В СССР секса не было?

«В СССР секса нет»,  – заявила однажды советская участница телемоста Ленинград – Бостон. Но что было тогда? Об этом мы поговорили с тремя героями: Наной, Владимиром и Лилианой. Все они выросли в Советском Союзе. Тогда же впервые влюблялись, обжигались, занимались любовью и стеснялись слова «секс».  

Внимание! Развилка описывает опыт героев и не разделяет всех их убеждений. 

Нана, 70 лет

О сексе я узнала по рассказам подруг. Они говорили, кто с кем был, но никогда не выходили за рамки дозволенного. Никаких подробностей не было.

Это вообще табуированная тема, мы с мамой даже ни разу не обсуждали её. Литературы никакой, да и с девочками особо не поговоришь. Не каждая пойдёт на такой откровенный разговор. Я выходила замуж, даже не зная и не понимая многого. Просто тёмный лес. 

Встречалась с молодым человеком, но до конца мы ни разу не доходили. Просто познавали друг друга. Любовью это было не назвать: я просто очень хотела выйти замуж и завести ребёнка. Многое напридумывала в отношениях. Однажды он пригласил меня домой… Но я словно бы интуитивно чувствовала, что ничего у нас не получится. Так и вышло.

Он был видным парнем в городе – входил во все светские тусовки, всех знал. Но сам по себе был ужасный урод, очень некрасивый.

Полноценно это случилось у меня в 23 года с мужем. Я тогда приехала на практику в Москву, и мы собирались с ним пожениться. До бракосочетания решили попробовать это, хоть я и была очень против. 

Мы просто воспитывались так, что до брака нельзя.

 Я безумно боялась, что будет много крови, что оболью всё вокруг. Как потом пришлось бы объяснять родственникам, почему кровать грязная? От страха не получилось. И только потом, когда уже поженились, все случилось. Да и крови было не так уж много. Капля. 

От партнёра многое зависит, конечно. Он должен быть очень деликатным и думать в первую очередь не о себе. Наоборот, делать так, чтобы партнёрше было хорошо, чтобы она раскрывалась. Потому что женщины по природе своей более стеснительны, хотя сейчас уже трудно утверждать это.

Правда, для моего мужа это был не первый раз. Он был ходок тот ещё! Очень любил женщин, а женщины любили его. Умел ухаживать за ними, да и сам всегда говорил: «Вот я с той встречался, с той…» Большой любитель женщин, словом!

Предохранялась я с помощью вагинальных шариков [прим. – вид лекарственных суппозиториев]. У моей свекрови был знакомый аптекарь, который их специально готовил. 

Применение лёгкое: перед самим актом эти шарики нужно было просто во влагалище ввести. Презервативы тогда уже были, но муж избегал их. Говорил так: «Я никогда ими пользоваться не буду». Ему было неудобно. Но мне кажется, это эгоистично – нельзя, чтобы мужчины так говорили. 

Сама я никогда не мастурбировала. 


«В моё время у многих девочек был страх, что если там трогать себя, то можно раком заболеть, умереть»


А мальчикам говорили, что у тех, кто занимается рукоблудием, волосы на руках будут расти, выглядеть как лапы зверя. А я думаю, что мастурбация – это хороший выплеск энергии! Молодежь, которая ещё не готова заниматься сексом, могла бы практиковать мастурбацию. 

Наше поколение в этом отношении было ущербным. Свободных ребят, которые позволяли себе многое, были единицы. То, что сейчас считается нормой, тогда воспринималось из ряда вон выходящим. И то, что сейчас до брака люди живут друг с другом, познают себя – это хорошо. А то раньше мы выходили замуж как в омут головой: не знали, сойдёмся ли мы с этим человеком. И если нет, то что потом – сидеть и сосать лапу? Интимная жизнь важную роль играет, думаю. 

