Тенденция на гендер: почему в российской политике так мало женщин

В сентябре прошёл единый день голосования. Жители 20 субъектов Федерации выбирали губернаторов. Мы поговорили с Анной Очкиной, кандидатом в губернаторы Пензенской области, доцентом кафедры политологии факультета социологии и социальной работы Пензенского государственного университета о том, откуда берётся гендерное неравенство, почему женщины не идут во власть, и когда в России ждать женщину-президента.

Когда-нибудь слышали рассуждения вроде: «Я не знаю, за кого проголосовать – проголосую за женщину. Женщина много не украдёт»?

– Да, мне передавали во время избирательной кампании такие слова. И в лицо говорили.

Как относитесь к подобным высказываниям?

– У меня нет выраженного отрицательного или положительного отношения. Во-первых, это одно из заблуждений. Способность украсть или присвоить себе государственные средства, или воспользоваться должностным положением – не гендерный признак. Женщине трудно войти в коррупционную схему. Просто она может быть там инородна, потому что подобные схемы имеют свойство строиться из сообщества земляков, друзей. С моей точки зрения, женщине в современной политике, и у нас, и за рубежом, легче реализовать только свою повестку.

Замечаете у нас в обществе дискриминацию по половому признаку?

– Я всегда исхожу из той установки, что в обществе, где есть неравенство, поскольку существуют собственники средств производства и работники, существуют богатые и бедные, дискриминация есть всегда. Прописанной в законе дискриминации по половому признаку уже нет, вместо неё – конституционное равенство мужчин и женщин. У нас, в обществе в целом, а не в отдельных сообществах, нет традиций, связанных с неравенством. Но там, где, например, есть не очень привлекательные начальственные позиции, предпочтут взять мужчину. Мои коллеги из Башкирии подтвердили предположение о существовании так называемого «вечного заместителя», то есть эффекта женщины как вечного заместителя. Она будет заниматься основными делами, будет очень полезна своему руководителю, но, когда тот уйдёт, и должность освободится, придёт другой мужчина, а женщина останется заместителем. Это всем очень удобно.

Есть ещё один момент, который феминистко-ориентированные гендерные исследователи называют «стеклянным потолком», когда женщина не может пробиться на более высокую позицию. Дело в том, что у нас вообще есть дискриминация средних и низовых управленческих позиций. Они дискриминированы по зарплате: по сравнению с зарплатами топ-менеджеров существует огромный разрыв. При этом вхождение в топ-менеджеры требует даже не трудоспособности и профессионализма, а временной преданности. Ты должен налаживать связи, много времени уделять компании, и женщины, которые зачастую не хотят тратить на это время, застревают на средних позициях, которые плохо оплачиваются.

Это дискриминация, или нет? Нельзя ведь ткнуть пальцем в человека и сказать, что он меня дискриминирует по гендерному признаку. Я среди коллег и людей, которые приглашали на работу, никогда не слышала: «Ах, ты женщина. Ты туповата, ты, наверное, с этим не справишься.» Наоборот, они с удовольствием переваливали на меня кучу работы.


«Но система устроена таким образом (и это не только российская особенность), что она крайне неблагоприятна для реализации тех целей и ценностей, которые чаще всего ставят перед собой именно женщины»


А мужчин дискриминируют?

– Это слабо уловимые вещи. Дискриминация по гендерному признаку нам понятна с точки зрения доступа к власти, которая регулируется не законами, а сообществами. Есть так называемый «boys club» (Условное название для мужских обществ, которые влияют на закулисную политическую жизнь страны. К таким «клубам часто относят кооператив «Озеро» (Владимир Путин, Виктор Мячин, Юрий Ковальчук и другие), Клуб высокопоставленных болельщиков Футбольной команды «Зенит» (Дмитрий Медведев, Борис Грызлов, Сергей Нарышкин и другие), женщине туда трудно войти. Это не означает, что нельзя, но трудно. Есть женщины на очень влиятельных позициях, вспомним Набиулину или Матвиенко. Но это точечные вещи, и «girls club» они не составляют.

