Этих людей не принимали родители, их сторонились в школе и университете, некоторых — травили, угрожали и избивали. У наших героев аутизм, и им есть, что сказать по этому поводу.

Что такое аутизм? 

Расстройства аутистического спектра (РАС) – это целая группа разных состояний. 

Людям с аутизмом трудно взаимодействовать с социумом. Их особенность – нетипичная модель действий и поведения: например, трудности с переходом от одного вида деятельности к другому, сосредоточенность на деталях и необычные реакции на ощущения.

Способности и потребности людей с аутизмом различаются и могут со временем меняться: часть людей с аутизмом живут самостоятельно и продуктивно, другие имеют тяжелые нарушения и нуждаются в пожизненном уходе и поддержке.

*данные Всемирной организации здравоохранения

Причины жестокости

Анна Долинова узнала о своем диагнозе уже во взрослом возрасте. А родители знали с детства, но дочери не говорили: считали, что тогда она вырастет «нормальной». В три года Аня пошла в детский сад, и её начали избивать так, что пришлось срочно менять группу. До седьмого класса её жестоко травили: портили и выбрасывали вещи, нападали группами избивали. Она была покрыта синяками от щиколотки до плеч. Учителя на жестокость не реагировали. Травля прекратилась, когда синюю Аню увидел дедушка и пообещал оставить лицо обидчиков на стене. После этого её просто игнорировали.

Анна Долинова, ведет свой блог об аутизме в инстаграм

Дети относились ко мне жестоко, потому что отражали позицию родителей: им не объяснили, что аутист* такой же нормальный человек и никакой опасности не несет.

Важно, чтобы такое информирование было и было адекватным: надо объяснять, что такое аутизм, как нам взаимодействовать, что делать не надо, а что надо?

*в тексте сохранена лексика героев 

Нам всем надо работать над принятием друг друга. Нейротипики должны понять, что у них не привилегированное положение, и учитывать просьбы аутичного сообщества. Нам нужно просвещение: мы должны знать, что ждать друг от друга, потому что мы действительно отличаемся. Аутисты сверхчувствительные, часто гиперфиксируются на одной тематике, речь часто лишена интонаций. У аутистов есть самостимуляции, мы иначе строим речь. А у нейротипиков есть свои особенности, о которых может не знать аутист.

Надо устанавливать действительно равные права: в ментальности людей заложено, что инвалид не имеет права на собственное достоинство и должен радоваться тем подачкам, которые ему кинули. Есть такой термин  —  «воодушевляющее порно». Это когда изображают нейротипика, который хорошо относится к нейроотличному,  и от этого становится героем. 


Но мы все должны вести себя как люди, это не героизм


Нужно отменить формулировки типа «страдает аутизмом», перестать ругаться диагнозами. Так мы скорее придем к пониманию и принятию.

Замалчивание, принятие особенностей других и трудностях на работе

Лис узнала о своем аутизме случайно, около двух лет назад. «У меня был шок, но внезапно все стало на свои места. Я почувствовала, как пазл сложился, и всё вдруг стало логично и понятно». В школе травли не было, её просто не замечали ни дети, ни учителя: за последние три года её вызвали к доске два или три раза. «Я никого не трогала, меня тоже никто не трогал: так мы и уживались».

Лис, ведет телеграмм-канал «Аспергейша»

Нейротипиков и нейроотличных с детства нужно просвещать: рассказывать о том, что все разные и это нормально. Чем больше ты знаешь и понимаешь, тем лучше: в детстве я откуда-то знала, что существуют геи и лесбиянки. И для меня это было нормальным просто потому, что было понятным. 

Нам нужно избавиться от замалчивания: в России не говорят об аутичности, смерти, инвалидах. Люди считают, что это продуктивная стратегия, но это не так. Чем больше люди знают, тем меньше считают себя мерилом всего в этом мире. Если понимать, что есть разные люди, то нам всем будет легче. 

