Рубрики
Люди здесь

«Ты ворчишь: пенсия, пенсия. А я отвечаю: пирожок хочешь?»: чем занимаются пенсионеры

Реставрация мебели, TikTok, штанга, вечерние танцы и Русский музей. Корреспонденты Развилки узнали у своих бабушек и дедушек, чем те занимаются на пенсии.

Реставрация мебели, TikTok, штанга, вечерние танцы и Русский музей. Корреспонденты Развилки узнали у своих бабушек и дедушек, чем те занимаются на пенсии.

По течению к спокойной жизни

Одиннадцать лет назад Татьяна Петровна повесила поварской фартук на крючок, а вместо него надела халат в цветочек и тапочки. Она вышла на пенсию. Так белокаменный пансионат для пожилых людей в Мызе лишился главного повара, а в стране стало на одного пенсионера больше.

– Ко всему нужно подходить ответственно. Поэтому я начала готовиться к пенсии заранее – ничего сверхъестественного, просто говорила себе: «Ну вот, скоро и ты будешь дома сидеть». Правильно, наверное, что не так сразу ушла с работы, – рассуждает Татьяна Петровна, поглаживая кота, и вглядывается – не каждый день внучка расспрашивает о пенсии.

– Не понимаю, как ты к этому подготовилась. Для меня нет ничего страшнее пенсии, – провоцирую её.

– А чего тут бояться? Проще нужно к себе относиться. Проще, понимаешь? Любите вы всё драматизировать, старость, на самом деле, не так скоро настанет. Пенсия – всего лишь этап. До неё ещё нужно дожить, достойно дожить. Я раньше тоже паниковала, носилась – как же так, больше нет в моей жизни работы, вот бы вернуться! А потом поняла, что это жизнь такая, за нас решает.


«Похоже на ручей, по которому плывёшь, но у него только одно направление, не изменить»


С началом пенсии у Татьяны Петровны появилось больше времени на готовку для семьи. Когда каждый день на работе кормишь десятки людей, на домашних остаётся меньше времени.

– Ты ворчишь: пенсия, пенсия. А я отвечаю: пирожок хочешь? Вот видишь, теперь могу угощать семью пирожками, когда вздумается. С капустой, яблоками, рисом… И досуг провожу, как хочу. Пока работала в пансионате, подглядела: нянечки, которые сидели с проживающими, постоянно решали кроссворды. Просто сидели и решали, но меня это тогда так поразило. Думаю: «Ой, а как это, а что это, научите». Теперь вот отгадываю их. Боюсь, что память станет хуже, а кроссворды – отличный способ её тренировать. А ещё столько нового узнаёшь: о музыке, литературе, театре… Ты вот знаешь, кто написал «Марсельезу»? А я знаю, – делится она.

Сейчас, летом, Татьяна Петровна отдыхает на даче – заботится о маленькой армии морковок, подвязывает семейство помидоров, охраняет от вредителей кадки с кабачками. Помогает ей в этом верный сын – кот Кеша: «Я вообще считаю, что государство должно каждому пенсионеру выделить по кошечке. Это важно – о животном ведь всегда заботишься больше, чем о себе. Есть мотивация двигаться».

В городе она часто гуляет – только на пенсии нашлось время для медленного изучения Петербурга: «Люблю Летний сад, Русский музей. Правда, сложно бывает с внуками по музеям ходить – не всегда за ними успеваю, всё торопятся куда-то. И театры в мою жизнь вернулись, прямо как в молодости, когда мы с мужем все театры в городе обошли. И путешествую иногда – дочь меня вывозит за границу. А ведь это не всем пенсионерам доступно, с нашими-то пенсиями. Вот у меня, например, непрерывный стаж – 41 год. За это государство предлагает 17 тысяч, как тебе такое?»


«Очень завидую европейским пенсионерам, какие же они счастливые. Если бы я жила только на собственную пенсию, даже билеты в театр купить бы не смогла!»


Татьяна Петровна с пенсионным возрастом давно смирилась. Говорит, главное – быть молодым душой: «Не чувствую себя на 66 лет. Меня окружают внуки, я с ними молодею, хочу соответствовать».

