Смертоносное паломничество в Москву, или Новые поправки в Конституцию

В эту судьбоносную ночь раввину Рабиновичу не спалось. Он мучился от мигрени и головокружения, которые почти доводили до безумия. Обессилев в борьбе с недугом, он провалился в глубокий сон. Но и в этом состоянии ему было неспокойно: раввин что-то беспорядочно бормотал и трясся. В небе сверкнула молния. Рабинович с криком слетел с постели, облитый холодным потом.

 – Конституция!!! ­– крикнул раввин.

 – Что ты орёшь?! – прокричала в ответ его жена Зоя.

– Зоя, дорогая, ты не поверишь, но я только что имел разговор с Богом!

– Так передай ему, что нельзя будить людей в три часа ночи.

– Дорогая, Бог сказал мне, что ему срочно нужно попасть в российскую Конституцию. А ещё сказал внести поправку о том, что в субботу всем работникам банков надо безвозмездно выплачивать денежную сумму, равную 0,5% от их зарплаты.

– Так чего же ты ждёшь, дорогой? Собирай скорей свои манатки и езжай в Москву за этой Конституцией.

Полдня семейство Рабиновичей собирало своего кормильца в дорогу, а вечером Зоя с детьми стояла на вокзале, провожая мужа. Она смотрела вслед уходящему поезду и машинально начала осенять Рабиновича крестным знамением, но вовремя остановилась.

– С Богом, дорогой!

– Пока меня не будет дома, не съедайте весь форшмак из холодильника! – крикнул уезжающий раввин, и горькая слеза потекла по его щеке.

Рабинович понимал, что ему предстоит тяжёлая работа, но был готов к этому. Он ехал вершить судьбу России.

В поезде раввин читал Тору до тех пор, пока не покинул Еврейскую автономную область. К тому моменту ему сильно захотелось кушать, и он лениво спустился со своей верхней койки. Рабиновичу не нравилось знакомится с соседями по вагону – обычно гои предлагали ему выпить. Он достал из портфеля мацу, открыл рот и лениво посмотрел на своего соседа. Раввин замер в ужасе, маца выпала из рук. Перед ним сидел его злейший враг, Измаил – чеченский имам. Чёрные глаза имама с ненавистью смотрели на раввина.

– Рабинович, – произнёс Измаил.

–  Грязная свинья, – ответил Рабинович.

Спустя мгновение в тамбуре началась драка. Рабинович наносил удары по корпусу, имам бил в лицо, пока не сломал противнику очки. В бешенстве раввин кинул мацу в глаза оппоненту, и тот, ослеплённый, стал размахивать кинжалом во все стороны. Рабинович нанёс удар в спину. Они оба упали на столик с мацой и фруктами, пытаясь задушить друг друга.

– Ты хочешь уничтожить Израиль, – прохрипел Рабинович.

– Я хочу поменять российскую Конституцию, – ответил Измаил.

– Нет, это моя идея! Я впишу туда Бога…

Противники остановились. Обменявшись ещё парой предложений, они поняли, что их планы сходятся.

– Прошлой ночью я говорил с Создателем, – начал Измаил, – он сказал мне внести его в Конституцию. Ещё он сказал построить мост Рамзана Кадырова над всей Москвой.

– И что свиней в пищу законодательно запретить, – нервно добавил Рабинович.

– Да, не халяль, – ответил имам.

Они отдышались. Оба понимали, что хотят внести Создателя в Конституцию – остальные поправки друг другу не мешали.

– А какого именно бога вы хотите внести? – спросил голос с верхней полки.

Измаил и Рабинович посмотрели на незнакомца. Буддистский монах из Тувы не спустился, а слевитировал в позе лотоса к бывшим оппонентам.

– Ты что за зверь? – спросил имам.

– Я не зверь, это вы звери, – отвечал тувинец. – Меня зовут Лю Кенг, недавно Будда сказал мне внести его в Конституцию, а ещё законодательно объявить, что Россия обрывает колесо Сансары.

Все трое смотрели друг на друга с лёгким непониманием. В любой момент из окна мог вылезти какой-нибудь язычник с новой политической повесткой.

– Так какого бога мы внесем? – степенно произнес буддист.

– Аллаха, – ответил Измаил.

– Яхве, – выпалил Рабинович.

– Нет, Будды будет достаточно, – сказал Лю Кенг. – Я первым доберусь до Госдумы и внесу свои правки.

Тем временем поезд подъезжал к конечной станции. Голос из динамиков объявил: «Следующая остановка – Москва».

Но трое пассажиров этого поезда больше не могли ждать. Измаил с разворота ударил кулаком Рабиновича – тот пролетел в соседний вагон, пробив собой все стены. Имам быстро раскрыл свой ковёр-самолёт и полетел, обгоняя поезд. Лю Кенгу понадобилось некоторое время, чтобы сконцентрировать ци, после чего из его рук вылетел огненный шар. Снаряд сбил имама и тот упал на рельсы.

Взрыв.

Вагоны поезда начали разлетаться в разные стороны. Из дыма выпрыгивает Рабинович. В воздухе он делает несколько жестов руками, крича: «Техника демонического призыва!»

Из земли появляются каменные големы, которые хватают Лю Кенга и начинают бить его ногами. Рабинович улыбнулся: каббалическая магия круче кунг-фу. Он прочёл заклинание, увеличивающее скорость – и через минуту оказался в Москве. Раввин отдышался и спокойно сел в метро. Четыре станции, и он будет возле Госдумы. В портфеле ещё оставались хлебные лепёшки, Рабинович достал одну, открыл рот, как вдруг из тени вылетел Лю Кенг, зарядив раввину ногой в голову. Рукопашную дуэль прервал взрыв в тоннеле метро: Измаил летел навстречу своим противникам.

Из-под земли на Старом Арбате вырвались огонь, кинжалы, хлебные лепёшки и три человеческих фигуры. Лю Кенг и Рабинович сбили Измаила с ног, и были готовы окончательно его добить, но имам использовал супер-атаку: с неба посыпались бомбы. Парк Зачатье сожжён, но это не волновало Измаила – здесь будет построен мост Рамзана Кадырова. Случайные атаки уничтожили Лубянку, Moscow City и Кремль.

Москва явно не была готова к такому росту политического активизма.

Одноглазый, истекающий кровью, Рабинович плёлся в сторону Думы. С другой стороны к зданию подползал безрукий Лю Кенг, догоняя обгоревшего Измаила. Из последних сил трое миссионеров поднялись по лестнице и подошли к кабинету, в котором лежала Конституция. Они открыли дверь.

В маленьком кабинете сидели двое молодых человек в косоворотках и девушка. Они неспешно вписывали что-то в Конституцию.

– Вы ещё кто такие?! – выпалил Рабинович.

Рыжебородый парень засучил рукава и тихо ответил: «Мы – русские, с нами Бог».

Текст: Илья Таксюр
Карикатура: Анастасия Воробьёва

Добавить комментарий