Я работала в офисе и это было очень тяжело. Потому что людям надо общаться, и они постоянно ходят пить чай! Обедать и курить им надо вместе. Они всё время что-то спрашивают, им всегда нужно что-то знать. Иногда я прокрастинирую и трачу время, но разговоры с коллегами за обедом — это самая бездарная трата времени в моей жизни.

Преодолении травли и агрессии

Николай Клестов, автор YouTube-канала об аутизме

Чтобы преодолеть агрессию и непонимание, важно, чтобы разные дети общались. Если изолировать аутистов, то они никогда не научатся взаимодействовать с миром, а нейротипики не усвоят в детском возрасте, что отличия нормальны. Когда экспатов мало, то даже взрослые люди просто не знают, как с ними общаться и не могут объяснить другим. Надо рассказывать детям об аутизме, проводить беседы, открытые уроки. 

Сложно найти волшебную пилюлю, которая прекратит травлю. Она обычно происходит вдали от посторонних глаз. Если бы школьный психолог  регулярно и хорошо общался с детьми, то многие проблемы бы вскрывались. И тогда надо разговаривать, проводить просветительскую работу.

Но конфликты в коллективе неизбежны. Не знаю, нужно ли вмешиваться в них. Это сложно сделать правильно, чтобы не усилить противостояние. Круто будет, если сами нейротипичные дети поймут ситуацию и объяснят другим.

Есть и другие трудности в адаптации. Скажем, проблемы с сенсорным восприятием: слишком громкие звуки, слишком яркий свет. Аутистам это сложно, и надо это учитывать. Есть такой известный профессор Стивен Шор, он аутист. У него были проблемы со слишком громким школьным звонком. Поэтому учитель заранее предупреждал Стива, он уходил в дальнюю комнату и там пережидал звонок. Все это можно учесть и сделать среду комфортнее для аутистов.

Особенности обучения

Ирина Бурмистрова, мама девочки с аутизмом

Для обучения аутистов в обычных садах и школах нужны ресурсные классы. Это когда основная масса занятий проходит в классе с тьютором. Там мало учеников и есть разгрузочная зона: чтобы выплеснуть лишнее напряжение, аутистам нужно попрыгать на батуте или покачаться в гамаке, позалипать на пузырьковую колонну или спрятаться в домик.

В таких классах дети аутисты пересекаются с нейротипичными на некоторых занятиях и переменах. Но в нашем городе [Ирина живет в г. Орел] нет ни одного такого класса, только коррекционные и пролонгированные (в них начальная школа длится 5 лет).

Тяжелее тем, кто учится в обычной школе. Отсутствие инвалидности и высокофункциональность не умаляют трудностей аутиста: дети могут перегружаться, потерять внимание посреди диктанта или не понимать, что обращение «ребята, открываем учебники» относится и к нему.

Как нам общаться уже сейчас?

Рассказал Николай Клестов

1. Людям в спектре очень сложно дается small talk. Аутистам не понятно, как и зачем говорить на отвлеченные темы. Поэтому нужно сразу переходить к главному. 

2. Лучше без намеков и окольных путей. Никогда не знаешь насколько тонко аутист научился считывать подтексты. Из-за них обычно возникнет недопонимание. Поэтому надо прямо говорить, что хочется, и избегать двусмысленностей.

3. Аутисты обычно плохо чувствуют,  когда уместно начать говорить, а когда стоит остановиться. Лучше напрямую спросить их мнения, они будут за это благодарны. А если человек говорит слишком долго, то можно мягко поправить. 

4. Аутистам и нейротипикам надо учитывать, что они общаются по-разному.  Это похоже на общение с иностранцами или людьми другого возраста. В разговорах с ними нет установки, что тебя поймут по умолчанию. И ты делаешь скидку на то, что человек может чего-то не понять. Можно представить, что это иностранец, который может не понимать каких-то нюансов культуры — это сильно упростит общение.

Текст: Настя Вилкова
Иллюстрация: Юлия Саликеева

Posted by:Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий