«Лишь бы там не было людей»

При мыслях об огне не все представляют себе уютный камин и ароматные свечи. Для некоторых он связан с ответственной и сложной работой. Александр Матвейчук работает с огнём уже год. Развилка пообщалась с ним и узнала, что общего у пожарного и электрика, как сосиска может стать угрозой для жизни и почему водитель – всегда молодец.

«Скажите, я бабушка крепкая»

Только спросишь у неё про медали ‒ Лидия Николаевна Уткина расскажет всю свою жизнь. И про госпиталь в блокаду, и как регулировщиком работала, и что на танцы с приятельницей ходит. В свои 96 называет себя «живенькой». А мы до интересных историй жадные ‒ так почему бы не послушать?

Хирургическая правда

Когда мы вспоминаем травмы, полученные в детстве, редко задумываемся о врачах, которые ставили нас на ноги. Ещё реже можем услышать их собственную историю. Детский хирург Максим Зуев рассказал Развилке о себе и ситуациях из практики. 

Я на выборы никогда не ходил, но в этот раз точно пойду: как организовывается голосование

Когда пишут и говорят про выборы, люди любят называть всех, кто на них работает нечестными и продажными. В это время они хотят, чтобы все видели в губернаторском, президентском или депутатском кресле того же человека, что и они. Иначе рушится мир и вера в человечество, место для которой есть и между избирательных урн

Не райские сады: как собирают яблоки в Краснодарском крае

Земля в Краснодарском крае плодородная: сбор урожая начинается здесь в марте, а заканчивается только в октябре. Сайты с объявлениями о работе буквально завалены предложениями от колхозных объединений и садоводств. На одно из них Ирина откликнулась и чудом не попала в «рабство».

Петербург помнит Ленинград

Осенью 2017 года комитет по градостроительству и архитектуре устроил конкурс на лучший проект для нового, современного музея блокады Ленинграда. Отобрали несколько команд, которые заранее предоставили свои портфолио. Среди участников были международные, московские и петербургские студии. Победителем стала концепция бюро «Студия 44». Камень на месте будущего комплекса заложили, к важной дате приурочили, вот только в январе этого года проект заморозили и начали активно реставрировать уже существующий музей. Главный архитектор проекта Иван Кожин рассказал Развилке, как превратить место памяти в общественное пространство, интегрировать его в жизнь города, вместить один музей в другой и при этом быть готовым к тому, что такое место всё равно не появится.

Бальные танцы, утки и марш по Соборной

В 2008 году Министерство обороны решило, что в России есть множество государственных учебных заведений только для мальчиков: Суворовское, Нахимовское училища, но почти ничего для девочек. И открыло пансион воспитанниц Министерства обороны, чтобы помогать детям военных. Сейчас в Инстаграме можно найти несколько постов, авторы которых уверены, что жизнь в пансионе – сплошной ад и сексизм, хотя сами воспитанницами не были. Алёна Куклева, выпускница пансиона 2019 года, рассказала Развилке о том, как жилось там на самом деле: каково это – учиться только с девочками, просыпаться под крики петухов и выбирать школьную форму по расписанию.