«Для выставки нам дали самое святое место»: в Петеркирхе появились ксилографии Дали

Первое, что слышишь, когда заходишь в церковь Петеркирхе – орган. Должно быть, кто-то из музыкантов репетирует перед концертом или просто разыгрывается перед вечерней службой в главном зале. Чтобы туда попасть, нужно подняться по высокой винтовой лестнице. Но мы идём другим путём – спускаемся вниз, в катакомбы.

«Пинхол – это вопрос двух лет, как любовь. Либо расходятся, либо женятся»

Пинхол-съёмка – это создание фотографии без автоматической камеры, только с помощью света. Известный петербургский фотохудожник-пинхолист рассказал Развилке о том, как он относится к цифровой фотографии, почему к ней не применимы эстетические критерии и из чего он предпочитает делать камеры.

Язык платков

Современные платки и шали редко воспринимаются не просто как головной убор, а как нечто большее. А в традиционной русской культуре по платку можно было прочесть и семейный статус его владелицы, и её положение в обществе, и даже узнать, откуда женщина родом.

«А суставчик – это мелочь»

В небольшом зале с белыми кирпичными стенами звучит «классический станок» – фортепианная композиция для разминки, а по центру стоит станок железный, настоящий. В этой балетной школе можно без вступительного отбора научиться танцевать с нуля.

Анекдот без категории

Заходят в павильон редактор журнала, сценарист «Лета» и Михаил Идов. Садятся в кресло и снимают «Юмориста» – фильм о советском комике и российской цензуре. На титры ставят рэп, а на своей кинокарьере – крест.

Пристрастия русской душеньки

В русском речевом этикете главное не вежливость, а искренность. Так что и нагрубить можем, зато ‒ открыто, как русская душенька. Разбираемся, что за этикетные формулы языка достались нам в наследство.

Муж и жена – одна воровская семья

Можно прийти в театр, как все обычные смертные, по билетам. А можно по блату – напроситься на репетицию. До премьеры спектакля «Лувр» в драматическом театре «Остров» осталось всего несколько дней.