«Дым лесов не видно из кремлёвских кабинетов»

Чем занимается лётчик-наблюдатель, почему раньше эта специальность была популярней и чем плох российский Лесной кодекс 2006 года, Развилке объяснил исполняющий обязанности начальника Мурманской «Базы авиационной охраны лесов» Александр Филиппов

Приём, на горизонте пожар

– Этим летом около Мурманска был пожар, отправили команду. Добраться до места можно было только на вертолёте. Прилетели, на тросах спустили десантников. Потушили оперативно, а улететь назад так же быстро не получилось. Из-за тумана была плохая видимость, невозможно было подлететь к ребятам. Никто не знал, что придётся задержаться надолго, поэтому сухого пайка, который был с собой, не хватило. Десантники несколько дней провели в лесу без еды, питаясь ягодами. 

В молодости у меня было много знакомых из лесоохраны, которые рассказывали похожие истории. Меня тоже тянуло туда, поэтому после армии я устроился работать десантником Ловозерского авиаотделения, участвовал в тушении сотен лесных пожаров в Мурманской области и в других регионах. Параллельно с работой заочно учился в Санкт-Петербургской лесотехнической академии имени С. М. Кирова на факультете лесного и лесопаркового хозяйства. После учёбы прошёл курсы лётчиков-наблюдателей. Когда я только начинал работать, «Авиалесоохрана» была единым государственным учреждением. В феврале 2007 года организовали Мурманскую базу авиационной охраны лесов, где я работаю уже 13 лет первым заместителем начальника.

Обычно плановый осмотр вверенной территории занимает несколько часов


Лётчик-наблюдатель – редкая специальность. Его рабочий день в пожароопасный сезон может длиться с 9 утра до поздней ночи. Утром он вылетает на мониторинг, который проходит каждый день или раз в два дня. Иногда даже несколько раз в сутки. Это зависит от класса пожарной опасности. Всего их пять. Они рассчитываются по специальной формуле, переменными в которой становятся температура воздуха, количество дней без дождя и другие погодные показатели. Если лётчик видит пожар, он сообщает координаты диспетчерской службе с помощью радио, спутниковой или мобильной связи. Диспетчеры направляют специалистов на тушение пожара.

Лётчиком может стать кто угодно, главное чтобы было образование в лесной сфере и не было противопоказаний по здоровью. Ты просто должен прийти в лесоохрану и тебя направят на курсы.

В России летнабов – лётчиков-наблюдателей – учат только в авиационном учебном центре «Авиалесоохрана» в Пушкино, Московской области. За семь месяцев курсанты практикуются в управлении самолётом, парашютных прыжках и спусках. Обучение одного такого специалиста стоит полтора миллиона рублей, а вместе с командировочными – проездом, суточными, проживанием – около двух миллионов. Раньше эти расходы покрывал федеральный бюджет, но сейчас обучение оплачивает региональное управление лесоохраны. По этой причине летнабов выпускают недостаточно. Например, вместе со мной в 1997 году выпустилось 23 человека, а сейчас в среднем 10 человек в год заканчивают курсы.


Для комфортной работы в Мурманской области нужно минимум пятеро лётчиков, а сейчас их всего двое


После окончания курсов лётчик сдаёт экзамены и получает свидетельство. Но на этом его подготовка не завершена. Для того чтобы летать самостоятельно, работник должен провести в небе не менее десяти часов вместе с опытным куратором. 

Летнаб должен:

  •  быть хорошим психологом, так как приходится отправлять людей на работу в опасных условиях – в огонь; 
  • обладать хорошими организаторскими способностями, так как летнаб – это, как правило, руководитель структурного подразделения с личным составом: десантниками-пожарными – теми, кто спускается с вертолёта к месту тушения на специальных тросах, парашютистами-пожарными, водителями, трактористами и радиооператорами;
  • быть стрессоустойчивым и рассудительным, грамотно просчитывать каждый шаг, ведь от его решений зачастую зависят жизни многих подчинённых, которых он отправляет на тушение пожара.

Фабрика по производству брёвен

Главная проблема – кадровое обеспечение – вытекает из финансирования. При маленькой зарплате в лесном хозяйстве сложно убедить кого бы то ни было получить профильное образование. Ещё одна проблема – социальная незащищённость работников лесного хозяйства. В советское время за счёт бюджета страховали жизнь и здоровье, покупали сухие пайки, необходимые для работ на затяжных пожарах. Сейчас государство не выделяет на это деньги. Поэтому профессии лесных отраслей в наше время не окружены «ореолом романтики», как это было в советские времена. 

