«Мы не знали, куда бежать»: 27 лет после окончания грузино-абхазской войны

Обычное утро в Абхазии в курортный сезон. 14 августа 1992 кто-то спешил на пляж, а кто-то на работу. Срочные новости: грузинские батальоны вторглись в республику. Так началась кровопролитная война длиною в год. «Я включила телевизор и упала. Там осталась моя мама», – вспоминает Сусанна. Мы поговорили с двумя семьями, которые стали очевидцами тех событий.

«Помню, было страшно»

Август, 7:50 утра, 26 градусов тепла. Чтобы пересечь границу России и Абхазии, нужно примерно 40 минут ожидания, дальше – дорога через мост, мимо военных в зелёной форме. Пропускают по российским паспортам, на абхазской стороне не просят даже выйти из машины. Но в августе 1992 года этот пост, как и все остальные, резко закрыли – началась война.

Сейчас Анна (имя изменено) воспитывает детей в Петербурге. Но до войны она и её семья жили в Гальском районе Абхазии: «Большой дом, который всегда был наполнен людьми – бабушки, дедушки, родня. Маленький город, все друг друга знали, дружили. Мои двоюродные сёстры и братья по соседству».

Накануне первых боевых действие Анне было 13 лет. Кроме страха она почти ничего не помнит. «Родители собрали все вещи, которые успели, посадили нас в машину и уехали как можно быстрее. К счастью, отец занимал хорошую должность, и до него дошли слухи, что скоро начнётся война. У нас было время подготовиться».


«Для меня это стало началом конца детства. Мы даже не знали, куда бежать»


Семья Анны переехала в Тбилиси. Район Абхазии, в котором они жили, граничит с Грузией. Но те, кто не успел уехать до начала боевых действий, бежали в другую сторону, вглубь республики. 

С оккупированных в первые же дни территорий более 30 тысяч беженцев перебрались в соседние Очачмырский и Ткуарчалский районы. Два года эти места будут контролироваться грузинскими войсками. Город Ткуарчал назовут «Абхазским Ленинградом» – 413 дней блокады. 

Десант на советском курорте

От других горячих точек Абхазию отличает близость с Чёрным морем. Пальмы, горы и средиземноморский климат. «Всесоюзная здравница» – на территории чуть меньше, чем 9 тысяч квадратных километров, находятся пять дач Иосифа Сталина, две – Никиты Хрущёва и одна –Михаила Горбачёва. Сотни советских санаториев, построенных в середине прошлого века; пик туризма пришёлся на 60–70-е годы. Тогда Абхазия существовала как автономная республика в составе Грузинской ССР. Но несмотря на статус «курортной зоны для советского человека» и «дружбу народов», в 1957, 1967 и 1978 годах вспыхивали волнения – народ требовал выхода из состава Грузии. Положение о статусе Абхазии как союзной республики выдвинули 18 марта 1989 года. Тогда начались первые кровавые столкновения между грузинами и абхазами – 15–16 июля погибли 16 человек. Конфликт удалось ненадолго урегулировать. 

После распада СССР ситуация усугубилась: в Тбилиси приняли конституцию от 1918 года. На этих картах территория Абхазия – район Грузии, а не национальная автономия со своими правами. Через год, 23 июля 1992, абхазский верховный совет восстановил действие советской конституции 1925 года, согласно которой Абхазия – суверенное государство. В Тбилиси этого не признали и перешли к наступлению.

Ночью с 13 на 14 августа 1992 года около двух тысяч грузинских солдат пересекли границу Абхазии. Началась война. К Сухуми двигалась колонна из танков, артиллерийских установок, боевых машин. В воздухе – четыре вертолёта.

Контртерроризм с террористами

«Контртеррористическая операция „Меч“, охрана железной дороги» – под этим предлогом грузинский войска вошли на территорию Абхазии. Приграничные районы армия противника сразу взяла под контроль. Были убиты несколько бойцов  – появились первые жертвы. Оружие и техника у обеих сторон остались после распада СССР, но силы Грузии преобладали в несколько раз. К 19 августа войска противника заняли столицу Абхазии, Сухуми, а к 24 продвинулись до Гагры, оккупировав почти всю республику. 