Дискриминация мужчин – это история о стереотипах в отношении того, что пристало и не пристало делать мужчине и женщине. Всё-таки, термин «неудачник» с точки зрения денег, статуса чаще относится к мужчинам и сильнее бьёт по ним.

В России существует список запрещённых для женщин профессий. Его можно считать дискриминирующим?

– Исследователи, которые придерживаются феминистических взглядов, безусловно, считают, что да. С правовой точки зрения, согласна: женщина должна сама решать, что для неё здорово, а что нет. Или в каждом конкретном случае врачи должны принимать решение, насколько допустимы или недопустимы профессии для женщин. Существование специальностей, которые могут навредить женщинам, – вопиющий факт. Речь идёт о настолько вредных условиях труда, что не всем людям можно в них работать. Здесь нужно скорее бороться за то, чтобы таких условий труда не существовало, чем лицемерно охранять женщин от них.

Матерей детей до 14 лет нельзя заключать под стражу, они могут подвергаться только административному аресту. К отцам смягчение не относится. Это правовое неравенство по половому признаку?

– Да, конечно, речь должна идти об опекуне. Если отец – единственный опекун, у него должны быть такие же права, как и у матери. Здесь многое нужно учитывать, например, тяжесть преступления. Разумно было бы подобное ограничение до года или до трёх лет.

Самый частый пример дискриминации в отношении мужчин – более поздний выход на пенсию. При том, что мужская средняя продолжительность жизни гораздо меньше, чем женская. Это пример неравенства?

– С формальной точки зрения, да. Ранний выход женщин на пенсию – это консервативная, даже патриархальная норма, сформировавшаяся в условиях относительно многодетного общества. Не помню, чтобы у кого-то в советском обществе возникла идея, что это несправедливо. Разговоры о несправедливости подобной нормы возникли в наше время.

С чем связываете появление таких идей?

– Советский Союз, с одной стороны, это период эффективной модернизации России. Урбанизация и индустриализация – явления советского периода. Тем не менее, советское руководство играло на воспоминаниях о патриархальных традициях. Особенно в отношении семьи. В книгах 50-х годов о воспитании очень много этого есть. И пенсионное разграничение в СССР ни у кого не вызывало сомнений. Сейчас идёт тенденция на выравнивание времени выхода на пенсию.

С пенсионным возрастом вообще нужно что-то делать. Повышать его антисоциально, потому что в России пенсия превратилась в доплату за выслугу лет. У нас очень заниженная зарплата по отношению к квалификации работников и стоимости жизни. Выравнивание необходимо, более того, сейчас есть множество сфер, где люди хотят работать практически до конца жизни, быть максимально трудоспособными. 


«В вопросе пенсионного возраста речь идёт не столько о дискриминации мужчин, сколько о непродуманности, неадекватности пенсионной системы по отношению к современному рынку труда и современным социальным потребностям граждан»


Как относитесь к позитивной дискриминации?

– Квоты для женщин в парламентах и партиях считаю это смешными. Политическое просвещение, вовлечение и молодых, и пожилых людей, и женщин, и мужчин в нормальную гражданскую активность гораздо важнее, чем квоты в парламенте. В 2016 Россия по уровню гендерного равенства была далеко за Казахстаном, потому что у них представительство женщин в парламенте больше. Но если у нас во власти будут сидеть абсолютно послушные женщины, ни гендерного равенства, ни демократии от этого больше не станет.

Средний российский избиратель – женщина 39-40 лет. Она скорее проголосует за женщину из солидарности или за мужчину из-за того самого патриархального уклада?

– На этот вопрос ответить невозможно, ведь не существует женщины вообще и даже российской женщины вообще. Всё зависит от уровня её образования, условий жизни, профессии. По совокупности исследований напрашивается вывод: чем выше образование, тем более склонна женщина проголосовать за женщину. Я в ходе своей избирательной кампании встречалась с самыми разными исключениями, но и в этом правиле есть своя логика. Однако нельзя сказать, что женщина скорее проголосует за мужчину или за женщину.

А избиратель смотрит на пол кандидата в бюллетени?

– Избиратель смотрит на всю совокупность характеристик. Подкованных, профессиональных избирателей у нас крайне мало. Тех, кто приходит на избирательный участок, зная, кто баллотируется, от какой партии, с какой программой. Это, я думаю, 2%. Есть люди, у которых есть партийные предпочтения. Прежде всего КПРФ и в какой-то степени ЛДПР. Если это не Единая Россия. Есть люди, которые принципиально голосуют за единоросов, а вовсе не потому, что их принуждают. Они считают, что это залог стабильности, а стабильность превыше всего.

В идеальном обществе гендер и политика связаны?

– В идеальном обществе, как я его представляю, главное условие и главный фактор политики – активная гражданская позиция каждого. Здесь вообще не имеет значение гендер. В политике и экономике это просто характеристика человека.

На сегодняшний день из 59 губернаторов только одна женщина. Это губернатор Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Наталья Комарова. Как вы думаете, почему так произошло?

– Инерция, и это не только о дискриминации, когда женщине в политике очень трудно подобраться к той ступеньке, с которой начинается губернаторство. Есть множество внутренних тормозов, ведь женщины, которые сейчас вращаются в политической сфере, изначально ориентировались на семью. Более молодые политики смотрят на свое предназначение по-другому. Через 5, 10, 15 лет, думаю, мы столкнемся с пришествием женщин в политику.

У нас в системе много клановости, внутригрупповых решений, а не прозрачных демократических, и они принимаются потому, что мужчин просто больше. Эту тенденцию очень трудно переломить. Если больше женщин будет приходить в парламентские партии, постепенно они будут проникать и на губернаторские посты.

Женщинам вообще власть интересна?

– Женщины и мужчины называют принципиально разные мотивы пришествия в политику. Женщины больше упирают на общественный долг и решение социальных проблем, мужчины – на получение власти, свои амбиции, возможность реализоваться. Мы привыкли свои мотивы обрамлять более социально приемлемыми словами. Женщина не говорит: «Я хочу реализовать себя в политике, я хочу больше власти, я хочу кнопку». Женщина говорит: «Я хочу помочь людям». А мужчина рубит правду-матку.

Может ли женщина стать президентом Российской Федерации?

– Конечно, но ведь вопрос «когда?», «какая женщина?». Ничего этому совершенно не препятствует, но в течение следующих 20-25 лет, наверное, нет.

Даже 25 лет?

– У нас на каждой линии развития, даже ближайшей, есть возможные моменты, способные всё изменить. Пока избирательный цикл, если он будет стабилен, – это 16 лет, связанные с обнулением. Вполне возможно, что уже через 10-16 лет, если обнуление не продлится дальше, мы можем увидеть серьёзных кандидатов на пост президента. Но я имею в виду не Ксению Собчак. Я даже примерно представляю, кто это может быть.

Например.

– Не буду пока называть имён. Я понимаю, что это может быть современный парламентарий.

Допустим, Валентина Матвиенко может стать президентом?

– Ну, если успеет.

А Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека?

– Я не гадаю. Думаю, это будет среднее или молодое поколение женщин-политиков.

Но они и сейчас есть во власти?

– Они идут во власть, баллотируются в губернаторы, в региональные парламенты. Я бы ставила на среднее (40-45) и молодое (30-40 лет) поколения женщин-политиков.

Ждёте женщину-президента?

– Я жду скорее не женщину-президента, а реализации инициатив с повышением налога, которые сегодня выдвигает правительство, чтобы они трансформировались в более социально ориентированную политику, в более справедливую, нацеленную на снижение неравенства, демонополизацию в экономике и во власти, чтобы начался процесс демократизации, и, если он пойдет, женщин в политике нам не миновать.

Текст: Татьяна Логунова
Фото и дизайн: архив героя, Элина Полянина

Мальчики, записываемся на ноготочки: как мужской маникюр стал трендом

Насколько трепетно вы ухаживаете за руками? А ногтями на ногах? Даже в XXI веке для некоторых мужчин маникюр и педикюр становятся негласным табу. Виной всему предрассудок, что ухоженные руки и опрятные ногти – признак феминности, что само по себе есть очередное проявление сексизма.

