Рубрики
Люди здесь

Что такое эмоциональный интеллект и как его развивать?

Из-за чего мы часто ссоримся с друзьями, родителями и любимыми? Как избавиться от ощущения, что вас никто не понимает? Почему мы подавляем чувства вместо того, чтобы управлять ими? На эти и другие вопросы Анастасии Романовой ответила эксперт по эмоциональному интеллекту и разработчик игровой техники «Эмпатиум» Елизавета Ловягина

«Постепенно понимание того, что на своих внутренних струнах нужно учиться играть, как и на гитарных, приходит». Как научиться транслировать и читать эмоции – в интервью с экспертом по EQ (эмоциональному интеллекту) и разработчиком игры «Эмпатиум» Елизаветой Ловягиной.

ПРАВИЛА
«Эмпатиум» – гибкая игра, она подстраивается под людей и под задачи, которые нужно выполнить. Ведущий – эксперт по эмоциональному интеллекту – раскладывает на поле эмоции. Они могут быть очень близкими, вроде «радостно», «весело», «восторженно», а могут быть противоположными. В свой ход игрок вытягивает из колоды с фразами карту, выбирает одну из выпавших эмоций и пытается произнести фразу с этой эмоцией. Другие игроки стараются определить, что он транслировал, и ставят на одну эмоцию пять, три или одну «улыбку» – игровую валюту. Если получилось угадать, то ставка игроков удваивается, если нет – сгорает. Тот, кто ходил, получает все улыбки, которые легли на «его» эмоцию. Задача может усложняться: эмоция для ходящего может выпасть случайно или её выберет ведущий. За раз можно транслировать не одну, а несколько эмоций, причём какую-то из них придётся скрывать – совсем как в реальной жизни.

– Как объясняете, что такое эмоциональный интеллект, тем, кто совсем ничего не знает о нём?
– Тем, кто не знает или скептически относится к определениям вроде «управление эмоциями», «понимание себя» и так далее, я рассказываю такую историю. Мой сын носит носки разного цвета. Однажды нам с ним нужно было пойти к доктору, и я на него поднаехала, чтобы он надел одинаковые серые: «Будь приличным человеком, что за светофор на ногах». Как бы вы себя повели на его месте?

– Наверное, обиделась, тоже сказала что-нибудь злобное и отказалась идти к врачу.
– Именно! Но он поступил иначе. Он посмотрел на меня и спросил: «Ты как-то грубо сказала. Ты в гневе или расстроена?» А в чём разница? Если мама расстроена, то можно её обнять, чмокнуть в щёку и идти к врачу в разных носках. А если в гневе, то разумнее будет послушаться, отойти на безопасное расстояние и всё-таки надеть серые носки. Что важно: в обеих ситуациях удастся избежать конфликта. Наши действия напрямую зависят от мышления, а мышление – от распознавания эмоций.

– То есть здесь от конфликта спас эмоциональный интеллект, а не то, что вы близкие люди?
– У нас есть убеждение, что близкие люди обязаны понимать нас априори. На самом деле это не так. Близких нужно так же «читать», как и любых других, даже ещё внимательнее. Особенно если мы живём с кем-то рядом: по отношению к этому человеку у нас, к сожалению, активируется «слепота». В «Эмпатиум» часто приходят играть семейные пары, и тут начинаются удивления и открытия: «Как девять человек поняли, что я показывала, а ты нет?» А дело в том, что мы даже не смотрим на человека, транслируем ему эмоцию как бы телепатически, забывая, что он не всегда на нашей волне, что у него могут быть внутренние переживания, стрессы на работе и так далее. 

– Как ещё можно понять, что пришло время работать над собой? Что мой эмоциональный интеллект недостаточно высок?
– Один из важных маркеров – успешность в коммуникации. Все люди очень разные, если вы можете с ними общаться на одной волне – значит, можете подобрать ключик к каждому человеку. Например, человек косо смотрит – он не раздражён, а расстроен, и с ним нужно вести себя иначе: не нападать и не обороняться, а оставить в покое или поговорить, помочь.

– Получается, что конфликты в семье или на работе могут возникнуть только из-за того, что мы не умеем «читать» друг друга?
– У нас на игре был случай: женщина загадала «усталость», а члены команды поставили на «нервно» и на «агрессивно». Она расстроилась: «У вас у всех испорченные приёмники, вы ничего не понимаете». Через какое-то время вижу, что она светится от радости. Когда я спросила почему, она ответила: «Я поняла, что у меня дома абсолютно нормальные люди. Оказывается, я неправильно транслирую эмоцию усталости, и они её считывают как агрессию. От этого проблемы».

– Да, сложно признаться в том, что неправ именно ты. Но без этого не обойтись.
– Конечно. Осуждение происходит в тот момент, когда мы не можем понять себя. Выход из зоны комфорта, где «я всегда прав, а другие нет», – это первостепенная задача для развития эмоционального интеллекта. Без этого не получится работать дальше. Люди, которые легко понимают себя, так же легко понимают других. Один из смыслов «Эмпатиума» – понять, где мы неправы.

– И, соответственно, где прав другой человек.
– Игра это вскрывает, но с меньшими потерями, чем в жизни. Ведь на поле вы теряете «улыбки», игровую валюту. А в жизни можно потерять человека. Однажды мы проводили тренинг с адвокатами, и они сказали, что наша игра – это «win-win», то есть вы выигрываете только тогда, когда выигрывает другой человек. Так и в жизни: когда вы грамотно транслируете эмоцию, другой её чётко воспринимает, и все в плюсе. Но важно отрабатывать навыки приёма и передачи одновременно, чтобы учиться переключаться с одной роли на другую. В этом смысле «Эмпатиум» как велосипед: с каждым новым кругом становится легче. Вы сначала выходите из ежедневного автопилота эмоционального управления, а затем учитесь быть более внимательными и действовать верно.

– И всё же я не до конца понимаю, что значит управлять эмоциями.
– Это нормально, вы не одна, кто это не понимает до конца. Ведь понятнее другая схема: подавлять эмоцию или давать ей волю. Чтобы управлять, нужно видеть цель. К примеру, у вас важное совещание, а с утра произошло что-то неприятное, и вы расстроены. Вам нужно переключиться и не просто скрыть эмоцию печального недовольства, а трансформировать её в спокойствие и доброжелательность. И здесь нужна работа с телом: можно использовать дыхательные техники или простой массаж по точкам. А иногда достаточно будет просто физически улыбнуться, чтобы в мозг прошли определённые сигналы, что всё в порядке, – мышцы расслабятся и запустятся нужные процессы.

– Это не будет только внешним переключением? Маской?
– Если вы реально осознаёте, что вы хотите чувствовать и соответствует ли это вашей цели, то нет. Смысл как раз в том, чтобы не спрятать эмоцию, а переключить её.

– Легко перестроиться, если с утра у сумки оторвалась лямка и из-за этого вы опоздали на работу. А как быть, если негативная эмоция более сильная и глубокая? К примеру, не стало друга или близкого человека?
– Вы верно это заметили. Есть эмоции «лёгкие», и важно не раздувать их до вселенских масштабов: порвалась лямка – ну и ладно. О таких мелочах можно и нужно забывать, чтобы они не отравляли жизнь. Но есть негативные эмоции, от которых не получится уходить, да и не стоит. Утрату близкого нужно пережить, причём пережить постепенно: состояние за состоянием. В этом проживании «тяжёлой» эмоции и будет управление ею.

– В жизни мы транслируем эмоции автоматически, не задумываясь. Получается, что это неправильный автоматизм?
– Очень часто – да. Вы что-то сказали, собеседник тоже что-то ответил. А потом вы идёте и думаете: «Странный какой-то этот Вася». А Вася не странный, он просто вас не понял, и человек ускользает от вас, потому что вы находитесь в точке себя. Умение транслировать – это ещё не всё. Нужно уметь понимать, когда другой человек вас не понимает. В этом сочетании и есть эмоциональный интеллект.

