Карантинная журналистика, или Кули нам, сатирикам

На часах было далеко за полночь. Мозг автора отдела сатиры уже утратил контроль над руками, которые продолжали печатать… Хотя им давно было выявлено, что мозг – социальный конструкт. В сознании горело только одно слово: дедлайн.

Очередной день карантина начался в 14:00. Все утренние ритуалы заменили соцсети: йога, медитации, тосты с авокадо, заполнение планеров – всё уже успели проделать продуктивные девочки из историй… Оп! Новое сообщение: «Где текст фельетона на завтра?!»

Сон улетучился. Необходимо действовать, причём срочно. «А может, не очень срочно? Всё-таки впереди ещё целый свободный день. ВыХоДнЫе», – примерно так подумал наш герой и отрубился ещё на пару часов.

Вновь проснулся он уже под вечер, включил компьютер и уставился на белый лист. Через полчаса осознал своё поражение в этой партии гляделок и отправился на более продуктивную встречу – с холодильником.

Спустя пять бутербродов, три кружки чая и час тик-токов, автору всё же удалось вернуться к своему пустому белоснежному противнику. «Так. Буду брать оригинальностью задумки… Сюжет должен быть глобальным. Ужасающим. Таким, чтоб прям в дрожь бросало! Страшный вирус, паника, китайцы едят крыс, чтобы излечиться (клин клином, как говорится)… Бинго!» – он принялся барабанить по клавиатуре.

Планету поразил страшный вирус. От зомби-заражённых горожане прячутся в лесах и на дачах. Селяне приходят к дачникам с факелами и вилами. Греча – ключ к созданию спасительной вакцины: её держат в специальных бункерах вместе с туалетной бумагой… Потому что апокалипсис апокалипсисом, но подтираться газетой «Комсомольская правда» – не дело…

На секунду автор даже подумал, что происходит исторический момент – на свет является лучшее из того, что он когда-либо писал. Нужно было продолжать, пока вдохновение не покинуло… Нужна была острота и что-то от изжоги.

Межгалактический Патриарх призвал людей не летать в инопланетные церкви. Главным экспертом по карантину становится Лариса Гузеева.

Рука сама продолжила писать.

В отсталой и бедной России плохие дороги и все пьют. Новости на федеральных каналах врут. Всюду коррупция, политики проворовались. Сексизм и капитализм – зло. В Чечне не уважают геев. Геи не уважают Чечню. Путин хочет поменять Конституцию, чтобы остаться у власти. Рано или поздно мы все умрем, вода кипит при 100°C, а дважды два равно четыре!

«Дамы и господа, я хочу поблагодарить всех и каждого, кто смог проникнуться всей глубиной проблем, о которых я напоминаю миру в своём фельетоне! Хочу поблагодарить себя, Ларису Гузееву…» – мысленно он уже начал готовить речь для Пулитцеровской премии.

Осталось добавить изюминку. Приправить, так сказать, юмором.

Колобок повесился, когда Вовочка, еврей, поручик Ржевский и крокодил Гена с гайкой в пупке на острове придумывали анекдоты про Чапаева, которому шляпа была как раз. В это время чукча и Штирлиц отстреливались через форточку, защищаясь от зомби-Ленина, который пришёл мстить за утонувшую у берегов Беларуси русалку, безмерно любившую ругать сборную россии по футболу, шутить про артикуляцию Брежнева и приплетать рашку в комментариях «Лентача».

Подумав, в конце он всё-таки сделал гордую приписку:

Этим героем был Альберт Эйнштейн.

«Фельетоны – это вам не хухры-мухры! – подумал он про себя. – Не подборки бесплатных онлайн-вебинаров по саморазвитию делать!»

Окрылённый будущим успехом своего детища, он, не задумываясь, отправил редактору ссылку на документ. Через несколько минут раздался звонок.

– Ублюдок, мать твою, а ну иди сюда, говно собачье… – донеслось из трубки. Это был Господь Бог.

И тут наш сатирик понял: он всё делает правильно. Только вот, ох чёрт, совсем позабыл написать про пэнисы. Но это не беда. С пэнисами у нас всё в порядке.

«Эх, пэнисы мои, пэнисы», – герой погрузился в мир грёз.

Текст: Анастасия Петрова
Карикатура: Анастасия Воробьёва

Добавить комментарий