День народного единства

Президент сидел в своём кабинете и рассматривал глобус. Вот Сауривия, в ней много нефти, мы там воюем. Вот Джапания, мы с ней тоже воюем, но это только на бумаге. А тут Малороссия, с ней всё сложно, но нас там нет, естественно. Президент повернул глобус и заулыбался: «А вот и мы», – подумал он, глядя на Россию.

– А вот и я! – выпалил премьер-министр, закрывая за собой дверь.

Президент перепугался, зато его коллега был в прекрасном расположении духа.

– С Днём народного единства! – лицо второго человека в государстве растекалось в улыбке.

Президент немного задумался. Он помнил, что через неделю страна будет праздновать День отказа от доллара (надо будет поздравить министра финансов), потом будет День разбитых окон Овертона – профессиональный праздник конспирологов. А до этого мы праздновали День исконной земли русской в связи с присоединением Австралии. На дворе 2288 год, невозможные праздники давно стали возможными, но про День народного единства президент слышал будто впервые.

– А кого хоть поздравлять надо? – спросил он.

– Народ поздравлять надо, дружище, – сказал премьер, наливая в два бокала ирландский виски.

«Народ…» – подумал глава государства. Он стал вспоминать своих друзей с похожим именем, но на ум приходили только фамилии коллег из Казахстана.

3lQB1UnTXck

Премьер поднял два бокала:

– Ну, с Днём тебя!

Они выпили.

– Слушай, а этот народ сам хоть знает о празднике?

– Тьфу ты, нет, конечно.

Президент уже не скрывал полнейшего непонимания. «Какая-то глупая шутка, которую по-любому министр образования придумал, а этот КВНщик подхватил. Хотят, чтобы я, как в тот раз, поздравил зрителей “Первого канала” с годовщиной сотворения мира», – думал он.

– Думаешь, я шучу? Вспоминай уроки истории, тетеря. Помнишь, как мы поляков выгнали?

– Из Польши?

– Нет, из Москвы.

– Не помню.

– А вот я помню. Я и ещё несколько человек в Киберкремле. 4 ноября 1612 года народ выгнал поляков.

– А почему?

– Да потому что был понедельник, а на выходных никто отдохнуть от поляков не успел. Поэтому Папутин их решил выгнать, а день сделать нерабочим, чтобы праздновать День народного единства.

Президент подошёл к окну. Сквозь туман можно было разглядеть знакомый пейзаж. По Красной площади катилась группа из нескольких перекати-поле – выходцев из Техасского автономного округа.

Президент повернулся к своему другу:

– Так что надо сделать? Может, военный парад на площади слепим?

– У нас все танки на Бумбассе.

– Так ведь их нет там.

– Так их и здесь нет.

– Это хорошо, значит, поляков мы уже выгнали. А кого на праздник позовём? Давай китайских партнёров?

– Да, и ещё народ позвать нужно.

– Казахов что ли?

– Да тьфу ты, тетеря…

– Сам ты тетеря. Извиняйся.

– Ладно, прости, дружище.

– Слушай, а может, сегодня попросим прощения у наших западных партнёров?

– Не-а, День согласия и примирения у нас седьмого ноября, тетеря.

 

Текст: Илья Таксюр
Карикатура: Анастасия Евдокимова

 

 

Добавить комментарий