Рубрики
Сатира

Головокружительный сторифейлинг, или Жизнь Акбишо

Старинные часы с кукушкой пробили полдень. В дубовую дверь кабинета, обшитого алым бархатом, нерешительно постучали. Раздался недовольный скрип кожаного кресла. Приёмное время, конечно, и создано для того, чтобы терпеть посетителей, но какая же это мука.

Старинные часы с кукушкой пробили полдень. В дубовую дверь кабинета, обшитого алым бархатом, нерешительно постучали. Раздался недовольный скрип кожаного кресла. Приёмное время, конечно, и создано для того, чтобы терпеть посетителей, но какая же это мука.

– Войди, коль осмелишься, – прохрипела Акбишо Икитсиланруж, бережно поправляя настольный кубок «Лучшее медиа – 2020».
Два ребёнка с замиранием сердца зашли в комнату и резко зажмурились. Их ослепил блеск начищенных рам с грамотами и дипломами – побед двадцатых годов.

– Зачем вы здесь?
– Бабушка, а расскажи, как ты всего этого добилась.
– Так уж и быть, Ахутлеж Яаксда и Ахузаказ Яанрозоп. Сумму интервью оговорим позже. Но сначала – пост.

Она сделала селфи на фоне внучат, наложила фильтр «С Ч А С Т Ь Е» и подписала: «Вам, очевидно, интересно, чем я занимаюсь. Спешу заметить, что сегодня – никакой работы, чеклист был отброшен в сторону. Сегодня мною осуществляется общение с внуками – моими благоухающими цветочками жизни. На мне – костюм “Rada”, туфли “La Post” #люблюсвоюсемью #редакторнапенсии #покупайтемоюновуюкнигу #мысчастливы»

– Что ж, включайте диктофоны, выстраивайте свет, я готова. Только пересядьте левее, у меня другая сторона рабочая. Всё началось на втором курсе журфака. Сперва меня отчислили – так и не знаю, за что. Экзаменатор спросил, чем Голунов прославился, ну я и говорю: «Пастернак о нём трагедию написал». Они там на факультете все с закидонами. А потом мой текст отвергло студенческое медиа. Словоблуды, маратели бумаги, никчёмные студентишки. Таланты всегда не ценили, но когда сталкиваешься с этим лично… В тот момент стало ясно, что все студенческие СМИ – сплошная пародия на действительность. А проблема в чём? Да в том, что в университете работают одни несостоявшиеся писаки, которые не учат думать, размышлять. Не то что я. Не было времени на раскачку. Надо было срочно создать что-нибудь своё.

В кабинете становилось жарко, Акбишо расстегнула верхнюю пуговицу и обмахнулась пресс-картой. На шее, которая теперь стала видна внукам, показалась часть татуировки «Белый лист – не беда, беда – уменьшение дотаций». Редактор продолжила:

– Но сначала я купила наклейку на ноутбук «Метамосковское дело должно быть прекращено», ведь цель главного редактора – показать остальным, что такое деятельная журналистика. Дальше – больше. На первой планёрке я выступила с пламенной речью о миссии своего СМИ – рассказывать читателям то, о чём они нигде больше не узнают. Принципиально новаторский экстраформат. Сверхлингвистически свежие идеи. Скандально честные статьи. Феминизм среди членистоногих, бодипозитив в вольерах бегемотих, блеск и нищета Пенсионного фонда, оппозиция космодесантников, тайное сожительство Льва Толстого и Пауля Клее. Важна не идея, а исключительно её живучесть, понимаете? Тогда казалось, что масса не готова, но что поделать, не вечно же идти за толпой…

За весь рассказ Ахутлеж Яаксда и Ахузаказ Яанрозоп не сказали ни слова – прерывать такого человека чревато. Они лишь изредка поправляли очки, которые нещадно съезжали на нос (потеря видения – дело семейное). Но тут Ахузаказ не вытерпел:

– Бабушка, а почему тогда сейчас не найти ни одного текста твоего СМИ?
– Какого СМИ? Вы о чём?
– Но ты ведь…
– Да не было никакого СМИ.
– Но как тогда мы…
– Кто мы?

Стены кабинета стали складываться, словно кто-то подул на карточный домик. Позолота осыпалась с рам и утекла обратно в госказну. Раздался детский плач. Ещё громче завыла кукушка. Она выкарабкалась из часов и улетела в экологически чистые леса Антарктики – повышать уровень медиаграмотности населения.

Текст: Анастасия Филиппова
Карикатура: Анастасия Воробьёва

Добавить комментарий