«У мужика должны быть рабочие руки, а не как у женщины», «Ну это же ненормально», «Зачем они это делают?» и другое – типичные комментарии под видео с мужским маникюром. Ну а если парень сам решил стать мастером, то его быстро нарекут подстилкой матриархата или же докопаются до сексуальной ориентации. Развилка выяснила всё о маникюре от мужчин и для мужчин и стереотипах в мире ноготочков. 

Глоссарий для бумеров:

TikTok – социальная сеть, неоднократно порицаемая за глупый и инфантильный контент несмотря на то, что рекомендации подстраиваются под интересы пользователя (так, к слову). 

Straight – видео, которые фокусируются на красивой картинке, внешнем виде автора, его «талантах». Тут живут танцы и (прости, господи) тиктокеры Даня Милохин – певец и самый оплачиваемый блогер соцсети – и Андрей Ноилс, известный сексисткими шутками.

Alt – альтернативная сторона TikTok, которая состоит из множества сообществ. Странные шутки и чёрный юмор – это здесь. 

Токсичная маскулинность – термин, обозначающий сексизм в обществе по отношению к мужчинам, который выражается в подчёркивании клишированных требований к внешности и поведению. 

У маникюра не женское лицо

Что может быть проще: подошёл, уверенно взял за руку… Потом внимательно осмотрел свои ногти и понял, что так не пойдёт. А пойдёт сходить на маникюр. Если раньше на мужчину в маникюрном салоне смотрели как на удивительный экспонат, сейчас уход за руками в тренде среди представителей прекрасного мужского пола. Аккаунты-сборники идей вовсю выкладывают «классные дизайны для мужского маникюра», а салоны дополняют прайс-листы, да и по хэштегу #мужскойманикюр в Instagram уже почти что 330 000 публикаций. 

Первопроходца в России найти трудно: ещё во время карантина в сети плодились фото мужского маникюра, через некоторое время ноготочками поделился рэпер Моргенштерн, а совсем недавно подобный пост опубликовал и блогер Юрий Дудь.

Есть предположение, что тут не обошлось без руки Пекина, а именно – без TikTok, приложения для записи коротких видеороликов. В начале пандемии коронавируса соцсеть стала самым загружаемым неигровым приложением по всему миру как в App Store, так и в Google Play (по данным платформы Sensor Tower) и повторила свой рекорд в августе. Соответственно, увеличилось количество пользователей и создателей контента.

Весь контент на российской части платформы условно делится на две части: straight и alt стороны. Но если первая соответствует своему названию и пытается сохранить духовные постулаты России и не шокировать никого, то сообщества второй, наоборот, активно разрушают стереотипы и показывают, что есть выбор самовыражения в западных странах. Именно тут российскому пользователю открывается мир, свободный от токсичной маскулинности (стрелочка, видимо, поворачивается). Здесь мальчики носят юбки, поклоняются певцу Гарри Стайлсу и красят ногти, если того хотят. В период карантина отечественные тиктокеры стали записывать видео того, какой маникюр себе сделали, как расписали ногти и что за идеи будущих дизайнов нашли.

@vlada_nails

Вам нравится мужской маникюр ?

♬ original sound — JVKE

Куда идти и что делать?

Конечно, мужчины ухаживали за руками и до TikTok’a. С ярким покрытием появлялись в далёких 90-х, к примеру, музыканты Дэвид Боуи и Курт Кобейн. Знаменитости и сейчас не гнушаются этим: Джаред Лето, Джонни Депп, Дэвид Бэкхем, Егор Крид, Алишер Моргенштерн и прочие выходят на публику с броским лаком. Сейчас же это может позволить себе любой, кто готов на собственном примере доказать, что волен жить так, как хочет, и заодно распрощаться с шаблонами. 

