«Хотите яйцеголового? Пожалуйста!»: каково быть артистом Цирка Дю Солей?

О травмах, зоозащитниках и расизме в Цирке Дю Солей рассказывает бывший артист «Цирка солнца» Кирилл Столбовских.

Цирковой артист-акробат Кирилл Столбовских начал свою карьеру в 2010. Его отец – тоже бывший акробат – привёл сына в секцию, когда тому было шесть. В 16 лет после конфликта с тренерами парень думал, что окончательно ушёл из спорта, но вернулся в акробатику спустя десять лет. Сейчас Кирилл вместе с женой работает в столичном цирке Нур-Султана.

Как попасть в «Цирк солнца»?

Свой путь в Cirque du Soleil Кирилл считает практически анекдотом. Как-то его пригласили зрителем на международный турнир по акробатике. Там знакомая тренер в разговоре поинтересовалась:

– А в цирке себя не хочешь попробовать?

– Ну а что, давай сразу в Cirque du Soleil? – пошутил Кирилл.

На тот момент он занимался производством окон. Два месяца настраивался, чтобы просто прийти в зал и начать. Было тяжело: с нервами и болью. По 12 часов стоял у станка, а потом бежал в зал, где всё с нуля: кувырки, колёса. Когда Кирилл почувствовал, что форма возвращается, снял видео и отправил в Цирк дю Солей. Ответ не обрадовал, пришлось еще усерднее тренироваться. В один прекрасный день – звонок:

– Здравствуйте, меня зовут Маша, я из отдела кастинга Cirque du Soleil. Мы хотим пригласить вас на стажировку в Монреаль на четыре месяца.

Дыхание перехватило.

– Я согласен, еду!

– Погодите, дослушайте, какое будет шоу.

– Мне не важно.

Свои 25 лет Кирилл отмечал уже в Монреале.

Конкуренция

Из 1500 заявок со всего мира они отобрали всего 30 человек. В конце стажировки из 30 осталось пятеро артистов. Одним из них был Кирилл. Все остальные поехали домой.


Конкурс – 300 человек на место. Для сравнения, в 2017 году во ВГИК на актёрский зафиксировали только 120 человек на место


Кирилл даже не смог съездить на родину, попрощаться, после стажировки его не отпустили домой – сразу поехал в Америку, чтобы участвовать в шоу. 

Отбирали артистов по следующим критериям:

Стрессоустойчивость
– Представь себе: большая студия, темно, горит лампочка, ты стоишь в центре и поёшь песню. В этот момент открывается дверь и заходят десятеро человек. Ну и начинается: ржут, снимают, хлопают, а кто-то просто стоит и внимательно слушает. А ты должен продолжать петь, будто ничего не происходит. Так тебя выводят из зоны комфорта, ломают привычные устои. Если ты преодолеваешь этот барьер, потом начинаешь чувствовать себя совсем по-другому. Даже тост на мероприятии говоришь иначе. Единицы могут реально хорошую речь произнести. Основная масса – как обычно: «Эээ… ну счастья, здоровья». «Дюсик» – это между своими – в этом плане снимает с тебя все блоки.Станцевать? Не вопрос! Спеть? Легко! На каком языке?

Работа в команде
– На площадку выходят двадцать человек. Вы контактируете только взглядом. А задание в следующем: при вашем постоянном движении сцена должна оставаться полностью и равномерно заполненной. Учат чувствовать партнера.

Умение импровизировать
– На конкретном примере: первый человек делает вид, что открыл дверь, зашёл, закрыл. Следующий повторяет его движение и добавляет что-то от себя. А вас тридцать, и последнему достаётся больше всех.

Был момент, когда преподаватель-хореограф Массимо Агостинелли – итальянский художник – преподавал нам буффонаду. Есть клоунада, а буффонада – это всё в точности, да наоборот. Злые клоуны. И он говорит: «Ненавидь меня, обругай меня», и ты должен это делать несмотря на то, что это твой учитель. Ну а русские люди куда сразу посылают? Правильно. Морально очень тяжело сказать такое уважаемому взрослому человеку. Но как бы там ни было, справились, посмеялись.

Актёрское мастерство – это самая главная часть. В Дю Солей считается, что важно не столько какой ты спортсмен, сколько какой ты актер.– Надевают маску, говорят: «Ты злой, ты растерянный», и начинаешь изображать всё это мимикой, но вспоминаешь, что лица-то не видно. Первое время не можешь сообразить. А потом догадываешься подключить жесты и язык тела. Или такие задания: «Покажи зелёный цвет. Покажи старую книгу. Покажи дождливую погоду». И всё это лицом.

