Неравенство вне воли: чем отличается быт мужчин и женщин в колониях

Представьте себя в помещении с серыми стенами и решётками на окнах. По обе стороны в ряд стоят двухъярусные железные кровати. Некоторые из ваших соседей, чтобы побыть наедине с собой, завешивают кровать простыней. За это начальство их наказывает – отправляет в маленькую холодную камеру, где они находятся в полной тишине и одиночестве несколько дней или недель.

Рядом нет родственников и друзей, а ещё, если вы женщина, то придётся смириться с тем, что в месяц будут выдавать только десять прокладок. Больше похоже на пытку, правда? Но нет, мы описываем обычную колонию. Неравенство в ней существует и проявляется во всём, даже в количестве положенной соли. Рассказываем, как различается быт мужчины и женщины за решёткой.

Предупреждаем: в тексте есть описание пыток.

Среди заключённых считается, что женщинам в колонии живётся хуже, чем мужчинам: дисциплина строже, а труд на швейном производстве тяжелее. В некоторых исправительных учреждениях их могут даже избить или изнасиловать за провинность. Мы решили разобраться, какое отношение к женщинам-заключённым было раньше и как отличается жизнь зечек и зеков в колониях современной России.

«Двухэтажные нары были битком набиты женщинами»: как жили в тюрьмах раньше

Тюремное заключение как вид наказания появился во времена Ивана Грозного – по крайней мере первый раз оно упоминается в Судебнике 1550 года. Но в нём не уточнялись сроки заключения и ничего не говорилось о видах тюрем. При этом основными формами наказания оставались казнь и кнут. Иногда преступникам отрезали языки, уши или заливали в горло расплавленный металл.

Женщин за преступления, как правило, насильно постригали в монахини. В 1649 году приняли Соборное уложение, тогда и появилось новое наказание для женщин, которые убили своих мужей – их стали закапывать в землю. А «совратителей к своей бусурманской вере» разрешалось сжигать на костре. Кстати, в Соборном уложении ещё не было предусмотрено условий разделение заключённых по тяжести совершенного преступления и по половым признакам.


«Самое обычное наказание – ссылка в Сибирь, куда попадают тысячи. Если муж совершает преступление, за которое его ссылают, то жена и дети должны отправиться с ним», – написал голландец Николаас Витсен, который посетил Москву в составе посольства Республики Соединённых провинций в 1665


В царствование Петра I появляются гауптвахты для военнослужащих — помещения для содержания военных, которых задержали по подозрению в совершении преступления. Возникла и новая цель наказания. Если раньше это было устрашение потенциальных нарушителей, то в начале XVIII века ей становится эксплуатация труда осуждённых. Как следствие появляется каторга.

В 1744 обнародовали указ о раздельном содержании в тюрьмах лиц женского и мужского пола. Если мужчины во время заключения работали на стройках или валили лес, то женщины были заняты на фабриках и в прядильных домах. 

На рубеже XVIII-XIX веков появляется норма питания для заключённых. Основа рациона –  солдатский паёк: хлеб, крупа и мука. При этом не запрещалось принимать от родственников такие продукты, как рыба или мясо, которое вместе с овощами появилось в основном рационе заключённых только в середине XIX века. 

Арестантки часто становились жертвами насилия со стороны соседей или надзирателей-мужчин. Лишь в 1887 ввели должность тюремных надзирательниц для присмотра за осуждёнными и арестованными женщинами. 

Возможно, вы слышали о том, что в современных женских колониях между заключёнными часто завязываются любовные отношения. Лейсбийские связи в тюрьмах, где невозможно общение между мужчинами и женщинами, были нормой. В начале XX века появляется такое понятие как женщины-трибады: те, кто исполнял традиционную роль мужчин. Обычно они курили, носили мужские рубашки и причёски. Сохранились воспоминания о целых бараках лесбиянок, которые работали в парах. В открытых источниках мало данных о том, как к ним относилась администрация – такие сведения хранятся в архивах, к которым нет доступа. 

«Двухэтажные нары были битком набиты женщинами. Ночь – сплошное мучение: мало кому удавалось устроиться свободно, почти все лежали на боку, а когда хотелось переменить положение, надо было будить соседку, чтобы перевернуться одновременно, и начиналась цепная реакция всеобщего пробуждения», – вспоминала Анна Ларина, арестованная в 1937 году и освободившаяся только в 1956-м.

В советских лагерях отношение к труду изменилось: женщины не перестали шить или валять валенки, но теперь их стали отправлять на вырубки лесов или стройки.