Мужской маникюр только-только стал набирать обороты, а уже породил свои собственные тренды. Среднего не дано: либо матовая база под цвет ногтя и рисунок, буквы, либо провокационный дизайн или даже наращивание. Ксения, мастер ногтевого сервиса одного из петербургских салонов, рассказывает, что пока любителей поярче конкретного на её месте работы не нашлось: 

– Мужчины стали приходить чаще: причём делают не только маникюр, но и педикюр. Обходятся без покрытия, только уходовыми процедурами, максимум – просят сделать шлифовку ногтевой пластины, но и то очень редко. Радует, что мужчины стали наконец-то ухаживать за руками. 

Любой салон, который предоставляет услуги по уходу за руками и ногтями, обычно располагает прейскурантом как для женщин, так и для мужчин (а иногда – и для детей). Но если список процедур для дам пестрит френчами и хрустальными ногтями, то остальным приходится обходиться уходом «для гигиены» и бесцветным лаком. Нередко со слегка повышенной ценой. Это не значит, что мужчине откажут покрыть ногти лаком или сделать наращённые ногти, но как таковое устоявшееся мнение о том, что кто-то вообще может захотеть такое, если он не девушка, пока ещё сохранилось в умах людей.

Обратный сексизм, ты ли это?

Появляются и целиком специализированные салоны, которые чем-то походят на барбершопы. Один из таких – «Ногтильня» на Литейном проспекте, целиком мужской салон с «мужской атмосферой». В список услуг входят маникюр и педикюр, но только для поддержания опрятности и гигиены. Интересно, что услуги оказывают только мастера женского пола. 

«Маникюр – это не про гендер»

Если с мужчинами-парикмахерами Россия как-то смирилась (и то не обходится без сексизма и ярлыков), то визажисты и мастера ногтевого сервиса мужского пола всё ещё учащают сердечные ритмы. Такой выбор профессии удивляет других представителей мужского пола и их сторонниц. Дело даже не в конкуренции – просто «не по природе это всё». Кто-то высказывает своё «фи» в комментариях, кричит о том, что увлечения могут повлиять на ориентацию, в том числе если «такое» увидят неокрепшие умы. Ни одно высказывание, что работа должна приносить удовольствие, не влияет на таких людей, как и научный факт того, что ориентацию изменить нельзя. 

И пока одни недовольно сопят, другие собирают аудиторию, шутят на профессиональные темы и приобретают репутацию экспертов.

Популярный в интернете мастер маникюра, Иван Добров (@boroda_nails), творит в Instagram и TikTok. В блогах он делится советами по уходу, дизайну, отвечает на вопросы подписчиков и подписчиц и развенчивает мифы, что маникюр – не для мужчин и не от мужчин. Несколько месяцев назад Иван даже выпустил видео, в котором российские мастера маникюра со всего TikTok’а передавали друг другу эстафету – от регионов к областным столицам и так далее.

@boroda_nails

Старое, но очень крутое видео решил ещё раз выложить #мужчинамастерманикюра

♬ original sound — scott13corbett

Иван рассказал Развилке, что очень редко сталкивается с обратным сексизмом на работе, а реакция людей на накрашенные ногти у мужчины мастера совсем не волнует, потому что «у каждого своё мнение».

Считается, что если существуют сторонники, то будут и противники. Как ни удивительно, под видео о хейтерах Фёдора Мыслика, другого известного мастера ногтевого сервиса из Москвы, нет ни одного негативного комментария. Ведь обесценивать чужой труд и выбор некомфортно, когда тебя высмеивают (вот и зеркалочка), а все вокруг уже давно не живут стереотипами.  

Текст: София Маркосова
Фото и видео: TikTok, Instagram
Иллюстрации: Элина Полянина

РЕмиссия невыполнима

«Я в ремиссии» пишут в Инстаграм-блогах девушки, которые борются с расстройствами пищевого поведения. Они начали новую жизнь, перешли на другой режим питания и сами решили, что для их организма лучше. Это может значить, что им действительно удалось справиться с заболеваниями или же, наоборот, загнать себя в новые рамки и усугубить ситуацию. Рассуждаем о том, может ли веганство или интуитивное питание стать хорошим решением в борьбе с расстройствами пищевого поведения, и чем опасно самолечение.

Для начала предлагаем ознакомиться с терминами, которые будут встречаться в тексте


ЦИРПП

Центр изучения расстройств
пищевого поведения


ВЕГАНСТВО

Принцип питания, исключающий потребление
любых продуктов животного происхождения


КОМПУЛЬСИВНОЕ
ПЕРЕЕДАНИЕ

Неконтролируемый аппетит, основанный, как правило, на заедании психических проблем


БУЛИМИЯ

Расстройство, при котором происходят повторяющиеся приступы переедания и чрезмерная озабоченность контролем веса. Это вынуждает больного освобождать желудок вызыванием рвоты или с помощью слабительных


АНОРЕКСИЯ

Расстройство, которое характеризуется преднамеренным снижением веса, вызываемым и/или поддерживаемым самим пациентом. При анорексии человек может полностью отказаться от еды или употреблять небольшое количество низкокалорийных продуктов


ИНТУИТИВНОЕ
ПИТАНИЕ

Потребление еды согласно потребностям организма. Человек утоляет голод физический и игнорирует голод эмоциональный

Раунд первый: помогите

Сегодня у Тани на обед суп. К пяти часам я вместе с подписчиками узнаю, что девушка закатила скандал в столовой, потому что была уверена, что бульон сварен из цыплёнка. Она кричала, что не может так поступить с животным и ей тяжело есть чьего-то ребёнка. Заканчивается история тем, что девушка интересуется у подписчиков, начинать ли отсчёт веганства заново и считается ли этот суп срывом. И Тня, сама того не осознавая,  очень чётко обозначила своё состояние: веганство не идеологически обосновано – оно продиктовано желанием держать себя в узде и не позволить тяжёлым продуктам попасть в желудок. Оказалось, суп был овощной, а Тане показалось, что он пахнет курицей, потому что на кухне готовили мясные блюда для других пациентов.

Другая история про Катю, которая страдала булимией и компульсивными перееданиями – неконтролируемым аппетитом. Она решила выйти в ремиссию и справиться с проблемами сама. Девушка выбрала путь интуитивного питания – это потребление еды согласно потребностям организма. Философия в том, что человек не враг своему организму и всегда знает вплоть до количества кусочков, чего он хочет. Каждое «прислушивание» к себе для Кати заканчивалось приступом компульсивного переедания с последующим умышленным освобождением желудка.

Это не ремиссия – это подмена понятий. За двумя историями я следила лично, но есть и другие случаи. Например, когда из орторексии, фанатичного стремления к правильному питанию, переходят к веганству. Или когда переход к правильному питанию на самом деле оказывается расстройством избирательного питания, когда человек сознательно отказывается от поедания конкретных продуктов.

Самое страшное в историях то, что подписчики очень искренне поддерживают таких блогеров в их решениях перейти к веганству, интуитивному питанию или изнурительным тренировкам. Профессор медицинской психологии Эндрю Хилл в научной статье пишет, что «вегетарианство узаконивает отказ от продуктов питания, расширяя круг плохих и недопустимых продуктов, оправдывая этот выбор для себя и для других». Такая сделка с самим собой внушает уверенность в том, что ремиссия уже на подходе. Близкие успокаиваются, друзья радуются, больной верит в себя, но проблема не решается. Дело даже не в том, что вес уходит или приходит от таких способов питания. В первую очередь победа над РПП – это эмоциональное освобождение, спокойное отношение к еде и адекватная оценка своего физического и психического состояния. Психолог Джулия Коакс комментирует эту ситуацию так: «Я очень волнуюсь, когда пациент сообщает о том, что хочет стать веганом во время выздоровления. Веганство требует контролируемого питания. Такие методы не поощряются во время выздоровления от расстройств пищевого поведения».

Раунд второй: я сам

Переход к ограниченному режиму питания после РПП – обычная история. Зачастую до этой мысли люди доходят самостоятельно, не обращаясь к специалистам. Девушки, у которых был такой опыт, делятся своими историями.

