Историческая память, или Беды с башкой Министерства просвещения

Михаил Бубликов проснулся в семь утра, но не спешил вставать с кровати. На него давило бремя житейских обязанностей, а выполнять работу 14-летнему школьнику уже надоело. Он медленно потягивался под одеялом, пока его не прервал голос матери.

Смертоносное паломничество в Москву, или Новые поправки в Конституцию

В эту судьбоносную ночь раввину Рабиновичу не спалось. Он мучился от мигрени и головокружения, которые почти доводили до безумия. Обессилев в борьбе с недугом, он провалился в глубокий сон. Но и в этом состоянии ему было неспокойно: раввин что-то беспорядочно бормотал и трясся. В небе сверкнула молния. Рабинович с криком слетел с постели, облитый холодным потом.

Любовь к книгам, или Чем больны писатели

Наташа сидела, попивая кофе и рассматривая ленту в Инстаграме. Ноготочки, купальники, зверьки, всё как обычно. Но вдруг Наташа увидела пост своей подруги Алёны. На фото – её ноги, чашка чая и книга «1984» Джорджа Оруэлла, про которую Наташа так много слышала, но которую так мало читала.

Быть молодёжными, или Как привлекать зумеров

На шестнадцатом этаже компании «Тука Кола» находится отдел рекламы. В одном из кабинетов – совещание маркетологов. Возглавляет конференцию Татьяна, заместитель главы рекламного отдела. Она ждёт, пока все коллеги приготовятся её слушать, и берёт слово:

Последняя зачистка: кулуары невидимой войны

Это был вечер пятницы. Я сидел в баре и ожидал свой виски. Не тот уже возраст, чтобы заниматься всякими полезными делами, освободившись от выполнения служебного долга. Недалеко сидел мужчина, лет сорока на вид. К нему подсел молодой парень.

Матчасть по выживанию: слишком токсичная история

Семён сидел на лавочке с бутылкой пива и пачкой сигарет. Этим знойным летом Барнаул был пуст, но Семёну нравилось сидеть на улице в одиночестве. Вдруг его внимание привлёк посторонний звук: «Ку-ку». Семён отреагировал по всем правилам: «Кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось?»