Чему и как можно научить наши клетки с помощью генной инженерии? К примеру, воспитать из них настоящих солдат – борцов против сложных форм онкологических заболеваний. Правда, обойдётся это в полмиллиона долларов. 

– Что такое CAR-T терапия? 

– Этот метод лечения научно называется адаптивная клеточная иммунотерапия. CAR-T расшифровывается как Chimeric Antigen Receptor T-Cell). Это персонализированный подход к лечению злокачественных опухолей. Он заключается в генетической модификации иммунных Т-клеток больного (Т-лимфоцитов). Т-лимфоциты есть у каждого из нас и их задачей является в том числе и противоопухолевая защита организма. К сожалению, эффективность не 100%-я, поскольку всегда есть риск того, что в организме останутся опухолевые клетки, которые «спрятались», уцелели, не «встретились» с лимфоцитами. И риск рецидива всегда остаётся. Потому даже при достижении полной ремиссии необходима трансплантация костного мозга для закрепления.


«При онкологических заболеваниях опухолевые клетки приобретают способность обходить противоопухолевую защиту организма. Это позволяет им бесконтрольно размножаться. С помощью CAR-T терапии иммунные клетки больного искусственно наделяют способностью обнаруживать опухолевые клетки и уничтожать их – по сути, их этому как бы обучают»


– Почему работают именно с T-лимфоцитами, что в них особенного, почему не подходят другие? 

– Если говорить поверхностно, то в организме человека лимфоциты подразделяются на следующие группы: В-лимфоциты, Т-лимфоциты и NK-лимфоциты. В-лимфоциты обеспечивают противоинфекционный иммунитет. На роль клеток, уничтожающих опухоль они не подходят. А вот две другие группы, Т и NK лимфоциты, имеют на своей поверхности специальный рецептор, благодаря которому они могут напрямую контактировать с измененными клетками организма и уничтожать их. И именно благодаря такой способности эти клетки рассматриваются для борьбы с опухолью. 

Механизм работы T и NK клеток в целом схожий, однако эти клетки различаются по своим биологическим свойствам. Пока не получается использовать NK-клетки в клинической практике так успешно, как Т-клетки (такие попытки уже были). К примеру, в отличие от Т-клеток, модифицированные NK-клетки плохо размножаются в организме больного. После введения их количество быстро снижается. Это лишь одна из проблем. Тем не менее, потенциал и перспективы их использования есть. Я надеюсь, что рано или поздно биологи нас обрадуют.

– Как происходит лечение? 

– На первом этапе из организма пациента забирают Т-лимфоциты и доставляют в лабораторию. Далее с этими клетками начинает работать команда биологов. Они модифицируют рецепторы Т-клеток таким образом, что те начинаютгораздо лучше распознавать опухолевые клетки. Занимает этот процесс в среднем одну-две недели. 

Параллельно больному проводят химиотерапию, которая направлена, во-первых, на снижение количества опухолевых клеток в организме. А во-вторых, против тех лимфоцитов в организме, которые могут помешать работе «модифицированных» клеток – создают плацдарм для их работы. Ну и наконец, на третьем этапе модифицированные клетки вводят в организм больного, где они и начинают «работать» против опухоли. К сожалению, и здесь бывает не обходится без осложнений. «Работа» модифицированных клеток может спровоцировать синдром цитокинового выброса различной степени тяжести, нейротоксичностью и так далее. Наиболее частое проявление – повышение температуры тела. 

– Кому и для каких заболеваний подходит CAR-T терапия?

– Сегодня в гематологии этот метод применяют для лечения рецидивов рака и его особенно сложных форм: например, рефрактерных форм В-крупноклеточной лимфомы и острого В-лимфобластного лейкоза. Дело в том, что на опухолевых В-лимфоцитах есть уникальные «мишени», на которых проще «натравить» модифицированные Т-клетки. При других онкологических заболеваниях метод, к сожалению, пока не показал достаточной эффективности, но учёные продолжают работу.

