«Дети Петербурга» объединяют на уроках русского языка  ребят из Кыргызстана, Камеруна и Йемена. Цель проекта – помочь малышам и подросткам из других стран освоиться в новой для них среде. Артём Слёта – сотрудник организации рассказал, с какими трудностями сталкиваются мигранты в России и как правильно рассказывать о других культурах. 

«Осень наступила – ветер, дождь»

Из каждого зала центра добрососедства «Дом» – смех и громкие беседы. В самой младшей группе уже готовятся к обеду. Преподаватель читает вслух рассказы, которые дети написали на уроке русского языка: «Лето наступило – зелёные листья. Осень наступила – ветер, дождь. Зима – дети играют в снежки, снег идёт». 

В классе постарше еще идёт занятие – ученики сосредоточенно записывают задание в тетради. Сидят группами – стол для мальчиков и для девочек. 

– Никто их специально не разделяет, конечно. Просто возраст такой, мальчишки тянутся к мальчишкам, девчонки к девчонкам, – объясняет Артём. 

По возрасту распределение тоже формальное. Главный критерий здесь – знание языка. Поэтому в одном и том же классе могут быть ребята на пару лет младше или старше. 

Занятия в осеннем лагере проходят в две смены – сначала младшие отряды, потом дети постарше. День начинается с урока по русскому языку, после – обед, совместные игры и прогулка. 

– В нашем случае игры – это ещё и практика языка. Между собой дети могут  сесть отдельно и поговорить на киргизском или узбекском, но когда мы вместе играем, единственный способ общаться – использовать русский. 

Младшие ребята уже успели пообедать и как раз заняты играми. Мальчишки и девчонки сидят вокруг своей преподавательницы, в руках карточки – режутся в Uno. 

«Мы здесь не надеваем кокошники»

«Дети Петербурга» занимаются социокультурной адаптацией детей мигрантов и беженцев уже восемь лет – с 2012 года. 

В основном в организацию приходят семьи из  Центральная Азии: Киргизии, Таджикистан и Узбекистана. Но есть и ученик из Камеруна, брат и сестра из Афганистана, несколько человек из Йемена. 

– Мы здесь не надеваем кокошники, не пьём чай из самовара, не пляшем под русские народные песни. У каждого своё представление о том, как выглядит интеграция мигрантов. Для нас основная ценность – это образование. Мы считаем, что если  ребёнка, который приехал в Россию, обеспечим достойным уровнем образования, у него дальше в жизни будет такой же шанс устроиться. 

«Дети Петербурга» открыли и Молодёжный центр. Он появился, когда организаторы поняли, что у подростков – своя специфика, с которой нужно считаться. 

– Маленькие дети очень адаптивны – они буквально впитывают язык. Я знаю истории, когда дети с рождения говорили только на национальном языке, а потом пошли в первый класс и через какое-то время стали спокойно разговаривать не хуже носителей. Другое дело, если тебе 14 лет, ты переехал в другую страну – это катастрофа. У тебя нет друзей, ты не понимаешь людей вокруг. Поэтому мы решили организовать безопасное пространство для подростков, куда им было бы интересно приходить учиться и общаться. 

Обычно уроки проходят в библиотеках – это позволяет подключить к работе ребят из всех районов города, но сейчас здания временно закрыты. Доступ остался только к общественным площадкам – «Дом» одна из таких. Хотя большая часть занятий проводится онлайн, здесь продолжают проходить уроки по русскому, английскому и математике. 

Дневник и его подруга тетрадь

Педагог Лейсан Гарипова и ее маленькая ученица сидят за партой и разбирают тему родов в русском языке.

 – Ты думаешь тетрадь – это он или она? 

 – Он.

 – Заканчивается не на гласную, но нужно просто запомнить. Есть дневник, а у него подруга тетрадь, она женского рода.

Девочка кивает и приступает к следующему заданию.

– У многих людей сохранились предрассудки относительно тех, кто владеет русским  языком не так хорошо. Я сама не из моноэтничного региона, родилась в Башкортостане. Когда переехала в Санкт-Петербург, казалось странным, что кого-то может напрягать не русскоязычная речь и кто-то может плохо относится к приезжим, – делится  Лейсан. 

Чуть позже к ней подбегает ещё один ученик – нужно помочь с задачей по математике.

–  А что это за «гр»? 

– Гречки.

– И зачем это в задании?

– Чтобы знать – тонн чего – гречки.

– Ну оставляй, – улыбается Лейсан. 

Образование не для каждого

По мнению Артёма, дискриминация на национальной почве остаётся актуальной для нашей страны. 

 – Мы исходим из того, что люди разных национальностей по природе своей агрессивно настроены друг у другу. На нашей практике это не подтверждается. Нас часто спрашивают, конфликтуют ли наши дети на национальной почве. Конечно, как у и всех детей, у них случаются конфликты. Но маленьким детям вообще всё равно, у кого какие волосы, у кого какие глаза, кто в каком костюме пришёл. 

Проблемы с адаптацией у людей, переехавших в Россию, возникают еще с раннего возраста. 

– Наши родители постоянно сталкиваются с тем, что их детей не принимают в школы – просто говорят, что нет мест. Хотя по закону им должны рассказать, где эти места есть, чтобы ребёнок смог реализовать своё право на образование.

Следующая сложность – государственные экзамены. Ученику, который большую часть своей жизни говорил на другом языке, в разы сложнее сдать русский. 

Есть программы, по которым студенты бесплатно поступают в Россию из стран происхождения, но детям трудовых мигрантов они не всегда доступны. 

За последние несколько лет работы мы поняли, что нужно делать упор на профессиональное образование, потому что среди нашей аудитории высшее доступно очень маленькому проценту детей. Мы проводим профориентацию, приглашаем специалистов из сфер, которые интересны ученикам. 

Еще одна проблема – необходимость скрывать свою национальность, чтобы избежать дискриминации и устроиться в жизни. 

– Люди понимаю, что легче представить себя русским, а не представителем другой национальности. Порой они даже отказываются от своих имён, потому что так будет легче устроится на работу. 


«Тебя не позовут преподавать русский, если тебя зовут Ильмира»


Люди из прошлого

Одна из причин дискриминации, по мнению Артёма, – то, как в обществе и СМИ принято презентовать культуры трудовых мигрантов. 

– У нас есть свой взгляд на то, как выстраивать такое продвижение. Сейчас репрезентация иностранцев происходит через национальное и историческое. У людей, в руках шашки, на головах папахи, они танцуют под национальную музыку. Хотя мы все живём в современности, пользуемся одними и теми же услугами, ходим в одни и те же школы, и давайте скажем честно, носим одни и те же шапки.


«Когда мы говорим о том, что люди бывают разные, русских мы всегда представляем как народ, живущий в современности, а люди других национальностей ,будто до сих пор живут в прошлом»


Но если я буду говорить с кем-то о киргизе, то представлю его не как человека в национальном костюме. В первую очередь нужно делиться современной ситуацией – что из себя представляет современная Киргизия, как живёт этот человек в России, как работает, почему переехал.

Чтобы стать волонтером «Детей Петербурга», не обязательно иметь педагогическое образование. Организация нуждается в людях, которые будут вести занятия по русскому языку, английскому и математике, сопровождать детей в театры и музеи, раздавать листовки и помогать находить новых учеников, делать фоторепортажи о занятиях, переводить информацию о проекте на английский, таджикский, узбекский и другие языки.

Группа «Детей Петербурга» в ВКонтакте https://vk.com/detipeterburga

Текст: Ангелина Оленина 
Фото из архива организации

Опубликовано Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы. Посмотреть больше записей

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Exit mobile version