Новое неравенство

В современных колониях быт мужчин и женщин отличается куда сильнее, чем раньше. Во-первых, женщин не имеют права отправить в колонию на пожизненный срок. Им могут смягчить наказание в случае беременности или при наличии несовершеннолетних детей, при этом существует неравенство в норме питания. Например, женщинам выдают меньше соли, крупы, хлеба, маргарина и картошки. При этом для беременных и кормящих грудью нормы питания чуть выше.

Также женщинам можно приносить передачки без ограничений, а мужчинам позволено от трёх до шести передач в год (в зависимости от режима – строгого, особого или общего).


ПКТ, то есть помещение камерного типа, отличается от ЕПКТ тем, что находится на территории исправительного учреждения, а ЕПКТ – за его пределами


Максимальное наказание за несоблюдение правил внутреннего распорядка в колониях зависит от пола: для мужчины – помещение в ЕПКТ, единое помещение камерного типа, на срок до года, для женщины – ПКТ на три месяца. При этом, если у женщины есть дети в возрасте до трёх лет в доме ребёнка (обычно, такие находятся при каждом исправительном учреждении) или она освобождена от работы в связи с беременностью или родами, то отправлять ее в ПКТ или штрафной изолятор нельзя

Помимо этого в исправительных учреждениях разная одежда. На тюремном сленге она называется роба и существует в двух видах – летняя и зимняя. В мужских колониях выдают штаны, зимний свитер, несколько чёрных маек, куртку и три пары обуви: зимние сапоги, демисезонные ботинки и летние сандали. В женских колониях «стандарты» робы могут меняться, но «комплект» вещей, как правило, одинаковый: халат, зимняя зелёная куртка или пальто, вместо головного убора – шаль или платок. Женщины часто перешивают халаты самостоятельно, а в ботинки вкладывают прокладки из одноразовых наборов, чтобы утеплить обувь. Вместо халата в некоторых колониях выдают юбку, пиджак, водолазку и штаны. 

Большая проблема в женских колониях – гигиенические принадлежности. На каждого заключённого предусмотрена минимальная норма материально-бытового обеспечения. Количество выданных принадлежностей зависит от пола: женщинам в отличии от мужчин не выдают бритв, зато предоставляют 10 прокладок в месяц и в два раза больше туалетного мыла.

Неофициально зоны делятся на чёрные и красные. В первых существует договорённость с блатными зеками и администрацией: блатные держат порядок на зоне, администрация взамен закрывает глаза на наличие телефонов и других запрещённых вещей. В красных зонах порядок контролируют «козлы» — заключённые, которые работают на администрацию. В женских колониях нет такого деления, все они живут по принципу красных.

Геев в колониях не принимают и часто унижают, а с лесбиянками всё иначе. Чаще всего администрация закрывает на них глаза. Гораздо сложнее в колониях трансгендерным женщинам. Если у них мужские документы, то их отправляют отбывать срок в мужские колонии. Такие люди на зоне относятся к низшей касте, поэтому им приходится сталкиваться с оскорблениями, унижениями и насилием. 

Труд на швейном производстве считается рабским. Женщины работают в швейных цехах сменами по 8-12 часов почти за бесплатно. Нам удалось поговорить с несколькими женщинами, которые уже отсидели свои сроки. По их словам, зарплаты во всех колониях в среднем 700-2000 рублей в месяц. 

От работы освобождаются беременные женщины. Родить они могут в тюрьме, а детей у них забирают в дома ребёнка, которые находятся при колониях. К сожалению, никаких условий для содержания детей в таких местах не предусмотрено, а если на зону приходит гуманитарная помощь в виде колясок или детских смесей, то администрация может ее отобрать и продать, а деньги — забрать себе.

Примеров неблагополучных женских колоний много. Пожалуй, одними из самых показательных считаются ИК-16 и ИК-14. Последняя находится в Мордовии, и в ней заключённые жаловались на избиения со стороны администрации, ужасное отношение и рабочие смены до поздней ночи. В ИК-16 ситуация обстояла хуже: там из-за неоказания медицинской помощи умирали зечки, при этом власти никак не реагировали на происходящее. 

Мы рассказали лишь о некоторых подробностях жизни в тюрьмах. От колонии к колонии быт меняется, но точно можно сказать одно – после нескольких лет, проведённых в таких условиях, выжить возможно. Остаться при этом человеком или исправиться – уже другой вопрос. 

Текст: Елена Скворцова
Инфографика, дизайн: Элина Полянина

Добавить комментарий

Наверх