Рубрики
Сатира

«MOD» им судья: день из жизни простого российского глянца

Здание редакции «MOD» прорастало из самой благодатной московской почвы в районе Дмитровки. Сколько этажей в нём, никто не знал – подобно атланту, оно держало небо, не позволяя ему упасть. На это были причины: своим зорким оком «MOD» должен был следить за всем, что творится в Златоглавой-Белокаменной.

Великий и могучий

Здание редакции «MOD» прорастало из самой благодатной московской почвы в районе Дмитровки. Сколько этажей в нём, никто не знал – подобно атланту, оно держало небо, не позволяя ему упасть. На это были причины: своим зорким оком «MOD» должен был следить за всем, что творится в Златоглавой-Белокаменной. Чтобы Маша из Лефортово, собираясь утром на работу и крутясь перед зеркалом, ненароком взглянула в окно, увидела неодобрительный взгляд «MOD» и почувствовала себя простой смертной. Но вот если сменить просто розовую рубашку на «hot pink», этот взор немного добреет. Ситуации, правда, это не меняло – Маше все равно приходилось вставать в шесть утра и ехать два часа на нелюбимую работу, где зарплату опять задерживали.

Так было не всегда. Когда-то «MOD» был маленьким и слабым, в него никто не верил, потому что никто и не знал о его существовании. Но с годами, даже с десятилетиями, журнал обрастал отделами, дополнениями, ответвлениями, редакциями. Вместе они внушали ужас, но каждый в отдельности заглядывал к своему соседу и думал: «Ах, вот живут же! Всё им, всё им! А ведь мы одна могучая редакция!» Иногда отделы всё-таки пытались отстоять свои права: «Мы же делаем важную работу. Почему же нам не дают права голоса?» Руководство терпеливо объясняло: «Как не дают? Вы же сейчас говорите. К тому же, как вы и сказали, мы все тут делаем одну большую работу. Так почему бы вам не трудиться на это общее благо?» Ответ был настолько убедительным и аргументированным, что отдел тут же забывал, почему он, собственно, начал этот бунт, бессмысленный и беспощад

Дьявол больше не носит «Prada»

Само по себе здание «MOD», как и журнал, внушать ужаса не могло. За это отвечала Марина Петрова, несменный главный редактор и главная законодательница моды. Некогда она жила недалеко от Москвы и руководила маленьким совхозом. Но амбиции были, и в один из летних вечеров фантазия её так разошлась, что судьбоносное решение само прилетело в голову: «А что, главным глянцем страны сложнее управлять, чем коровами, курами и вечно пьяными трактористами?» Марина отправилась покорять город, не верящий слезам, и вот уже через пять лет восседала во втором по значимости кресле страны.

Стоит сказать, что жестоким и властным человеком, желающим кому-то зла, Марина не была. Она, как простая русская женщина, любила выпить чаю с баранками, порассказывать байки в кругу друзей и всегда мечтала о шубе. Но мода требовала жертв: от первых двух пристрастий пришлось отказаться, зато мечты теперь исполнялись по щелчку пальцев. Со всех концов необъятной страны стекались люди и подносили дары: кто шубу, а кто и новый автомобиль. Спустя уже пару лет царствования Марину было не узнать: на плечах лежали соболя, на каждом пальце красовался бриллиант, лицо приобрело строгий вид.

Однако прошлое всё-таки давало о себе знать. Дело в том, что Марина Петрова привыкла общаться исключительно с курами, коровами и прочей сельской живностью. И если умственные возможности собеседника выходили за эти рамки, главный редактор терялась и не знала, что сказать, кроме: «Уволен!» Оставшиеся сотрудники были вполне себе самостоятельными и могли нарушать этику, допускать глупые ошибки в текстах и подбирать сексистские темы без посторонней помощи. Но «MOD» был детищем Марины Петровой, и она, как заботливая мать, должна была принимать непосредственное участие в каждом из аспектов его жизни. Город засыпал, а редакция просыпалась и под покровом ночи собиралась на планёрку.

