их можно было выжимать – мокрые! – рассказывает бабушка.

В 1990-е детских ёлок почти не стало. Театрам пришлось туго: дедушка, тогда уже заслуженный артист, и бабушка мыли полы, торговали на рынке после спектаклей. Но в новогоднюю ночь по-прежнему заработать можно было хорошо – в ресторанах.

– Мы это не любили, перед взрослыми выступать всегда не так хорошо, – бабушка немного тушуется. – Да и люди разные, алкоголь. Бывало и так, что прихватит какой-то мужик за талию: «Иди-ка ко мне, Снегурочка». Хорошо, что мы с Серёжкой работали, он меня отбивал, защищал. – Она недолго молчит. – Зато стол накрывали, мы не ели, конечно, как там успеешь. Управляющие всё нам с собой заворачивали. Ирка дома была, мы её одну закрывали: «Жди дочка, скоро придём».

1992 год

Моя мама ждала родителей в новогоднюю ночь как чуда. Засыпала, где придётся, свернувшись калачиком, но даже сквозь сон чутко слушала, не щёлкнет ли замок входной двери. Вздрагивала, вскакивала, бежала в коридор – снова нет. А после просыпалась уже от того, что на кухне включался свет.

– Идём после работы пешком, четыре утра – не ходит ничего, а на такси – дорого, да и небезопасно, – вспоминает бабушка. – Заходим домой неживые-немёртвые, она вылетает: «Папа! Мама!» – и бросается на шею, карабкается по отцу, как обезьянка. Мы разложим костюм, Серёжка выложит бороду на батарею – сушиться до завтра. Ирине даём, что принесли, бывало и икру чёрную! Она не ела: «Гадость», – говорит. В Деда Мороза не верила, ссорилась с одноклассниками: «Да нет его! Это папа мой!»

Настоящий Новый год случился в жизни бабушки только один раз, когда она была совсем маленькая – пока родители не разошлись, у неё не начались проблемы с ногами на нервной почве и мама не отвезла её в деревню к бабе. В большом доме собиралась вся семья, пахло мандаринами, печка топилась, пироги пеклись. Вместе с мамой они учили песенку: «Ночью к нам пришла зима, в белых шапках все дома. Во дворе и за двором белый снег лежит ковром. Вязнут валенки в снегу, даже бегать не могу!»

– Для меня Снегурочка – это всё-таки дочь Мороза и Весны, как у Островского. Непростая, драматичная героиня. От матери у неё человеческое тёплое сердце, а внешне она очень похожа на отца, – объясняет бабушка. Она не говорит об этом, но я знаю, что её зимняя красота тоже от отца с польскими корнями, от которого её мать ушла, когда Оле ещё не было и четырёх.

Бабушка злится и негодующе отворачивается, когда видит оголённых «снегурочек», которые вызывающе хихикают в рекламе или по телевизору. Она больше любила «ёлки» для малышей – особенно, когда они приходили из детского сада, а не с родителями.

– Они менее зажатые: доверчивые и непосредственные, готовые к игре. Один зальётся смехом и звенит колокольчиком цепная реакция. И Снегурочка должна быть светлой внутри и снаружи. У современных детей рано уходит сказка, в их жизни будто нет места волшебству, они прежде времени становятся взрослыми, всё понимающими, но и с ними интересно работать, – считает Ольга.

Опыт общения с малышами пригодился: она стала преподавателем нескольких школ по актёрскому мастерству. Театр при этом, конечно, не оставила. В 43 года она сама решила оставить пост Снегурочки, и стала играть комичных отрицательных персонажей, любимый из которых Баба-Яга. Но завязать с зимней магией не пришлось надолго. Буквально через два года её пригласили на роль Снежной Королевы – та же стихия, но воплощение другое. Снегурочка отдаёт и помогает, а она – забирает, властвует.

– Мне всё-таки ближе Снегурочка, – подытоживает бабушка.

Бабушка. Тёплый голос в телефонной трубке, который советует одеваться теплее и напоминает, что нужно обедать. Бабушка. Зимняя улыбка, которая встречает меня за голубой железной дверью дома, когда я приезжаю на новогодние каникулы. 

Текст: Анастасия Романова
Фото из архива героини
Фото обложки: Анна Швецова

3 комментария для “Снегурочка со стажем в 26 лет

  1. Настюша ,благодарю тебя за подарок ,который ты мне подарила сегодня !!! Я вновь почувствовала себя Снегурочкой !!! Сказка продолжается !!!

  2. КАКАЯ ЖЕ МОЛОДЕЦ ТВОЯ ВНУЧКА Я ЧИТАЛА И РЕВЕЛА КАК ЗА ДУШУ БЕРЁТ СЧАСТЬЯ ВСЕМ ТВОИМ РОДНЫМ И БЛИЗКИМ И КОНЕЧНО ТЕБЕ С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ ПРИЕЗЖАЙ НА РОДИНУ К ДЕВЧАТАМ СЪЕЗДИМ НАТАША СТАЛА НАКОНЕЦ БАБУШКОЙ

  3. Ай, да внучка,ай, да молодец! Настоящий журналист с литературным талантом! Браво! Читала,как свою детскую сказку.И конечно же вспомнила свои новогодние спектакли в театре. Домой приходишь, и в голове крутятся новогодние песни, и хочется тишины…..Спасибо!)))))

Добавить комментарий

Наверх