Не райские сады: как собирают яблоки в Краснодарском крае

Земля в Краснодарском крае плодородная: сбор урожая начинается здесь в марте, а заканчивается только в октябре. Сайты с объявлениями о работе буквально завалены предложениями от колхозных объединений и садоводств. На одно из них Ирина откликнулась и чудом не попала в «рабство». 

Денежные миражи 

Подпись: Объявление, на которое откликнулась Ирина Я давно видела такие объявления в интернете, ещё в прошлом году, когда мы с мужем переехали в Краснодар. Тогда подумала, что интересно попробовать. Сбор яблок – не такая уж трудоёмкая работа, а деньги хорошие, от 2 000 рублей в день. Плюс обещают супервыгодные условия: и проживание, и трёхразовое питание за счёт принимающей стороны. Свежие натуральные яблоки можно брать из садов с собой, есть. Ещё и денег на дорогу до этого хозяйства мне потратить много не придётся: всего 200 рублей за билет на рейсовый автобус от Краснодара до Абинска. У мужа в этом году как раз отпуск выпал на сентябрь. Вот и решили: чего деньги дома проедать, когда можно заработать. 

Набрали номер, который в объявлении, чтобы уточнить, действительно ли всё так хорошо. Нам ответил директор подразделения Влад: «Да вы что! Приезжайте, конечно. 30 000 в месяц у нас только ленивые получают. Платим 1 рубль 60 копеек за килограмм. А для семейных пар есть отдельный домик». 

Мы выехали из дома первого сентября. Примерно через полтора часа были уже у опознавательного знака: большого яблока – указателя на Светлогорское колхозное поселение. Бригадира Евгения мы прождали около часа. Он приехал на сломанном велосипеде и сказал: «Тут идти до базы два километра». Ну что делать? Пошли. Оказалось, что базой называется дом начальника рядом со столовой. А жилые помещения для работников – ещё за два километра оттуда. Третий домик мы вообще не видели, он ещё дальше. 


«Никакого договора нам не предложили заключить, документы не спросили. Ни в день приезда, ни в другой день»


Никакого отдельного места нам, как оказалось, не предназначается. Нас заселили в маленькую комнатушку с ещё одной семейной парой. Пришлось натягивать посредине занавеску, чтобы разделить комнату. Удобства – чисто номинальные. Туалет на улице, страшно загаженный. Вместо умывальника – просто огромная труба: там и моются, и стирают. С душем та же история: бетонный пол, железный лист и просто труба, из которой лупит холодная вода. 

Вечером познакомились с соседями: худощавой невысокой девушкой и мужчиной среднего возраста, Дашей и Сергеем. Отношение сначала было враждебное: понятно, они тоже не очень были довольны нашим появлением. Но потом, под вечер, уже разговорились. Оказалось, что они из Будёновска, жить им там вообще негде. Увидели объявление, хотели заработать денег, чтобы квартиру снять в Новороссийске. 

– Какие тут 30 000 в месяц? – нервно смеялись Даша и Сергей. – В лучшем случае вы эти деньги на двоих заработаете. Ни про какие 1 рубль 60 за килограмм и речи нет. Это цена за килограмм отборных яблок, а если хоть на каком-то яблоке вмятинка или червоточина, то это считается «подбором». Платят 50 копеек за такое. И работать вы будете не на себя, а на звено. Даже если ты там костьми на этом поле ляжешь, деньги на всех поделят. Поэтому вы уж простите, тут все такие злые и агрессивные. 

Время позднее, стали готовиться ко сну. Обещанное постельное бельё и подушки нам выдали. Смотреть на них, конечно, было страшно, но они хоть были, в отличие от матрасов. Легли на голые доски. И всё-таки мы с мужем решили не сразу всё бросать, всё-таки поработать, посмотреть. Может, притерпимся, хотя, конечно, к таким условиям мы, мягко говоря, не привыкли. 

Развилка решила провести редакционный эксперимент и позвонила по номеру телефона, который дала Ирина. Нам ответил директор Влад, о котором она и говорила. Наш корреспондент представился 23-летней девушкой Настей из Перми. Специально взяли город на Урале, чтобы было подальше от Краснодарского края: хотели проверить, хватит ли у Влада духу заманивать молоденькую девочку на такую работу. Спойлер: хватило. 

АУДИОЗАПИСЬ ЗВОНКА 

От яблока до яблока 

7:00. Приходит автобус и забирает рабочих, едем в столовую на завтрак. Давали что-то похожее на сгоревшую манную кашу, хлеб и жидкий чай. Только сели с мужем за столик, как по нему пополз здоровенный таракан. Аппетита – как ни бывало. 

7:30. Сбор всех на планёрку в домике бригадира. Там нас прикрепили к звену, познакомили со звеньевой Кристиной и прочитали проповедь, что яблок собирают мало и надо «норму повышать». Договор заключить не предложили, санитарную книжку не проверили. 

7:45. Нас загрузили в автобус и повезли в сады. Они, конечно, впечатляют. Очень красиво! Там к нам подошёл агроном, объяснил, что сорт, на котором сегодня наше звено работает, очень нежный. Его нужно собирать, надламывая черенок, а не хватать яблоко пальцами. Это был весь инструктаж. Выдали вёдра с крючками, чтобы можно было повесить на ветку и рвать яблоки двумя руками. 