Кто рано встаёт, тому «MOD» подаёт

– У нас горит новый номер, поэтому давайте думать насчёт обложки, – обозначила главную, но далеко не единственную проблему Марина Петрова. – Я вот предлагаю поместить на обложку Дашу Водоносову. Она наша девочка, хоть уже и живёт 20 лет во Франции. Но Даша помнит, кто её миру открыл, поэтому не откажет…

– Идея хорошая, но есть некоторые обстоятельства… – осмелились заявить из дальнего угла. – Во-первых, Даша была на предыдущей обложке, и мы до сих пор ей за это не заплатили. Во-вторых, отдел «Здоровье и красота» посоветовал ей сделать утяжку… Понимаете, могут возникнуть сложности… К тому же, у нас десятая провальная обложка подряд идёт, публика негодует…

– А мы их обнулим! Как вам такое? Скажем, что с этого номера начинаются новые провальные обложки, – провозгласила главный редактор.

Воцарилась тишина, редакция недоуменно переглядывалась. Идею приняли на рассмотрение.

– Отлично, тогда решили! Теперь… У моей подруги в этом месяце день рождения, нужно поздравить, – на слайде высветилось фото светской барышни. – Социальные сети, это на вас. Напишите в Инстаграм что-то вроде: «Дорогая Яночка, с праздником! Мы очень ценим и любим тебя! Желаем процветания тебе, твоей собаке и мужу… Нос, конечно, ужасный. Надеюсь, она додумается сделать пластику…» Так, последнее не записывайте!

– Извините, если мы решили насущные вопросы, может, перейдём к социальной повестке? – раздался голос неизвестно откуда.

– А что с ней? Кстати, я вас раньше не видела… Вы работаете в «MOD»?

– Наш отдел не самый продуктивный, мы выпускаем один материал в три года. Сейчас как раз время для нового… У нас тут митинги есть, нарушение гражданских прав, президентская гонка… – все разом переглянулись. – Вот ещё вирус теперь, люди умирают…

– Что мы всё о грустном? – прервала Марина Петрова. – Как говорили у нас в… месте, откуда я приехала, если о проблеме не говорить, то её и не будет. Здорово, правда? К тому же мы прогрессивное издание, а это традиция довольно устаревшая. Долой социалку раз в три года! Напишите лучше про юбочки на весну в королевском стиле и проследите, чтобы ценник был не ниже миллиона. Мы же всё-таки уважаемое авторитетное издание! Нас вон министерские жены читают, даже те, что за границей.

– Но у нас изоляция… Все дома сидят. Какие юбки?

– За хлебом-то выйти надо! Почему бы не делать это красиво?

Тут со своим словом к коллегам решила обратиться заместитель главного редактора (и по совместительству её племянница):

– Я полностью поддерживаю тё… нашего редактора! Мы должны делать самый дорогой журнал, самый роскошный, интригующий, потрясающий… Увеличим бюджет на этот номер в пять раз!

Бухгалтерия проснулась и вздрогнула:

– Но у нас денег нет… Товары, которые мы рекламируем, никто не хочет покупать… Даже ваше малиновое домашнее варенье никто не берёт, уважаемая главный редактор…

– Как так? Оно же мной, лично!.. – изумилась Марина Петрова. – Что ж, тогда меняем подход! Светочка, идите обзвоните наших клиентов, предложите им купить что-нибудь… Не такой уж и кризис в стране, хуже времена были. Озверели, покупать не хотят!

Светочка мигом подскочила и на своих двенадцатисантиметровых копытцах, точно лань, помчалась исполнять приказ. Из соседней комнаты долетали отрывки: «Здравствуйте, это представитель компании “MOD”! Не хотите ли посмотреть наши сумочки… Я пришлю вам pdf-каталог на почту… Дорогая, договорились».

– Что ж, раз все вопросы решены, свободны! Идите поспите на укладке, выпейте кофе, съешьте листик салата и за работу. Позвоните Даше, напишите про юбки, поздравьте Яночку и увеличьте бюджет. За работу!

Марина Петрова отошла к окну. Она понимала, что читатели недовольны политикой и состоянием журнала и мечтают, чтобы она покинула уже этот пост, знала, что денег у редакции нет, а проблемы есть, но остановиться не могла. Под её ногами был огромный город, который начинал свой день: машины уже образовали пробку, люди сновали по тротуару. Москва хорошела. Где-то около зеркала собирался на работу и поправлял галстук Владимир Владимирович и нерешительно косился в окно, где на него одобрительно взирала редакция «MOD».

Текст: Маргарита Антипичева
Карикатура: Анастасия Воробьева

Добавить комментарий