Рубрики
Тёмная материя

«Если бы у меня работали не добровольно, вы бы уже стояли на трассе»: как двух девушек-автостоперов подвозили сутенёры

Настя Лукоянова и её подруга Маша – хичхайкершы, а по-простому автостоперы. Путешествовать таким способом девушки начали прошлым летом. Сейчас они едут на Байкал.
Проехали Уфу, Челябинск, Екатеринбург, Тюмень. Меньше всего понравилось в Омске. За 200 километров до города, когда они ехали из Тюмени, их подобрала машина сутенёров.

Настя Лукоянова и её подруга Маша – хичхайкершы, а по-простому автостоперы. Путешествовать таким способом девушки начали прошлым летом. Сейчас они едут на Байкал.

Проехали Уфу, Челябинск, Екатеринбург, Тюмень. Меньше всего понравилось в Омске. За 200 километров до города, когда они ехали из Тюмени, их подобрала машина сутенёров.

«Контора» проституток

– Мы доехали до мотеля, стоянки. Дальнобойщик, который нас вёз, ушёл спать, а мы пошли к трассе, чтобы поймать машину до Омска. Ещё не успели дойти до дороги, а одна уже остановилась, – рассказывает Настя. – Мы подумали: «Какие добрые люди».

В машине сидели два человека: молодая женщина с грубоватым голосом и за рулём парень. Время – около полуночи. Машина тронулась, двери заблокировались.

Женщина обратилась к пассажирам:

– Вы вообще нормальные, ночью стопить? У меня, пока я 12 лет на трассе работаю, столько девчонок умерло от рук дальнобойщиков: изнасилованы, выкинуты на большой скорости из кабины. А мне потом присылали фотографии их искорёженных трупов, – Настя пересказывает цитату «мамочки», как она сама её назвала.

При них «мамочка» закрыла покупку. Женщина извинилась и ответила на телефонный звонок. Дальнейший диалог Настя и Маша записали на диктофон. Расшифровка – ниже. 

– 811, да? (пр. автора: речь про номер машины) – женщина говорит по телефону. – В каком ряду вы стоите? Хорошо. Ожидайте.

Затем она вернулась к попутчицам.

– … ну и как бы за это время, что я здесь работаю, много видела этих дальнобойщиков.

– И что? Правда есть убийцы? – спрашивают Настя и Маша, чтобы поддержать разговор.

– Не спорю, есть нормальные, но 90% – бывшие зеки!

– А нам до этого попадались такие хорошие…– Я тебе такого могу порассказать. Большинство из дальнобоя – зеки, сидевшие за изнасилование, за убийство, разбой.

– Ну, мы стараемся легковые машины ловить…

В разговор вступил парень-водитель.

– Это ещё опаснее. На фуре он по трассе едет, а на легковушке вывезет в лес.

– А зачем, – спрашивает Маша, – им целенаправленно ехать по трассе, чтобы кого-то убить?

– Просто едет, едет, ему моча в голову – в***а (ударила), он тебя куда-нибудь завёл, изнасиловал, выбросил. Вы девчонки молодые, жизнь толком не видели, я вам серьёзно говорю: берегите себя и, пожалуйста, пожалейте своих родителей. Есть такие дальнобойщики: ты ему сказала «нет», а он закрыл в фуре, и ты всё – хочешь, не хочешь, будешь делать то, что он скажет. Это ладно, мы вас подобрали, если бы другая контора вас подобрала, они бы с вами так не разговаривала.

– А что бы сделали? – спрашивают девушки. Маша вспоминает, что ее перцовый баллончик на дне сумки.

– Чё бы сделали? – переспрашивает «мамочка». – Вы бы уже работали вовсю! И причём на каждой второй стоянке есть своя контора! Я бы таким методом никогда не поехала…

– А тебя б кто отпустил? – усмехается водитель.

«Если бы у меня работали не добровольно, вы бы уже работали»

Водитель и «мамочка» постоянно переглядывались и подмигивали друг другу.

– Просто по вам видно, что вы девчонки нормальные, поэтому я вам ничего не предлагаю. Другие бы с вами разговаривать не стали. Посадили в машину, отвезли на хату, девки бы с работы пришли и обработали вас. Вы бы уже завтра работали вовсю.

– А как обрабатывают? – робко спрашивают девушки.

Настя рассказала, что водитель ударил кулаком об ладонь. В диктофонной записи слышен звук, похожий на шлепок.

– Как обрабатывают? – Мамочка обернулась на заднее сиденье. – Это значит опускают почки и всё на свете, чтоб потом тебе уже просто тупо ничего другого не захотелось, либо есть конторы, которые сажают на иглу.

