Качай благополучие: в чём гуманизм нефтегазовой отрасли

Нефть и газ – это ресурсы, равноценную альтернативу которым мы ещё долго не сможем найти. В этом уверен Дэвид МакДональд (David MacDonald), председатель экспертной группы по ресурсным классификациям при Европейской экономической комиссии ООН.

Continue reading

Это не попытка умереть: шесть историй об аутоагрессии и её преодолении

Своими историями с нами поделились шесть девушек, которые столкнулись с различными видами аутоагрессии. Героини рассказали, зачем причиняли себе боль и как научились контролировать своё состояние.

Continue reading

«Человек учится у человека»: почему онлайн-курсы были не лучшей идеей?

Первокурсники многих факультетов СПбГУ начали изучать общие предметы через интернет. И физики, и филологи, и журналисты переходят на новую систему. Мы выяснили, что это за форма обучения и почему нельзя полностью перенести аудиторию в спальню.

Continue reading

Память вне закона

Организаторы акции «Последний адрес» собирают информацию о репрессированных в годы Большого террора и вешают памятные таблички на фасады домов, откуда людей увозили навсегда. Могут ли из-за единственной жалобы в Комитет по градостроительству признать деятельность активистов незаконной?

Continue reading

А роза упала на пол: что происходит на феминистском фестивале

Девочки, девушки и даже мамы эту неделю прятались от того, что их гнетёт, по арт-пространствам, где раскинулся феминистский фестиваль. Там им никто так и не сказал, что они сами виноваты во всех своих бедах и нереализованных мечтах. Им не напомнили о главном предназначении женщины, о счастье замужества и материнства – о том, что у них уже в печёнках сидит.

Continue reading

Женская литература: книги, которые ломают гендерные стереотипы

Девочкам с детства рассказывают истории про гендерные предрассудки. Но что происходит, если девочки вырастают и пишут свои сказки? Рассуждает Ксения Скороходова.

Continue reading

Чужие среди своих: почему происходит раскол в ЛГБТ-сообществе

Представители ЛГБТ часто сталкиваются с проблемами, связанными не только с самоопределением или гомофобными нападками, но и со взаимоотношениями внутри сообщества. О некоторых спорах и конфликтах Развилке рассказывает герой, который пожелал остаться анонимным.

Continue reading