Я за живой секс, ведь он сам по себе очень красив. Нет каких-то запретных вещей с любимым человеком. Даже если речь идет об анальном сексе. Если это не навязывается как истина, не афишируется другим, то почему нет? Просто, наверное, не надо об этом никому говорить, интимная жизнь на то и интимная.

Заниматься этим нужно в молодости, конечно. Это ведь свежие ощущения, раскованность… Уже потом появляется опыт.

Владимир, «Не хочется говорить о своем возрасте! Старый я уже, старый»

О сексе узнал от дворовых пацанов. Каналов информации было много: какие-то рассказики, шуточки. Родители же до определённого возраста об этом ничего не говорили. Подразумевалось, конечно,  что взрослые чем-то там занимаются, но всегда были недомолвки. Да я и не считаю это неправильным. 


«Теперь понимаю: оттого, что об этом рассказывают и показывают, любви не прибавляется»


Порнофильмы, которые в наши дни весьма доступны, не привносят новых знаний. 

Тогда же, в моё время, было табу на половое сношение. Негласный запрет. Хотя в детстве наверняка многие мальчишки и девчонки всё равно показывали друг другу письки, когда родители уходили и оставляли их наедине.

Помню даже, когда мне было около 12 лет, остался на ночь в квартире папиного сослуживца вместе с его дочерью Ирой. Взрослые поехали встречать Новый год, а нам велели ложиться спать. И тут в кровати Ира вдруг говорит: «Давай вот ты меня…» И слово «вы****ь» [прим. – совершить половой акт] употребила. Ну а я маленький мальчик, даже эрекции не было. Не знал ничего толком. Залез на неё сверху, как-то так лёг. Но у меня так ничего и не встало.

Первая, уже осознанная любовь – Ева. Красивая, гармоничная девушка. О ней парни рассказывали мне всякие гадости – мол, через неё прошло сколько хочешь. Но я всё равно продолжал любить. Бледнел, цепенел, замирал, когда видел её. Но никогда не прикасался к Еве, любил издалека. 

Я и до сих пор люблю духовно. Как образ люблю, эдакую придуманную мечту. Ведь образ всегда живёт сначала у мужчины во снах. А уже потом, когда он встречает свою лелеянную особу в жизни, душа его замирает и ничего не получается сказать. Поэтому девушки любят чаще тех, кто посмелее. А ведь такие на самом деле не любят. Они просто научились технологии вешания лапши на уши: «Ой, ты клёвая, пойдем туда…». Такая коллизия!

Меня же всегда больше привлекало душевное общение, тянуло к ярким женщинам. Голое тело и пихание чего-то куда-то мне было неинтересно. Поскольку сам по себе я человек с довольно разорванным, расщеплённым сознанием, женщины меня увлекали цельные, гармоничные. Я хотел с ними соприкоснуться душой, чтобы от них набраться возвышенных качеств. Иногда, конечно, хотелось просто потрахаться. Но чаще всего желал внимания, любви и заботы. В молодости, конечно, гормоны прут и хочется, чтобы кто-нибудь дал, но это период такого безмозглого, щенячьего, животного чувства, которое быстро проходит. 

Первый раз мой был с девушкой Лизой, и было это неслучайно. Она училась со мной в консерватории, только на курс младше. Часто звал её в гости стихи слушать, чай попить. Читал Евтушенко, Вознесенского… В моем представлении нельзя было сказать: «Девушка, ты мне нравишься, пойдём по****ся [прим. – займёмся сексом]». Это неприлично. 

Лиза была красивая: наполовину гречанка, наполовину украинка. И очень гармоничная! Умела жить среди людей так весело! Меня к ней тянуло как к человеку, а не как к женщине с отверстием между ног. Я хотел научиться у неё быть таким же, хотел соприкоснуться с её душой телесно. Понимаете, ведь есть физиология, а есть вещи другие. В советское время секс вообще плохим словом был. Его не употребляли, потому что он означал лишь половой акт.


