Новый этикет онлайна

Не поднять руку, а включить микрофон. Не поймать преподавателя в коридоре – а отправить электронное письмо на почту. Многие вузы России больше года назад перешли на дистанционный формат. Помимо вопросов о правилах общения в сети, возникали и конфликты. Развилка разобралась в конфликтных ситуация и собрала пять простых советов о том, как во время локдауна не обидеть коллег некорректным сообщением

Read More

«Вы слишком хороши для инвалида»

Фразу «да разве вы инвалид?» я слышала в автобусах, электричках, самолётах. От кассиров, кондукторов, и даже бабушек в фитнес-центре. В России недостаточно получить льготу и предъявить подтверждающие документы: если образ человека с инвалидностью не соответствует представлениям сотрудников, диагноз придётся доказывать.

Read More

Битва за память: как живут дети блокады

Осенью 1941 Володе Турбину был год и десять месяцев. Одна из первых его детских фотографий сделана уже после того, как кольцо блокады замкнулось: «В октябре мама со своими сёстрами решили увековечить память, потому что знали – не все выживут». Семья Турбиных осталась в Ленинграде – отец работал на машиностроительном заводе, мама на химическом: «Красивая женщина с зелёными глазами. Раньше была продавцом в кондитерском магазине. Мужчины приходили просто полюбоваться, а она смешливая, говорила: “Что смотрите, покупайте». Вскоре после начала войны родителям приходится оставаться на работе ночевать. Володю определяют в круглосуточный детский сад.

Read More

«…От точки невозврата»

В холле театра – коробки для использованных крышек и батареек. На сцене – декорации из экологических материалов: хлопчатобумажные ткани, сетки и канаты и сами актёры – «частички» уже случившейся катастрофы. В конце января в театре «Скороход» показали одноактный балет о «мусорной» проблеме. Есть ли шанс избежать катастрофы?

Read More

«Не было уверенности, что мы победим и шапками забросаемся»

Зое Пантелеевне в июле 1941 было ровно 12. Она с семьёй жила на Петроградской стороне Ленинграда. Большая дворовая компания, окончание 4 класса, а война – что-то незнакомое и непонятное. «Первый раз мы столкнулись с войной, когда начались воздушные тревоги. Вначале бомбёжек не было, поэтому мы вылезали на улицу и глядели в небо на самолеты и прожектора. Когда первая бомба упала и разбила дом на Пушкарской улице, мы всем двором весело побежали глядеть. Необычно, что-то новое. Увидели кровь и разрушения, решили вернуться, но веселья уже не было – поняли, что такое война».

Read More

«Гардения» или когда дочки-матери не про любовь

Две чёрные стены, две дверные рамы и три белых табуретки – для четырёх женщин это и первый дом, и поезд, и новая квартира, и барахолка, и большой белый крест. А ещё это помещение, в котором история Польши ХХ века катком проходит по жизни нескольких поколений одной семьи. Пьеса о трагической борьбе самых близких – матерей и дочерей. Героини отчаянно пытаются забыть о родстве. Но получится ли у них выпутаться из перипетий семейного древа, символом которого является цветок гардении.

Read More

«Мы не знали, куда бежать»: 27 лет после окончания грузино-абхазской войны

Обычное утро в Абхазии в курортный сезон. 14 августа 1992 кто-то спешил на пляж, а кто-то на работу. Срочные новости: грузинские батальоны вторглись в республику. Так началась кровопролитная война длиною в год. «Я включила телевизор и упала. Там осталась моя мама» – вспоминает Сусанна. Мы поговорили с двумя семьями, которые стали очевидцами тех событий.

Read More

Шанс на пособие, попытка на пенсию

С началом карантина многим фирмам, заведениям и центрам пришлось закрыться. Последовали сокращения сотрудников. Государство пошло на «дополнительные меры», чтобы поддержать потерявших работу. Но так ли легко получить пособие по безработице и пенсию?

Read More