TikТоk с Якубовичем? Дайте два!

Вера Васильевна работала вахтёром, а затем комендантом в общежитии. Многим кажется, что эти профессии скучные и как раз подходят пожилым, но это не совсем так. В трудовых буднях было много экстремального: то кого-нибудь топило, то пьяницы буянили, то собаку со злости натравливали, то в нетрезвом виде топором угрожали. Но тем не менее, когда бабушка вышла на пенсию, она продолжила работать.


«Ну не хватало денег. А что дома-то сидеть? Вот сейчас без работы… Я бы лучше поработала где-нибудь, но никуда не берут после 65»


Когда она узнала, что мы пишем текст о том, чем занимаются бабушки и дедушки на пенсии, сразу ответила: «Спят, гуляют, свежим воздухом дышат». Звонок застал её в гостях. Неудивительно. Вера Васильевна всё время то сама у кого-то чай пьёт, то у неё кто-то – говорит, что даже устаёт и часто хочется отдохнуть от болтовни и перемывания косточек.

Когда гостей нет, Вера Васильевна играет в игры на планшете, сидит интернете или смотрит ролики в TikTok. Часто присылает родственникам и подругам оттуда забавные видео или лайфхаки для здоровья: «Ну да, мне нравится что-то полезненькое. Где что болит – я отправляю всем, чтобы лечили».

Но есть привычка, которая с ней уже очень много лет: каждую пятницу Вера Васильевна смотрит популярную передачу: «“Поле чудес” – интересная развлекательная программа, я очень её люблю. Сколько она идёт, столько и смотрю. Конкретно нравится, что нужно отгадывать слова. У меня дома на диване хорошо получается, а если я туда попаду, то не смогу, растеряюсь».

Молодых людей волнует вопрос: не страшно ли было, что на пенсии будет скучно? Вера Васильевна отвечает: «Нет. Мне всегда есть чем заняться». В разговоре о странах, где большая пенсия и есть возможность в пожилом возрасте путешествовать, бабушка энергично заговорила: «Я очень хорошо отношусь к таким странам, но к нашей это не относится. У нас добавили к пенсии 1000 рублей – и путешествуйте».

С мячом и фурнитурой

Валерий Валентинович вырос в Петербурге, в семье своей двоюродной бабушки. Квартира интеллигентной женщины в центре была заставлена старинной мебелью.

– В Эрмитаже представлена мебель разных стилей и периодов. Есть один зал, кажется, начала ХХ века. И там мебель такая же, как была у бабушки. Я помню. Был такой шкаф, письменный стол, ещё что-то… Было у неё кресло с гнутыми ножками, а-ля французский классицизм. Кресло рассохлось, качалось – ну я взял и вынес его во двор, – вспоминает Валерий. – Сейчас бы так не сделал, конечно.

Валерий Валентинович увлекается реставрацией. Покупает старую мебель на блошиных рынках или приносит с помойки и ремонтирует дома: «Раньше большинство деталей скрепляли на клей, а сейчас я могу просверлить и закрепить части винтом или другой фурнитурой. Это достаточно просто. У меня нет мастерской, и жена ругается: разложу детали в гостиной, раскручу всё… Обычно я заново скрепляю части, где был клей, меняю на саморезы, шкурю, покрываю лаком и меняю обивку».

Застать Валерия Валентиновича дома не так-то просто. Каждый день расписан: прогулки по центру, экскурсии в музей, концерты классической музыки и спортивные тренировки.

 – Играю в футбол, волейбол, тяну штангу. Но в своей возрастной категории. Вот ездил играть с ребятами. Им 25, мне 75. Я им проигрываю, но они меня терпят. Позиции защитника ещё могу держать, но ко мне относятся снисходительно. Спрашиваю у одного: «Сколько твоему деду лет?» – «65» – «А твой дед может так играть?» – «Да нет, конечно!» Я даже пытался выяснить: где все спортсмены моего возраста? Те же футболисты. Все поумирали. Последний знакомый спортсмен – мой сокурсник, велогонщик, мастер спорта, который обгонял олимпийского чемпиона Сухорученко, –  умер. А я считал, что он здоровее меня. Инсульт. Но, конечно, несмотря на то что кондиции уходят, нужно продолжать заниматься. Вот с молодыми ещё в зал хожу. Но они приседают или тягу делают на 150 килограммов, а я – на 80-100. Сейчас жму лежа максимально 80 килограммов, меня даже страхуют, мало ли что. Тренировка в молодом коллективе меня поддерживает – я за ними тянусь и стараюсь не уступать. А каждую среду уже много лет играю в волейбол с коллективом военных судей.