Озеро Имандра, расположившееся неподалеку от Апатитов, даже в разгар мая покрывает снег

В 2006 году поменяли лесной кодекс. Нововведения заключались в передаче лесных полномочий в регионы, из-за чего кардинально поменялась система управления и финансирования лесного хозяйства в целом и охраны лесов в частности. Старая система позволяла лесхозам проводить весь комплекс работ в лесу. Это значит, что лесхозы тогда были самоокупаемыми даже при условиях недостаточного финансирования. Спасала внебюджетная деятельность – рубка леса, изготовление изделий из дерева. Лесхозы контролировали всё пространство на подведомственной территории, а лесник был там хозяином. 

После 2006 года ситуация изменилась. Госдума преобразовала лесхозы в лесничества, и сейчас они только защищают территорию от браконьеров. 
Во многих регионах тушение всех лесных пожаров возложили на авиабазы, либо на реорганизованные из них лесопожарные центры. Эти же учреждения стали заниматься лесовосстановлением. Федеральное финансирование было критически сокращено. 


Всю ответственность за лесные полномочия, которые передал центр, перенесли на регионы, но обязанность обеспечить финансирование не прописали


То есть по факту нет нормативного акта, который обяжет регионы финансировать расходы. Не раз были случаи, когда региональное управление авиалесоохраны отказывало в финансировании или выдавало недостаточно средств. И так практически во всех регионах России. Отсюда вытекают основные проблемы региональных учреждений: недостаток средств на обучение специалистов – в том числе лётчиков-наблюдателей, – недостаток средств на аренду воздушных судов для патрулирования и доставки сил к местам тушения. 


Бывали случаи, когда не было возможности оперативно потушить пожар из-за нехватки денег на аренду вертолёта 


Главный недостаток бездарного лесного кодекса 2006 года в том, что лес рассматривают не как экологический комплекс со всем его биоразнообразием, а как фабрику по производству брёвен исключительно для извлечения прибыли.
Лесные пожары чаще всего возникают в труднодоступных районах, их дым не виден ни из кремлёвских кабинетов, ни из кабинетов областных администраций. Финансовые и другие проблемы, в частности с лесными пожарами в Сибири, забываются ко времени принятия федерального бюджета. Заниматься тушением лесных пожаров качественно можно только в единой федеральной структуре с адекватной законодательной и нормативной базой и полноценным финансированием. 

Огня бояться – в лес не летать

– Несмотря на созданные условия, я всё равно люблю свою работу. Меня вдохновляет и стимулирует на работу осознание того, что и от меня в некоторой степени зависят гектары: иногда сотни, а то и тысячи гектаров спасённого леса, населённых пунктов, человеческих жизней, жилья и имущества. Иногда приходит осознание, что без меня этого никто бы не сделал. Это как лозунг десантуры – никто, кроме нас.

Тяжело бывает из-за отсутствия летних отпусков и редких встреч с семьёй. В 2007 году, когда была создана Мурманская «База авиационной охраны лесов», я поехал работать туда, а жена и дочка остались в Ловозере. Перевезти семью поближе к себе получилось не сразу, поэтому виделись только на выходных и редких праздниках.

В пожароопасный сезон, который в Мурманске длится с мая по октябрь, работаем на износ без выходных, без нормального отдыха, даже сна. Лесной пожар в период полярного дня возможен в любое время суток и, в отличие от южных регионов, не замедляет своей активности ночью. В такие периоды мы круглые сутки выполняем свои обязанности – помогаем лесу. 

В сентябре 2015 года мы осматривали лесной пожар в «Кандалакшском лесничестве». Летели на высоте 200 метров на самолете Цессна-172. Во время полёта по технической причине отказал двигатель. Из-за того что мы были слишком низко над землёй, командир не смог его запустить.


Он посадил самолёт прямо на лес, крылья встали ровно между двух ёлок


Нам повезло, что в команде работал грамотный специалист. Они с корнями вырвались и плавно посадили самолёт на землю. Только благодаря этому наш экипаж, в том числе и я, не пострадал. Удача была ещё и в том, что мы летели именно на самолёте, ведь его полёт можно хоть как-то контролировать даже при падении. Вертолёт просто упал бы вниз как камень. О возможных последствиях думать страшно.

Достучаться до небес

Озвучить проблемы финансирования охраны лесов от пожаров не получается. Горячие линии президента, региональное министерство природных ресурсов, к кому только не пытался обращаться Александр – уже больше десяти лет все молчат.

В августе 2019 года губернатор Мурманской области Андрей Чибис проводил прямое включение, отвечал на вопросы жителей. Александр несколько раз отправлял СМС с вопросом: «Почему было критическое и систематическое недофинансирование охраны лесов от пожаров?» В конце эфира глава региона всё-таки ответил. Но как всегда обещанием решить трудности потом. В следующем году.

Записала Софья Филиппова
Фото из личного архива Александра Филиппова 

Добавить комментарий

Наверх