«А нас воспитывали так, что любовь – это таинство»


Если мы говорим о любви и соединении на длительное время двух людей, то это действительно таинство. Поэтому с Лизой мы занимались любовью. 

В это смысле в Советском Союзе секса не было, ведь воспевалась любовь. А что люди в темноте под одеялом делали – это таинство, и говорить об этом не следовало. Не то, чтобы запрещалось, просто не стоило. И все с этим соглашались. 

Теперь-то я уже взрослый… Три брака было, три развода. Но всегда, если и находил женщину, то понимал, что где-то высоко в небе зажёгся зеленый свет. Дали добро на этого человека! Это не просто хотелки и животный инстинкт, а любовь.

Заниматься сексом я привык без презервативов: в них ничего не чувствую. Резинки мешают, часто соскальзывают, падают. Прерывание для меня куда проще. Или когда женщина уколы делает и пьёт таблетки в безопасные дни. Но пока стоит —занимайтесь, вот мой совет. Любить и дарить любовь. Когда душа просит и когда это в радость – прямо вот сколько можете, столько и занимайтесь любовью. 

Лилиана, 61 год

О сексе я узнала от подружек-одноклассниц. У них была потрепанная, зачитанная до дыр общая тетрадь, где от руки было написано про вагину, пенис и прочую половую атрибутику. Я особо не рвалась читать, фукала. Даже брезговала брать эту тетрадь в руки. В общем, практически ничего не знала о сексе до 21 года. Даже вслух не произносила это слово! Для меня оно было каким-то «грязным», ведь я очень любила русский язык и родную литературу, язык Лермонтова и Некрасова… Поэтому слово «секс» было для меня ничто, как и «шпили-вили», «заниматься любовью» и «творить волшебство». 

Мой первый раз – первая брачная ночь. Мне до последнего казалось, что «заниматься любовью» значит спать вместе и ещё немного целоваться. Поцелуи я, кстати, тоже не любила…

На свадьбу мне подарили красивую немецкую ночную сорочку. Купить такую дорогую изящную вещь в 1979-м году было невозможно! Родители достали эту красоту по блату.

На сорочке было много завязочек, вся она была из кружев. Я завязала её полностью: вокруг шеи, на талии, на обеих руках, на запястьях и на локтях. Легла в кровать и… 

Каково же было моё удивление, когда я осознала, что мама постелила нам одно большое одеяло. Сразу стала вопить, что хочу отдельное! Мне его не дали. Тогда я, как гусеница, закрутилась в это двуспальное одеяло наглухо. Закрыла им пол-лица и стала ждать прихода новоиспечённого мужа. 

Боже! Как же он тогда намучился. С 23-х до 6 утра пытался меня «раскуклить», а я только и ползала от него по громадной кровати. «Сексодром» нам, кстати, выделили мои родители. И только потом, устав от борьбы за своё место в одеяле, я сдалась. Секс не понравился: было больно, шла кровь, от него дурно пахло едой. Лежали потные. А на второй день мне было даже больно сидеть за столом. Мечтала только о том, чтобы все гости поскорее разошлись и дали наконец-то выспаться. 

Никаких экспериментов в постели не признавала. Только бутербродом: он сверху, я снизу. Сразу планировали рождение ребёнка. Были студентами 3-го курса и хотели, чтобы к окончанию института уже был подросший малыш. Тогда с ним можно было смело ехать по распределению в другой город, куда пошлёт партия. 

Раза три пытались использовать презерватив, да и только для того, чтобы узнать, что это за «резино-техническое изделие». На нем так и было написано: «РТИ» №2.

Полная ерунда – наше заключение!  

А сексом, как я считаю, стоит начинать заниматься как можно позже. Сначала надо созреть для любви и таинства соития двух любящих сердец. 

Текст: Валерия Арнаут
Иллюстрации: Алина Абрамчук

Author: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий