Горящие сердца и дымящиеся двигатели

А помните те старые жигули, которые ещё недавно ассоциировались с Советским Союзом и нашими дедушками? Теперь это популярные среди молодёжи машины для дрифта – автомобильного вида спорта, в котором машина едет боком в управляемом заносе. Так называемая боевая классика.

Утка под дверью: как привлечь внимание властей к экологической проблеме

Павел Брагин, руководитель общественного движения «Ульянка Экология», выяснил, почему в его родной речке Новой погибают утки, а вода источает чуждые природе ароматы. Он рассказал, как ему удалось заручиться поддержкой соседей и властей, чтобы очистить водоём.

Обмани меня, если сможешь: полиграфолог о своей профессии

В городах-миллионниках работают 10–15 дипломированных полиграфологов, в Петербурге и Москве – чуть больше. Узнали у одного из них на условиях анонимности, сколько стоит проверить свою вторую половинку на детекторе лжи, можно ли обмануть полиграф и есть ли хоть доля правды в телешоу, где его используют.

Лучше нетрадиционно любить, чем традиционно ненавидеть

27 мая 1993 отменили 121 статью УК РСФСР, по которой могли лишить свободы на несколько лет за гомосексуальные отношения. Прошло 26 лет, а такие люди всё ещё подвергаются гнёту со стороны общества и закона. Можно ли писать о них, не разделяя их проблем и переживаний и оставаясь в стороне?

«Психиатрия – это не жизнь в клетке с тиграми»

О том, что такое современная психиатрия на самом деле, грозит ли эта профессия опасностью для жизни и почему не нужно бояться психически нездоровых людей, рассказала Александра [имя изменено по просьбе героини], судебный психиатр с 26-летним стажем.

Русский костюм: от Екатерины II до футбола

Русский костюм – это не просто одежда: по нему на Руси определяли статус человека и выбирали будущего супруга. О том, как Екатерина II одела всю знать в традиционные наряды и почему русские девушки на самом деле редко носили кокошник, рассказала Развилке искусствовед и сотрудник Государственного Эрмитажа Софья Владыкина.

«Когда мы зашли в Иерихон, на нас скинули осла»: будни девушек в израильской армии

В России её звали Машей. Семь лет назад, в пятнадцать, она переехала в Израиль и сменила имя на Сару. Восемь месяцев назад Сара вернулась из армии. Развилка узнала, чем занимаются призывники и почему израильские солдаты считают, что армия – это круто.