8:00. Мы начали работать, как агроном и посоветовал: аккуратно, бережно, ну и по возможности быстро собирать яблоки. Здесь это называется «без градобоя», то есть фрукты без сучка без задоринки и без пятнышек. Яблок на дереве страшно много. Конечно, я погорячилась, посчитав сбор плодов лёгкой работой. Руки начинает ломить уже после первого часа.


«Кто-то из нашего звена пропустил один участок на дереве, и тут раскрыла себя наша звеньевая Кристина. Как начала орать матом! Сама она низкорослая, вся в татуировках, похожа на женщину с зоны»


8:10. К яблоням подъехал плодовоз. Это такая хиленькая телега с десятью деревянными ящиками, каждый вместимостью 50 килограммов. В день нужно собрать не меньше восьми таких плодовозов. Только ирония в том, что ящики с этими нежными яблоками по горам да по долам тащит за собой старенький трактор, который на ладан дышит. На плодовозе стоял мужичок средних лет и материл всех, зовут Вова. Мы все думали, что он специально обученный человек, который сортирует яблоки и выкладывает их в плодовоз. А на деле Вова оказался обычным алкашом, таким же работником, как и все, который халявил так всю свою вахту. Выяснилось это только в наш последний день, когда Вову погнал с плодовоза агроном. 

11:50. Нас собрали и повезли на обед. Там стояла огромная очередь, да и как-то не хотелось снова с тараканами встречаться. Поэтому мы купили воды и какого-то мороженого в магазине. 

13:00. После обеда повезли уже в другие сады. Там было намного хуже: норму не из чего собирать, кругом одна гниль. Даже на деревьях яблоки гнилые. Такое чувство, что нас туда специально привезли, чтобы эти яблони осовободить от падали, а денег людям за работу не платить. Отвлекаться от работы нельзя: за это штрафы и наказания. Хочешь курить – сигарету в зубы и полезай на яблоню. 

16:30. Отправили на ужин. Мы уже протоптанной дорожкой – в магазин: за лавашом, сосисками, кофе, сигаретами. Дождались всех из столовой. Пришлось долго ждать: раздача очень медленно работает, там стоит всего один человек. 

18:00. Доехали до базы. Помыться удалось с большим трудом. Оказалось, что в нашем крошечном домике живёт 20 человек. И на эти 20 человек один  недодуш. 

«Как заключённые»

Вечером стали расспрашивать других людей: как они тут оказались, откуда сами. Вот что нам рассказал молодой парнишка Серёжа из Лабинска: «Да как-как… Решил подработать. Сам я автослесарь, а в нашем городе работы нет совсем. Мне тут обещали по два рубля за килограмм». Вахта у Сергея давно закончилась, она длится обычно 30 дней. Не уезжает он, потому что зарплату задержали, а денег на обратную дорогу у него нет, вот и приходится работать. 

– Да он уж, бедный, наверное, всю неполученную зарплату в соседнем магазине оставил: за кофе, чай, сигареты. Тут продавщица знает, в долг даёт, – тихонько говорит наша соседка Даша. 

Таких, как Серёга, здесь много, почти вся августовская вахта. Никому не заплатили. Они тут как будто в рабстве или в тюрьме. С такой же жадностью, как заключённые, «стреляли» у нас с мужем сигареты. Мы небогато живём, но при виде такой нищеты и безысходности у людей поняли, что имеем вполне достаточно. 

Другие обитатели нашего домика – семья цыган из пяти человек. Их всех поселили в одной комнате, заставленной двухъярусными кроватями. Были там и чеченцы, и жители северных городов России. Все едут за «длинным рублём». А руководству выгодно, чтобы к ним издалека ехали: всё стерпят, ведь возвращаться домой не то что краснодарцам – дорого и далеко.

Так что приветливый директор Влад нашей условной Насте из Перми жестоко наврал про раздельное и комфортное проживание на объекте.

АУДИОЗАПИСЬ ЗВОНКА 

На удивление, у нас была совсем молоденькая девушка из Москвы – Алиса. Всё ходила, цветочки собирала. Сбежала от родителей: купилась на то, что предложили и крышу над головой, и еду. Её же в первый день звеньевая заставила в домике полы мыть после трудового дня: воспользовалась тем, что Алиса не знает, что там никто не дежурит. 

Мы с мужем уехали оттуда на третий день. Последней каплей стала как раз звеньевая Кристина. Помимо того, что она страшно орала на людей, как на бесправный скот, она ещё и начала яблоками кидаться. Мужу моему прилетело яблоком по голове. Если бы у меня была возможность сделать видеозапись, я бы подала на неё в суд за оскорбление достоинства. 

Когда мы сообщили о таком поведении руководителям, они ничуть не удивились. Всё, что смогли сказать: «Ну у нас во всех звеньях ругаются». Отношение к людям – как к неграм на плантациях. Вообще, осталось ощущение, как будто меня провезли на экскурсионном автобусе по горьковскому «На дне». 

Если вы всё-таки решитесь поехать на сбор плодов в Краснодарский край или в Крым, будьте очень внимательны и осторожны. Задайте максимум возможных вопросов, сделайте аудиозапись телефонного разговора с работодателем. И всегда берите с собой деньги на обратный билет. 

Записала Анастасия Романова

Добавить комментарий