– То есть нужно учиться подстраиваться под каждого? В этом нет лицемерия?
– Нет. Вы ведь по-разному объясните человеку, как зажечь свечу. Трёхлетнему ребёнку – просто покажете, не дадите в руки спичек. Десятилетнего попросите зажечь её самостоятельно и вернуть спички. Подростку скажете купить зажигалку. Если вы понимаете, на каком уровне восприятия находится человек и можете встать с ним на одну ступеньку, это тоже говорит о качестве вашего EQ. От этого зависит комфорт в общении.

– Международная компания «Talentsmart» говорит, что 80% нашего успеха зависит от развитости эмоционального интеллекта. Это из-за того, что людям с нами становится комфортно?
– Да, сейчас объясню, как это работает. Мы успешны, когда уверены в себе. Уверенность в себе возникает, когда мы точно знаем, что можем определить точку непонимания и задать дополнительный вопрос. Во-первых, вы проявляете к собеседнику дополнительное внимание. Возможно, оно ему необходимо. Во-вторых, это даёт собеседнику ощущение понимания, и он готов идти к вам навстречу. И успех – это наша личная и командная эффективность. Если вы сможете посмотреть на человека так, чтобы он без лишних слов почувствовал поддержку, то сэкономите время и силы.

– Продуктивность тоже увеличивается?
– Она вырастает благодаря тому, что человеку хочется работать, хочется что-то сделать для вас. Ведь когда нет такой связи, всё идёт через сопротивление, потому что есть ощущение, что человеку навязали работу, что его заставили.

– Есть «стандартные» представления об эмоциях: когда грустно – плачешь, когда весело – смеёшься. Но всё равно мы индивидуально транслируем эмоции. Без уточняющих вопросов и правда не разобраться.
– Мало того, что индивидуально, так мы ещё и несколько эмоций за раз транслируем. Я больше скажу: мы можем не так понять друг друга, даже когда не транслируем совсем никаких эмоций. У всех есть «стандартные лица». Поэтому к внезапным вопросам вроде «Ты чего такой грустный?» или «Почему ты злишься?» стоит относиться нормально. Это вы знаете, что у вас всё хорошо, а другой человек – нет, и он пытается вас понять. Плюс ко всему мы сами не всегда знаем, как выглядит наше «стандартное лицо». Был на игре случай. Мужчина хмурится, произносит фразу из колоды – оказывается, загадал «радостно». Игроки за столом ему замечают: «Но вы же хмурились!» На что он удивлённо отвечает: «Как хмурился? Я вообще никогда не хмурюсь!»

– Зачастую разговоры об эмоциях получаются очень неловкими. Почему мы в России так мало знаем об эмоциональном интеллекте?
– Во-первых, у нас больше принято жаловаться, что вас не понимают, чем решать конкретные проблемы. Во-вторых, мы привыкли, скорее, таиться и скрывать чувства, ведь у нас достаточно долго не было интереса к конкретному человеку, он воспринимался как винтик в системе. Да и отношение у нас ко всему, что связано с чувствами и эмоциями, скептическое. Поход к психологу считается чем-то странным. В-третьих, эмоциональному интеллекту не хватает медийности, о нём не говорят и не пишут СМИ. В-четвёртых, у нас нигде и никого не обучают работать с эмоциями.


