В «ковидной» больнице Петербурга пациентку с онкологическим заболеванием не лечат от лейкоза из-за «контактного» статуса 

В TikTok Развилки история за две с половиной минуты.

@razvilka_spb

Из-за коронавируса и новых правил Минздрава люди с онкологическими заболеваниями не получают лечение ##коронавирус ##онкология ##рекомендации ##медиа

♬ оригинальный звук — Медиа Развилка

В конце июня у Надежды случился рецидив нейролейкоза. В спинном мозге остались «раковые клетки» – бласты. Это сказалось на ногах – Надя не может передвигаться самостоятельно. Её положили в больницу, чтобы подавать лёгкие дозы химиотерапии для борьбы с болезнью.

Но 30 июня у Надиной соседки по палате ПЦР-тест показал положительный результат. Всем «сопалатницам» присвоили статус «контактных». Согласно рекомендациям Минздрава от 1 января 2021 года девушек стали срочно готовить к выписке.


– Врачи ничего не смогли сделать в этой ситуации из-за новых правил. До этого, в декабре 2020, у меня тоже был положительный ПЦР. Но тогда меня ещё могли просто положить в обсервацию при клинике и продолжать лечение, – рассказала Надя. 


Ночью после выписки у Нади открылось сильное кишечное кровотечение. Её мама позвонила в «скорую». Фельдшеры сказали, что с «контактным» статусом они не могут доставить Надю в профильную клинику – только в «ковидную». Иначе и на них, и на врачей могут завести уголовное дело. Надю приняли в Мариинской больнице. 

«Скорая» долго стояла в очереди, а в приёмном покое девушка провела шесть часов. Но всё это время врачи проверяли её – делали экспресс ПЦР-тесты, КТ лёгких. В итоге Надя «чистая». А вдобавок оказалось, что у её соседки по палате «ложноположительный» тест. Даже это не позволило снять статус «контактной», и Надю оставили в «ковидной» больнице. 

Ночью у хирургов получилось остановить кровотечение, они долили пациентке кровь и стабилизировали состояние.

Лечить Надин нейролейкоз в больнице, специализирующейся на коронавирусе, невозможно. Девушке нужно регулярно делать пункции – проколы между позвонками, забирать на анализ спинномозговую жидкость и вливать вместо недостающего вещества лекарство. Невролога, который мог бы этим заняться, в «ковидной» больнице нет. 

Надя постоянно находится в респираторах со степенью защиты FFP3 — достать их было крайне сложно, а передать удалось через родителей. 

Трудности есть и в питании. У онкологических пациентов оно особенное. А у Нади вдобавок мукозит – сильное поражение слизистой рта. Единственное, что она может сейчас есть, а вернее пить, – кисель. Его получилось доставить, но не сразу. Сутки Надя ничего не ела. 

– Здесь единственно странная ситуация по передачкам. Их собирают в одном месте, но с 16-19 часов, и только затем поднимают. То есть целый день нужно ещё продержаться, – рассказывает Надя.

В больнице для нашей Нади не нашли чистого или профильного места. Она лежала в палате с пятью пациентами с COVID-19. 4 июля Надю выписали. 

Она находилась в постоянной опасности. После двух трансплантаций костного мозга, долгой и сложной реабилитации и уже третьего рецидива Надя оказалась в ковидарии с риском умереть от инфекции. 

Мы рассказываем об этом, чтобы привлечь внимание к тому, как погрешности в законе могут серьёзно искалечить чьи-то жизни.

Фото: Надежда Кропачева

Posted by:Софья Сенич

Добавить комментарий