«Не было уверенности, что мы победим и шапками забросаемся»

Зое Пантелеевне в июле 1941 было ровно 12. Она с семьёй жила на Петроградской стороне Ленинграда. Большая дворовая компания, окончание 4 класса, а война – что-то незнакомое и непонятное. «Первый раз мы столкнулись с войной, когда начались воздушные тревоги. Вначале бомбёжек не было, поэтому мы вылезали на улицу и глядели в небо на самолеты и прожектора. Когда первая бомба упала и разбила дом на Пушкарской улице, мы всем двором весело побежали глядеть. Необычно, что-то новое. Увидели кровь и разрушения, решили вернуться, но веселья уже не было – поняли, что такое война».

«Гардения» или когда дочки-матери не про любовь

Две чёрные стены, две дверные рамы и три белых табуретки – для четырёх женщин это и первый дом, и поезд, и новая квартира, и барахолка, и большой белый крест. А ещё это помещение, в котором история Польши ХХ века катком проходит по жизни нескольких поколений одной семьи. Пьеса о трагической борьбе самых близких – матерей и дочерей. Героини отчаянно пытаются забыть о родстве. Но получится ли у них выпутаться из перипетий семейного древа, символом которого является цветок гардении.

«Мы не знали, куда бежать»: 27 лет после окончания грузино-абхазской войны

Обычное утро в Абхазии в курортный сезон. 14 августа 1992 кто-то спешил на пляж, а кто-то на работу. Срочные новости: грузинские батальоны вторглись в республику. Так началась кровопролитная война длиною в год. «Я включила телевизор и упала. Там осталась моя мама» – вспоминает Сусанна. Мы поговорили с двумя семьями, которые стали очевидцами тех событий.

Шанс на пособие, попытка на пенсию

С началом карантина многим фирмам, заведениям и центрам пришлось закрыться. Последовали сокращения сотрудников. Государство пошло на «дополнительные меры», чтобы поддержать потерявших работу. Но так ли легко получить пособие по безработице и пенсию?

Танец о проблеме

В мире будущего исчезли леса, моря, чистый воздух, но остался человек. Он единственный, кто жив на Земле. Об этом хореограф Анастасия Март не рассказывает – танцует. Одноактный современный балет о проблемах экологии «От точки невозврата» покажут летом.

«Мы не иммигранты, мы – репатрианты»

Советские ложечки на одном прилавке с персидским монетами. Около 25% населения Израиля – выходцы из Украины, Белоруссии и России, которые вернулись на историческую родину. Большинство переезжали 20-30 лет назад, когда здесь были только пустыня и война. Тогда же переехала и Ася: «Всей семьёй в неизвестность», – она вспоминает молодость и рассказывает, как переучивала детей вместо «привет» говорить «шалом».

Наверх