По данным ВЦИОМ, этой осенью индекс счастья в России впервые после продолжительного периода роста продемонстрировал снижение на 10 процентов. Это говорит о росте неудовлетворённости россиян своей жизнью


– А людям в России это нужно? Они хотят учиться?
– Что интересно, потребность однозначно есть. Понимание того, что на своих внутренних струнах нужно учиться играть, как и на гитарных, постепенно приходит. Ведь работа с эмоциями – это возможность гигиены в себе. Сейчас всё-таки появляется интерес к человеку, к тому, как мы себя чувствуем и как воспринимаем реальность. Видимо, потому, что уже перестаём справляться с темпами информации, её количеством. Люди отгораживаются от мира, и их внутренняя жизнь становится куда более ценной, чем внешние события. Стало очень важно чувствовать себя счастливым. А когда человек чувствует себя счастливым? Когда есть понимание в семье, с друзьями, на работе. Это напрямую связано с эмоциональным интеллектом.

– Тем не менее эмоции сегодня многие воспринимают как что-то очень эфемерное. Мне даже кажется, что создаётся какой-то культ логики.
– Мы недавно играли с IT-специалистами. Они точно такие же люди, но вы правы: люди, которые часто подавляют в себе эмоции, потому что боятся их. А боятся – потому что не умеют транслировать и считывать. Сначала за игровым столом была очень напряжённая атмосфера, потом у них включился интеллект: «Как это я и не угадал?!» И при этом видят, что менеджеры, на которых они смотрели свысока, угадали. А потом происходит самое важное – они начинают втягиваться в процесс, приоткрываться, и приходит понимание, что менеджеры ничуть не хуже, а эмоции не меньше важны в работе, чем ум.

– И всё-таки я часто слышу от коллег и знакомых такую фразу: «Я живу только умом, а чувства мне ни к чему». Возможно жить только умом и никак не брать во внимание чувства?
– Боюсь, что нет. То, что они полагаются только на интеллект, – это иллюзия и самообман. Эмоции и чувства происходят из-за химических реакций, они идут изнутри, не извне. Вы же не можете взять и выключить свой организм.

– И технарям, и гуманитариям одинаково необходимо работать над эмоциональным интеллектом?
– Да, эмоции – это качество нашей жизни. От того, какие эмоции мы испытываем, зависит, как мы проживаем каждый конкретный день. Как мы себя видим, чувствуем – так и живём. Эмоции формируют нашу картину мира.


«На международном форуме в Далласе заявили, что эмоциональный интеллект – это вершина всего. С информацией мы можем довольно эффективно работать, даже не будучи экспертом в нужной области. Но если мы не умеем договариваться и управлять эмоциями, то не сможем использовать её полноценно»


– Когда лучше начинать учиться работать с эмоциями?
– Никогда не поздно, но лучше как можно раньше. Мы как раз недавно получили письмо от Академии постдипломного педагогического образования, что игровая техника рекомендована для дошкольного и школьного образования. Когда подавали проект на рассмотрение, нас очень поддержал доктор психологических наук, доцент, профессор кафедры психологии образования и педагогики Сергей Михайлович Шингаев. Если человека с детства научить понимать других, то из отношений уйдут оценочность, осуждение и агрессивность.

– То есть их мы приобретаем, пока взрослеем?
– Мы с рождения обладаем эмоциями. И даже маленькие дети, не умея ещё разговаривать, уже могут транслировать эмоции. Мы играли с ребятами, которым три-четыре года. 90% отвечают верно, и при этом не сомневаются. Дошкольника не нужно учить, ему нужно помочь сохранить открытость.

– И это возможно сделать с помощью игровой техники?
– Да. Всем сначала кажется, что «Эмпатиум» – очень простая игра, каких немало на рынке. На самом деле, за ней стоит серьёзная методология. Когда мы сделали первый вариант игры, разослали несколько наборов по всей стране: в школы, детские сады, университеты, к учёным. Те передали знакомым, знакомые – своим знакомым. И это так откликнулось у людей, что я начала получать десятки писем от психологов, социологов, учителей, врачей о том, что можно было бы изменить или улучшить, с рассказами об их персональном игровом опыте.

– Значит, игра отражает особенности выражения эмоций в России?
– У эмоций нет национальности. Но способы трансляции разные, потому что их формирует общество и культура. Но и они, как правило, схожи. Когда мы переводили игру на английский и на китайский, приходилось только подбирать другие крылатые фразы и выражения. 

– В начале игры мы можем сами выбрать, какую эмоцию транслировать. Как мы выбираем между ними?
– Мы делаем выбор в пользу того, что знаем, что переживаем достаточно часто. И отказываемся от того, что не умеем транслировать, а следовательно, и читать в других людях. Поэтому если вы играете, например, с родителями и вам легче транслировать и распознавать негативные эмоции во всём их разнообразии, а с простыми положительными эмоциями возникают проблемы, то это повод задуматься.

– За 20 лет жизни вместе это может не вскрыться, а тут вскрывается за 20 минут.
– Иногда одной игры недостаточно для того, чтобы делать выводы. Но в целом – так и есть. Плюс игрового формата в том, что вы прямо сейчас узнали новое, обработали информацию, получили навык и отработали его.

– А как вы относитесь к сериалам вроде «Обмани меня»?
– Есть риск, что у тех людей, кто не читал работ психолога Пола Экмэна (Paul Ekman), а просто посмотрел сериал, сложится неверное или слишком упрощённое представление о работе с эмоциями, о том, как их можно распознать.

– Во время игры нет такого риска? Игра ведь тоже очень «лёгкий» формат?
– Тут зависит от цели и восприятия игры. Игра работает на том уровне, на котором играют люди. Если цель – выиграть, то вы будете очень мало ставить другим игрокам, всегда выбирать ту эмоцию, которую вам удобно показать и отказываться от усложнённых моделей игры. А если цель – развить свой эмоциональный интеллект, то вы выберете другую тактику, и тренер-ведущий вам в этом поможет. 

– На открытых играх за каждым столом есть тренер. Но я видела, что в вашей группе ВКонтакте продаются игровые наборы. Есть ли смысл садиться за «Эмпатиум» без эксперта по эмоциональному интеллекту?
– Играть – можно, но вероятность, что вы не получите ожидаемого результата, при этом вырастает. Можно попробовать сделать причёску дома, но у парикмахера она получится лучше. Чтобы эффективно играть дома, можно пройти специальное обучение. Оно длится всего один день. Кстати, ближайший семинар 15 декабря. Пользуясь случаем, приглашаю вас и ваших читателей. После обучения мы даём тренерам возможность практиковаться на открытых и закрытых играх. Можно практиковаться и дома. Тогда лучше записывать все вопросы, с которыми вы сталкиваетесь.

– Кто ответит на них?
– Отвечаю всегда я. У нас проходила обучение женщина из другой страны, после курса она звонила мне с вопросами каждый день, мы много разговаривали по телефону. Если вы из Петербурга, то с вами встретимся лично, чтобы детально всё проработать.

– Сколько раз нужно сыграть в «Эмпатиум», чтобы повысить эмоциональный интеллект?
– Минимум – три. И лучше играть и со знакомыми, и с незнакомыми. Это развивает гибкость, а с гибкостью приходит лёгкость.

– На игру уходит много энергии, но мы с коллегами после неё чувствовали себя отдохнувшими. Это нормально?
– Да, это только подтверждает результаты ГРВ-исследования. Во время него количество и качество энергии в человеке визуализируется как свечение. Так вот, психолог Елена Яновская подтвердила, что игра так же восполняет силы, как полноценный активный отдых на природе. 

– Почему так получается?
– Во время игры мы узнаём, что у нас не получается, и перестаём тащить за собой этот груз. Поэтому в конце игры вы настроены на позитив и чувствуете эмоциональный подъём.

Купить билет на игру 9 декабря можно с 50%-скидкой по промокоду «surprise». Встречаемся в 19:00 по адресу набережная реки Мойки, дом 73.

 Текст: Анастасия Романова
Фото: официальная группа «Эмпатиум» ВКонтакте

Добавить комментарий