Две стороны одного цирка

За время работы в цирке Кирилл поучаствовал в двух шоу. Первым стало OVО. Воздушный полет. Жуки-скарабеи.

На репетициях Кирилл сильно уставал. Целый день в цирке, в студии. Класс за классом. Потом ещё и репетиция самого номера. Иногда это его настолько выматывало, что артист серьезно задумывался: «Зачем мне это надо?». Этим вопросом задавался не только Кирилл. Так некоторые из его товарищей не выдерживали и уезжали домой.

Сложные отношения были и с руководством. Настолько, что Кириллу пришлось разорвать контракт с шоу.

«Они не учитывают твои интересы, не любят, когда ты отстаиваешь своё мнение. Ты для них исполнитель. Приехал работать – работай. И точка. Многие переступали через себя, прогибались. Я не привык молчать. Многие ради контракта не конфликтовали, боялись потерять работу. Но зачем нужна работа, от которой ты не получаешь кайф? Если ради работы ты глушишь в себе человеческие моменты, то и не нужна тебе такая работа».

Следующие три года Кирилл работал в российском, украинском, японском цирках. Пока руководство Дю Солей само не предложило ему участие в новом шоу. Так Кирилл попал в шоу VAREKAI – на качели. Какое-то время этот номер был визитной карточкой Cirque du Soleil. Сам Кирилл считает его самым зрелищным, ярким и эффектным в шоу.

В шоу VAREKAI у Кирилла было имя «Чёрная ящерица».

– Я специально смотрел фильм о жизни ящериц, чтобы вжиться в роль. Изучал их реакции, копировал походку, даже взгляд пытался повторить. Они очень забавные, мне понравились.

Лас-Вегас

В Лас-Вегасе выступает специальная труппа Цирка Солнца. Существует мнение, что их уровень намного выше резидентов основного состава. 

– Вегас, на самом деле, опасное место. Человек выбрался из глубинки, приехал в большой город, начал зарабатывать деньги, и понеслась: казино, алкоголь, наркотики. А если ему не продлевают контракт, он едет к себе домой в Рязань. И это после Лас-Вегаса. Знаю реальные случаи, когда люди попадали в психушку, спивались, рушили семьи. Просто не могли перестроиться. И я сейчас не драматизирую. 

Известно, что у Дю Солей просто космическая выручка. Около 845 млн долларов (50,7 млрд рублей) в год. Кирилл назвал свою зарплату «более чем достойной».

Некоторые считают, Цирк Дю Солейl – «солнечный» и самый лучший. Кирилл с этим не согласен.

– Сейчас там снизились требования. Из-за чего упало качество. Уже не ждут каких-то сумасшедших трюков, как раньше, ухудшились условия проживания и быта. Упали зарплаты. Поменялась политика компании, сменился хозяин. Раньше бренд создавали ребята из России, Украины, Казахстана. Когда бренд начал работать в полную силу – русских начали глушить, избавляться целыми номерами. Вместо них стали брать ребят из той же Мексики.


«Зачем переплачивать русским, когда можно недоплачивать мексиканцам?»


Мексиканцы просят в три раза меньше, но и делают в три раза хуже, соответственно. Бренд начал приносить прибыль. Уже не надо показывать что-то сверхъестественное. Начали брать корявеньких, но своих. Был случай. Два гимнаста. Один из Украины – Женька – чемпион Европы среди юношей. Делал трюки легко, безопасно и красиво. Второй из Америки. Половину трюков не делал. А те, что делал, получались с кривыми ножками. Однако контракт получил он, а Женя поехал домой. Где логика – не знаю.

Однажды на репетиции Кирилла заметил режиссёр цирка: «Я хочу видеть этого пацана!»

– Ему понравилось, что я такой «яйцеголовый». 

Так Кирилл Столбовских попал на обложку журнала «Canadian Business». Правда, не обошлось без конфликта. Половина цирка выступила против Кирилла: «Почему русский? Почему не англичанин?»

– Мне было пофиг, это же не я напросился, а режиссёр сам меня заметил. Выбрали и выбрали. Хотите яйцеголового? Пожалуйста! Чего-то особенного мне это не дало. Ну попал на обложку, что дальше? Контракт мне не продлили, зарплату не повысили. Почему остальные так возмущались по этому поводу – не знаю.

На Кирилла даже ходили жаловаться начальству. Получил он помощь от тех, от кого совсем не ждал.

– Я ждал поддержки от русских и давления от иностранцев, а получилось наоборот. Была женщина из СНГ, которая больше всех возмущалась. А помогла мне пара геев. На меня пожаловались, что я, мол, плохой и никого не слушаюсь, а эти ребята за меня вступились перед начальством. Раньше бы за стол даже вместе не сел, а после цирка отношение совершенно поменялось. Какая разница, гей ты или нет. Главное, чтобы человеком был хорошим.