Пока они ехали в машине, рассказали девушки, женщина что-то курила, но запаха табака не было. Хичхайкеры предположили, что это травка.

– А есть те, кто добровольно работать идут?

– У меня все работают добровольно.

– Вот… вы… Вы прекрасная женщина! – Маша и Настя находят нужные слова.

– Если бы у меня работали не добровольно, вы бы уже работали.

Водитель смеется.

– Ладно, девчонки, удачи! Аккуратнее на дороге, – пассажирок высаживают на остановке. Девушки благодарят.

– Вы так не одевайтесь, когда на дорогу выходите, – водитель показывает на джинсовые шорты Маши.

Диктофонная запись заканчивается двухминутным прощанием с сутенёрами, шумом колес и словами, которые лаконично выражают впечатление от услышанного.

«Он хороший, только вам придётся у него переночевать»

В разговоре со мной Настя продолжает восстанавливать хронологию событий. После того, как девушки вышли из машины, Маша надела штаны, а Настя – кофту.

– Мы выложили стори в инстаграм, то есть подписчики уже видели, что мы живы. А мы сидим, дрожим и боимся останавливать машины.

Сторис из инстаграма Насти

Через пять минут к девушкам вернулась машина с сутенёрами.

– Мы решили: «Всё! Они передумали!»

Стёкла опустились. Настя воспроизводит слова «мамочки».

– Мне вас жалко, но только потому что у меня есть ребенок. Что же вы пока никуда не уехали? Давайте я вызову одного мужчину, и он вас отвезёт? Он хороший, только вам придется у него переночевать.

Девушки ответили, что они уже отзвонились родственникам и обещали ночевать у них. На самом деле они договорились с каучсёрфером.

Тогда мамочка нашла другого дальнобойщика, который просто стоял на отставке, и попросила довести девушек до Омска. Водитель согласился.

Пока они ехали, он рассказал, что на «проститутской волне» по рации обсуждалось, кто возьмёт двух девушек до города.

– Не «подвезет», а именно «возьмёт», – уточняет водитель. – Там ещё спрашивали: «Какие девочки?», «Сколько весят?», «Как выглядят?»

Когда они приехали к хосту (человек, сдающий квартиру в каучсёрфинге), у обеих случилась истерика.

– Мы дрожали, район ещё был такой тёмный, а время – три часа. Не спали ещё до шести. Боялись.

Автостоп – это небезопасно. Чтобы снизить риск неприятных встреч, Настя и Маша рекомендуют:

1.   Путешествовать не в одиночку. Лучше всего пара – парень + девушка. Двум девушкам тоже небезопасно, а юношей подбирают неохотно. Для создания таких пар есть специальные группы «Вконтакте»

2.    Не стопить ночью.

3.    Носить перцовый баллончик. Хотя воспользоваться им может быть трудно, к тому же, распылённое содержимое в закрытой машине подействует на всех.

4.   Не одеваться в открытую одежду. Лучше – штаны, кофты. Снять сережки, кольца.

5.    Не кокетничать, а вести беседу цивилизованно и культурно, чтобы не провоцировать водителя. Можно говорить о семье, так человек за рулем поймёт, что его пассажиров ждут дома.

6.    Садясь в машину, демонстративно сделать фотографию или сказать, что вы блогер (даже если это не так), чтобы водитель понимал, что он уже засветился. Нужно как-то показать, что кто-то знает, что вы едете в этой машине.

Сейчас девушки в Новосибирске. Они хорошо проводят время с хостами, которые, по их словам, стали им «как братья». 14 августа Насте и Маше оставалось до Байкала 1 846 километров.

Текст: Андрей Швед
Фото: Виктория Бобрович

Не райские сады: как собирают яблоки в Краснодарском крае

Земля в Краснодарском крае плодородная: сбор урожая начинается здесь в марте, а заканчивается только в октябре. Сайты с объявлениями о работе буквально завалены предложениями от колхозных объединений и садоводств. На одно из них Ирина откликнулась и чудом не попала в «рабство».

«Мама, я ушёл путешествовать»

Ребёнок, который впечатлителен, эмоционально нестабилен, может убежать из дома, решить переночевать в коллекторе и наутро не проснуться. О том, как себя вести с «бегунками» и с чего стоит начать, помогая поисковым службам, рассказал Денис Павлов, координатор волонтёрской организации «Поиск пропавших детей».

Рим вне сезона

Даже в нетуристический сезон город остаётся прежним. Только жизнь в нём замедляется, а под конец путешествия уже не удивляешься ни мусору, вальсирующему на тротуаре, ни поведению бездомных, ни вездесущей полиции.

Автор: Андрей Швед

Журналист, поэт, писатель

Добавить комментарий