– Это совсем новый метод лечения. Можно сказать, экспериментальный.  

– О способности клеток иммунной системы бороться с опухолями известно уже давно. Первые работы по созданию модифицированных Т-клеток израильские учёные проводили в 1990-х годах, однако тогда клиническое применение не было успешным. Тем не менее, это направление продолжили развивать. И в 2012 году были опубликованы данные об успешном лечении ребёнка с острым лимфобластным лейкозом с помощью этого метода в США. В 2017 году CAR-Т терапию одобрили в Америке для лечения острого В-лимфобластного лейкоза и В-крупноклеточной лимфомы.

– А как дела в России? У нас применяют метод?

– На сегодняшний день он применяется в крупных медицинских центрах США, стран Европы и Китая. В России лечением с использованием CAR-T технологии занимается НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачёва – в Москве, и проводится эта терапия в основном детям.

– Есть мнение, что экспериментальное лечение применяют, только когда не сработал протокол: так ли это?

– В лечении онкологических заболеваний существует «линейная» система. «Линия» представляет собой определённый набор химиопрепаратов, которые вводят больному. Если возникает рецидив или болезнь прогрессирует, врачи переходят на терапию следующей линии и используют другой набор препаратов\технологий, к которым опухоль может быть чувствительна. Для каждого заболевания есть индивидуальное количество «линий».Как правило, методы лечения в рамках протокола уже хорошо апробированы, имеют доказанную эффективность, предсказуемые осложнения, нежелательные реакции. Изучена их эффективность для той или иной клинической ситуации. 

Экспериментальные методы исследования на то и экспериментальные, что их эффективность оценивается и изучается. Если, скажем, по протоколу после того, как все «линии» терапии «исчерпаны», пациенту обычно рекомендуется либо паллиативная терапия, либо экспериментальные методы лечения. Все зависит от желания пациента.


«В случае, когда все линии терапии “исчерпаны”, пациенту может быть предложена либо “сдерживающая, паллиативная терапия”, либо экспериментальные методы лечения»


– Сколько стоит пройти курс CAR-T терапии? 

– Стоимость этого метода довольно высока и составляет около 500 тысяч $ в США. В Европе цены колеблются в пределах 150-450 тысяч $. Несколько дешевле лечение стоит в Китае – около трёх миллионов рублей на наши деньги. 

– Почему экспериментальные методы в разы дороже протокола?

– Не все экспериментальные методы лечения дороже, чем утвержденные протоколы. В качестве примера можно привести трансплантацию фекальной микробиоты (ТФМ) пациентам с РТПХ кишечника, у которых исчерпаны другие методы лечения. В то время, как цена курса лечения иммуносупрессивными препаратами может достигать сотен тысяч рублей, стоимость ТФМ оценивается примерно в 50 тысяч рублей. 

Я не эксперт по части ценообразования, но могу предположить, что стоимость CAR-T терапии, её дороговизна, обусловлена персонализированным подходом и сложностью модификации клеток. Всё, что не поставлено на «поток», обычно обходится дороже. Насколько мне известно, сейчас идёт разработка «универсальных» CAR-T клеток. Они условно выделены от одного человека и заранее запрограммированы на борьбу с тем или иным видом опухоли. «Потоковое» производство этого биологического препарата может снизить его себестоимость.

– Есть ли перспектива масштабировать такое лечение, или оно останется элитарным, как протонная терапия и даже трансплантация (всего три клиники в России могут предложить это)?

– На мой взгляд, до широкого применения ещё далеко. И дело не столько в количестве центров, сколько в количестве лабораторий, необходимых для модификации. У нас, к сожалению, для этого пока не хватает мощностей. Ну и конечно же, сказывается высокая себестоимость и сложность технологии. Однако, нельзя не надеяться на лучшее. Я верю, что рано или поздно этот метод лечения войдёт в обычную практику лечения.

Текст: Анастасия Романова
Иллюстрация: Виктория Павлова

Posted by:Анастасия Романова

Добавить комментарий