Если бы Кириллу сейчас предложили вернуться в Дю Солей он бы, вероятнее всего, отказался. Если раньше у него на первом месте стояли «Движняк, загранка, бабки!» То сейчас Кирилл «лучше будет работать в каком-нибудь „Шапито“, но жена, дочка и собаки будут рядом».

Дю Солей славился своими фургончиками, где спокойно могли жить и путешествовать семьи артистов, и даже имелась школа для детей. Однако сейчас, если ты берёшь семью, платишь за неё сам. А оставлять родных на другом континенте – не вариант.

– Хочешь возить с собой семью? Не вопрос. Но что ты тогда заработаешь?

Несмотря на открывшуюся тёмную сторону «солнечного» цирка, Кирилл всё равно ценит полученный опыт.

– У меня до сих пор осталась ветровка, которую мне подарили после года работы в Варикай. Узнают, откуда я, радуются, расспрашивают. Людям нравится «Дюсик».

Животные в цирке

Дю Солей славится не только своими масштабными шоу и живой музыкой, но и отсутствием номеров с животными. Для Кирилла же тема животных в цирке – «больная».

– Как цирковой человек, я за номера с животными всеми конечностями. Раздражает, когда начинают кричать: «Жестокое обращение с животными!» Ты своими глазами видел? Не видел. «Их плохо кормят!» Ты видел, как их кормят? Нет. Известно, что в дикой природе заболевшее животное убивают свои же, либо оно умирает раньше. В цирке ему прокапают витамины, сделают все укольчики и в носик поцелуют. Дикое животное не будет размножаться там, где ему некомфортно. Однако у тех же тигриц в цирках рождаются тигрята. Хищники для дрессировщиков – те же дети. Посмотрели бы зоозащитники, как дрессировщик, когда у него заболел медведь, стелет матрасик возле клетки и всё время рядом с ним тусуется. Как тигрят с пипетки кормят, когда тигрицу браконьеры убили. Да, есть дебилы. Но дебилы-дрессировщики долго не живут.

– В январе в Нур-Султан приезжали Корниловы со слонами. Тут же налетели зоозащитники, стали обвинять их в том, что слонов недокармливают. Я сам видел, как им ящиками заносили сладкий перец, бананы по 3–4 коробки в день, имбирь, где куча витаминов.


«Слон не дурак, он плохой банан есть не будет»


Взрослому тигру в день положено 8 килограммов мяса. Люди шутят: «Можно к вам на месяцок в цирк тигром устроиться?». 

Кирилл сам кормил незнакомого тигра, зажав губами кусочек мяса. «Я не знаю, кто кому на тот момент больше доверял. Хищник дрессировщикам или дрессировщики своему хищнику», – рассказал артист.

– Подношу ему куриную ножку, он её раз, прикусывает, а я сразу отпускаю. Думал, как собака. Они же перед атакой замирают всегда. Второй раз отдаю ему курицу, он её нежненько берёт и сам роняет. А на третий Астон Мартин (да, это имя тигра) меня лапой приобнял и к себе притянул.

Дрессировщик сказал, что на его памяти это первый раз, когда тигра со рта кормит незнакомый ему человек без каких-либо приспособлений.Кирилл рассказал и о своем знакомстве с львицей Шелби. Большая кошка ела курицу, а акробат гладил Шелби по спине. Она – ноль внимания. Хотя видела Кирилла впервые. Она вполне могла убить мужчину одним ударом, но львица просто не обращала внимания.

Травма

Из Дю Солей в Нур-Султан Кирилл привез первый в Азии номер со «встречными качелями»

На одном из выступлений с номером Кирилл получил самую тяжёлую травму за всю свою цирковую карьеру, но всё равно завершил номер.

– Я сломал ногу, колено, если точнее; слишком много на кону стояло, не мог просто взять и раскиснуть. Как руководитель не имел права. Моим пацанам по 19, если бы я расслабился, они бы разбились просто. И адреналин свою роль сыграл. Уже когда рентген сделал, мне врач сказал, что с каждым прыжком трещина становилась всё больше и больше, и, если бы я ещё один трюк сделал, сустав могли и не восстановить.


Даже после травмы Кирилл продолжает работать под куполом. Жизнь после окончания цирковой карьеры его тоже не пугает: 

– После может быть что угодно. В цирке всегда есть работа. Тренером по акробатике. Даже фитнес- тренером. 


«Цирк просто так не отпускает. Если легко отпустил, значит, ты там особо и не был»


Текст: София Филоненко
Фото из личного архива героя

Добавить комментарий

Наверх