Внутри каждого из нас существуют три «личности» – взрослый, родитель и ребёнок. У взрослого есть задачи, которые он может или не может решить. Он оценивает мир исключительно рационально: «Насколько это целесообразно?» Родитель отлично знает, что ты должен и не должен, что хорошо, а что – плохо, что допустимо, а чего никогда не может произойти. Это моральные и этические установки. Главное слово ребёнка – хочу. Он отвечает за желания, эмоции и чувства.

Усаживаюсь на слишком большие для меня качели. Напрягаю каждую мышцу, настойчиво выбрасываю ноги вперёд и быстро отвожу их назад, соплю и борюсь, борюсь, борюсь. Наконец, металл становится послушен, он двигается в такт движениям, набирает скорость. И вот, казалось бы, то, ради чего ты бросил формочки в песочнице, оставил грустить на лавочке любимую куклу. Вот оно, ощущение полёта. Восторг, когда маленький мир двора, запертого серыми многоэтажками, становится воздушно акварельным, притягательно нечётким. Когда чувствуешь упругое прикосновение воздуха на румяных разгорячённых щеках. И тут – ослабить бы хватку, глядеть по сторонам и радоваться всему: себе, успешной работе и главное – полёту. Но нет, этого мало. Вот Таня из пятого подъезда раскачивалась выше. 

И я покорно продолжаю выбрасывать ноги вперёд, помогаю корпусом и ещё крепче сжимаю металлические столбики. Амплитуда настолько большая, что вот-вот выпаду. Но нужно продолжать. Кровь приливает к голове, я багровею, не могу продохнуть. Наконец, крепления качели стукаются о верхнюю балку, кусочек старой краски откалывается и чуть не попадает в глаз. Выше уже невозможно. Но здесь, на пике, ничего, кроме страха и ощущения беспомощности нет. Я подпрыгиваю на сидушке не по своей воле, вот-вот меня выкинет.

«Родитель» живёт в нас не с момента рождения, он формируется извне, под влиянием ценных и важных для нас людей: мам, пап, бабушек, учителей, старших друзей и наставников. «Родитель» может быть поддерживающим или критикующим. Он может успокоить, подбодрить «ребёнка» в случае неудачи и порадоваться его успехам. Ему хочется, чтобы «ребёнок» был счастлив по-своему. Он строит мир, который хочется изучать, где можно ошибаться, где есть право думать и переживать, что хочется. Мир, как игровая площадка.

Критикующий же родитель создаёт мир-ринг: пространство незащищённости и непрерывной борьбы с обстоятельствами, людьми и самим собой. Все хотят оказаться на максимальной высоте. Те, кто не хотят, – априори неудачники. Те, кто попытался, но не смог, – ленивые неудачники. Те, кто остановился на пути, – пассивные неудачники. И только те, у кого получилось, достойны любви и уважения. Высот много, а ты один. Один единственный, кто должен покорить каждую, ведь талантливый человек талантлив во всём. А если в чём-то одном не талантлив, значит, не преуспел и в другом, не смог, остановился, бросил. Неудачник. Настоящее счастье не внизу, не посередине, не там, где мир становится акварельным. Только на высоте – и точка.

«Ребёнок» при таком родителе учится быть удобным: сдерживать эмоции, чётко выполнять поручения, быть «лучшим» и бороться за любовь «родителя». Рвать жилы ради тёплого взгляда и доброго слова. Это не человек, это маленький пульсирующий комок нервов – змеиное переплетение хорошо изолированных проводов с невыносимым напряжением беспорядочных электрических импульсов. Если от чужих ударов уклониться можно, реально ли защититься от своих собственных? Нет. Ведь лучше моего внутреннего родителя никто не знает болевые точки ребёнка. Сам себе палач и сам себе жертва.

Только два возможных состояния: либо ты повелитель мира, либо серая никчемность. И летят качели самооценки: вверх-вниз, вверх-вниз. Кажется, я сейчас разобьюсь или сердце разорвётся от страха. И осознание собственной непреодолимой несовершенности, уродливой неправильности – привычной зазубренной, как стихи Пушкина, теоремы, формулы и цепочки ДНК. 

Достигая пика, разогнав качели до «солнышка», я не могу приказать им замереть, хоть на чуть-чуть, чтобы успеть насладиться хотя бы собственной побеждающей силой и храбростью. Притяжение тянет их вниз, и адская синусоида продолжает свой бег.

Психика – это химия мозга. Мы с детства прокладываем и асфальтируем «дорожку», по которой двигаются нейроны. Как в плохом сериале, наши действия и реакции со временем становятся однотипными. Нужно понять, когда срабатывает страшный механизм угнетения и разорвать связи, прорубить, прорыть, прогрызть другую, новую тропу. Научить критикующего «родителя» быть поддерживающим. Примирить его с ребёнком. Установить на качели ограничения, сделать широкое удобное сиденье, приварить к нему спинку и дуги ручек. Но это потом – сначала спасти дрожащего измождённого «ребёнка».

Спрыгнуть с качелей – нельзя, поломаешь руки и ноги. Остановиться – невозможно, это не под силу зажмурившемуся малышу. Но их можно остановить. И сделать это должен «взрослый». «Взрослая» большая я протягиваю руку, уверенно и аккуратно, чтобы не навредить ребёнку, начинаю медленно и постепенно замедлять ход качелей.

Если история нашего автора вам близка, и вы тоже столкнулись с подобной проблемой, советуем обратиться за помощью. Переживать, стоять на развилке, расстраиваться или стрессовать – нормально, но также нормально для выхода из этого состояния обращаться к специалистам.

Телефоны доверия:

  • 708-40-41 – для детей и взрослых (круглосуточно);
  • 323-43-43 – для взрослых (круглосуточно);
  • 325-48-47 (с 11:00 до 18:00) – для людей, которые столкнулись с проблемами сексуального и физического насилия, наркозависимости, ВИЧ.

Бесплатная психологическая онлайн помощь:

Текст: Анастасия Романова
Обложка: Элина Полянина

Posted by:Анастасия Романова

Добавить комментарий