В тот же день конфедерация горских народов Кавказа издаёт указ о наборе добровольцев. Отряды из Приднестровья, Кубани, с северного Кавказа и Предкавказья отправили на помощь абхазской армии. Россия же официальной поддержки  фактически не оказала. Наоборот, в августе 1992 года заместитель губернатора Краснодарского края из-за потока беженцев закрыл границу с Абхазией.

По обе стороны столпились сотни людей, одна из них – Сусанна. Она выросла в Абхазии и переехала в Россию, а вот её родственники остались там. «Мы слышали выстрелы, никого не пускали ни туда, ни обратно. Я пришла, потому что моя мама, сёстры, братья оказались по ту сторону. Помню, все стоят, ничего не видно и раздаётся автоматная очередь». Жителей эвакуировали только четыре дня, с 18 по 21 августа. Морским путём удалось вывести 15 тысяч человек.

«Тыла не было»

В августе 1992 Сусанна с мужем и детьми уже несколько лет жила в России. О начале войны узнала из утренних новостей: «Мы даже маму не успели забрать. Она жила совсем близко к границе, хоть пешком переходи» – от дома Сусанны в Адлере до Леселидзе, родного посёлка в Абхазии, всего 20 километров. «Первое время связаться не могли». Спустя несколько месяцев Сусанна с семьей нашли место у границы, где в ограждение попал снаряд и пробил дыру: «начали лазить через колючую проволоку с мешком еды к родственникам». В Абхазии быстро закончились запасы продуктов. Россия и конфедерация горских народов Кавказа старались наладить поставки гуманитарной помощи, но лекарств и продуктов не хватало на всех. 

«Обычные люди пострадали и от солдат, и от бандитов. На оккупированных территориях творился ад – сёла вырезали, и женщин, и детей. Стариков не трогали. Сколько родственников моих погибло. Не знаем, где и могилы их искать. К маме заходили в дом, угрожали. Забирали и продукты, и драгоценности. А потом появились абхазские группировки, тоже к маме пришли. Абхазы думали, что проиграют войну, поэтому поджигали дома. Насиловали, убивали, угрожали. Что наши, что те».

В первые месяцы, пока побеждали грузинские войска, солдаты часто издевались над местными. Они вырезали мужчин на глазах жён и матерей, над женщинами издевались и затем тоже расправлялись. После контрнаступления абхазской армии выжившему мирному населению не стало легче. Бандитами Сусанна называет чеченский отряд «янычар», который возглавлял международный террорист Шамиль Басаев. Они убивали целые семьи: грузин, армян, русских и греков. Преступления Басаевцев зафиксированы в посёлке Леселидзе, где и жила мама Сусанны: «Она выжила, думаю, что это чудо. Там фактически никого больше не осталось, одна она на домов 20 по улице». Во время войны Басаева назначили заместителем министра обороны Абхазии, а после он получил медаль «Герой Абхазии». 

Война закончилась – руины остались

К контрнаступлению абхазская армия приступила в октябре 1992, и 11 месяцев отражала удары противника. Битва за столицу Сухуми прошла в конце сентября 1993 – грузины проиграли, их полностью выбили к границе. День победы в грузино-абхазском конфликте – 27 сентября. Итого – независимость Абхазии, хоть и частично не признанная мировым сообществом. Тбилиси до сих пор считает республику своей территорией. А ещё погибли 16 тысяч человек с обеих сторон, многие до сих пор не могут вернуться на родину. 

Сейчас, спустя 27 лет, Сусанна приезжает в Абхазию. Навещает братьев и сестёр, которые так и живут в родных посёлках. Анне же не вернуться обратно – для её семьи граница закрыта: «Почему именно нельзя въезжать оставлю в секрете. Отец всегда хотел, чтобы его похоронили в родном городе. Пока нет возможности исполнить его последнее желание».

Текст и фото: Дарья Дмитриева

Добавить комментарий

Наверх