До пенсии Валерий Валентинович преподавал и работал в прокуратуре – дослужился до старшего советника юстиции.
– Давно последний раз выбирались за границу. Из-за работы в институте не мог получить загранпаспорт. У меня была мечта уехать, например, во Францию и пройти пешком куда-нибудь. Скажем, от Парижа до Версаля. Читал, там ходьбы было пять часов. Как-то раз ещё начитался про то, что Пушкин с тяжёлой тростью наперевес ходил от Петербурга до Царского села пешком. Тоже решил это сделать. Правда, схитрил: приехал на метро к южному краю города и оттуда пошёл. Получилось.


«Конечно, многим моим ровесникам не до хобби и заграничных поездок –  лишь бы хватило на лекарства. У меня достаточно большая пенсия – 60 тысяч»


Израильский досуг

Анна Михайловна покинула СССР в 1990 году и отправилась в Израиль.

– У меня было двое взрослых детей, мужа убили, а брат с женой позвали переехать. Здесь я встретила старость и стала бабушкой.

Она считает свою жизнь скучной: «Кроме работы и моря больше ничего у меня не было. Мне нравится рано утром ходить по пляжу, дышать бризом. Многие бабушки со всего бывшего Советского Союза, которые не работают, ходят в специальные клубы для пожилых людей. Там они отмечают дни рождения, все праздники – и российские, и израильские. Каждую неделю после шабата (в иудаизме – выходной день, который начинается в семь часов вечера пятницы и заканчивается через сутки) ходят на танцы. У блокадников свои клубы. Там они так же отмечают все праздники, играют, общаются. Ещё им устраивают путешествия по стране, поездки на море, к достопримечательностям».

Память в коллекцию

Валерий Алексеевич родился в Новгородской области, и в детстве у него было не так много развлечений: трюки на мотоцикле, пугание коров на лугу и коллекционирование монет. Детство закончилось, забавы вроде пугания коров остались в прошлом, мотоцикл сменился на автомобиль, но одно осталось неизменным – коллекционирование монет.

Часть его коллекции тогда составляли монеты 40-х годов, посвящённые Второй Мировой войне. Валерий Алексеевич восхищался отвагой солдат и решил, что после срочной службы останется в армии. Так копилку пополнили различные военные монеты и даже медали.

Вскоре его перенаправили в Петрозаводск. Там в одной из частей он встретил девушку, которая занималась военными декларациями. Это была его будущая жена, Неля Григорьевна. Она вспоминает: «У нас были общие интересы, один из них – коллекционирование монет. На нашем свидании я сделала ему подарок – отдала в коллекцию свои монеты, так и началось наше с ним общение, которое переросло в отношения».

Прошло уже больше 40 лет после их встречи. Валерий Алексеевич до сих пор хранит все свои коллекционные монеты и регулярно пополняет копилку, где уже порядка 500 монет. Сейчас в коллекции есть как старые монеты, от 1920-х годов, так и новые, посвящённые Олимпиадам. Валерий Алексеевич ни разу не покупал монеты для коллекции: «Каждый может пойти и купить монеты в любом магазине, я собираю только то, что представляет ценность для меня». Например, у него есть кубинские монеты, со времени его службы на острове.

На пенсии Валерий Алексеевич продолжает работать, потому что считает пенсию маленькой: «Я не завидую пенсионерам других стран, везде есть свои минусы, в России у меня хотя бы есть пенсия».

Текст: Анастасия Филиппова, Анна Швецова, Анастасия Петрова, Дарья Дмитриева, Максим Мишарин
Иллюстрация: Элина Полянина 

Автор: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий