Обмани меня, если сможешь: полиграфолог о своей профессии

В городах-миллионниках работают 10–15 дипломированных полиграфологов, в Петербурге и Москве – чуть больше. Узнали у одного из них на условиях анонимности, сколько стоит проверить свою вторую половинку на детекторе лжи, можно ли обмануть полиграф и есть ли хоть доля правды в телешоу, где его используют.

Лучше нетрадиционно любить, чем традиционно ненавидеть

27 мая 1993 отменили 121 статью УК РСФСР, по которой могли лишить свободы на несколько лет за гомосексуальные отношения. Прошло 26 лет, а такие люди всё ещё подвергаются гнёту со стороны общества и закона. Можно ли писать о них, не разделяя их проблем и переживаний и оставаясь в стороне?

«Психиатрия – это не жизнь в клетке с тиграми»

О том, что такое современная психиатрия на самом деле, грозит ли эта профессия опасностью для жизни и почему не нужно бояться психически нездоровых людей, рассказала Александра [имя изменено по просьбе героини], судебный психиатр с 26-летним стажем.

Русский костюм: от Екатерины II до футбола

Русский костюм – это не просто одежда: по нему на Руси определяли статус человека и выбирали будущего супруга. О том, как Екатерина II одела всю знать в традиционные наряды и почему русские девушки на самом деле редко носили кокошник, рассказала Развилке искусствовед и сотрудник Государственного Эрмитажа Софья Владыкина.

«Когда мы зашли в Иерихон, на нас скинули осла»: будни девушек в израильской армии

В России её звали Машей. Семь лет назад, в пятнадцать, она переехала в Израиль и сменила имя на Сару. Восемь месяцев назад Сара вернулась из армии. Развилка узнала, чем занимаются призывники и почему израильские солдаты считают, что армия – это круто.

Азербайджанские русские

Ивановка – тихое, спокойное, благоустроенное и современное село, а ещё самый древний колхоз на территории Азербайджана. Территория охватывает площадь в 100 гектаров, сам колхоз образовался ещё в 1936 году. Людей ссылали туда за религиозное отступничество, и их родным домом становился Исмаиллинский район Азербайджана. По сей день ивановцы не покидают село, а, наоборот, обустраивают его.

«Употребление стало важнее родных»: что обсуждают в клубе анонимных наркоманов

Существует стереотип, что зависимые – это люди дна. Но никто даже не хочет верить, что наркоман – такой же человек, как мы, со своими хобби и проблемами.

Пасха, Курбан-байрам и бабушкины перемячи

Сегодня смешанные браки – естественное явление. О том, как можно печь куличи и праздновать Курбан одновременно и почему турок, приехав в Россию, спит в ушанке, рассказывают дети из интернациональных семей.

Мой нейродругой

У Юли живые глаза и тонкий голос, пальцами она перебирает разноцветные браслеты-фенечки. В проект «Живая библиотека» она пришла, чтобы рассказать о нейродивергентах – людях, которые сами дали себе обозначение.