Лиза Косенко
– Я болела РПП полгода, потом поняла, что хочу жить нормально. В это время познакомилась с веганством, прочитала много статей и книг, посмотрела фильмы, видео. Я поняла, что это лучшее, что я могу сделать для своего организма. Начала питаться тогда, когда чувствую голод, узнала много новых полезных продуктов, отказалась от вредной еды, научилась готовить, улучшила здоровье. Но важно то, что я осознано перешла к веганству.

Александра Пономаренко

– Меня веганство спасло от РПП, потому что такой переход дал шанс научиться готовить новые блюда, заменять продукты и по-новому открыть для себя мир кулинарии. Для кого-то растительное питание – ещё один способ ограничения. В любом случае, факт отказа от эксплуатации животных станет весомым поводом уважать себя, как минимум.

Анна Сухоркова
– Сначала надо избавиться от РПП, а потом пытаться стать веганом. Я при переходе жёстко загналась: всё время о еде думала, и о том, хватает ли мне питательных веществ. Начала от всех «неполезных» продуктов отказываться. Поправилась немного, потом поняла, что херню какую-то творю. В итоге перешла к интуитивному питанию. Главное – следить за собой, чтобы в «весёлое» прошлое не потянуло. Для этого нужно повторять: изначальная цель веганства – не вредить животным.

Кристина Красовская
– Сначала у меня была  анорексия, потом – адовая булимия. К веганству изначально перешла не по этической причине. Идея тогда была такая: чем меньше дозволено кушать, тем меньше будет срывов. Веганство мне очень помогло избавиться от РПП. Сейчас, конечно, появилась осознанность в вопросе веганства – этические нормы уже на первом месте.

По мнению большинства опрошенных, переход к веганству или интуитивному питанию – отличная идея. Но дело в том, что самостоятельно делать такие шаги во время лечения опасно. Сначала нужно привести в порядок мысли, а не ставить новые, хотя и более лояльные ограничения в питании. Клинический психолог Елена Ануфриева рассказывает о проблеме перехода от анорексии к веганству и от булимии к интуитивному питанию:

Финальный раунд: помоги себе сам и позволь помочь другим

– Лечение анорексии и булимии требует совместного подхода клинического психолога и психиатра, потому что в работе с расстройствами пищевого поведения речь идёт о жизни и смерти пациента. В случае с переходом от анорексии к веганству может быть ошибочная ремиссия. Если это окончательный вариант договорённости с пациентом, то такой выход  не решение проблемы, а создание новой. Это может быть промежуточным вариантом, и то нужно выяснять причину такого выбора, потому что иногда за ним стоит страх чего-то, с ним нужно работать. Веганство как переходный вариант возможно, но должно происходить только под наблюдением врача. Что касается перехода от булимии к интуитивному питанию: такой вариант имеет место быть, но опять-таки под наблюдением врача. И, конечно, зависит от того, как пациент воспринимает такое решение. Если он питается, действительно,  в тот момент, когда у него есть контакт с собой, когда понимает заедает он какие-то чувства, или нет, когда осознаёт, ест ли от голода или на эмоциональном возбуждении. Но если переход случился к настоящему интуитивному питанию в том виде, в котором понимаем его мы, специалисты, то это даже может стать решением проблемы. Врачи во время лечения могут принять сторону пациента, если убеждены, что его выбор ведёт к ремиссии.

Путь к ремиссии – безусловно, очень сложный и трудоёмкий, и я не обнуляю чьи-то результаты. Однако выставлять самообман за исцеление – опасно. Болезнь может прогрессировать, но никто об этом даже не будет подозревать. В любом случае при психических заболеваниях нужно обращаться к специалистам, а лечение от расстройств пищевого поведения практически во всех случаях требует к психологической работе помощь гастроэнтеролога и диетолога. Они с помощью лечащего психотерапевта составляют индивидуальный план питания и согласовывают его с пациентом (в идеальном случае). В некоторых случаях лечение может быть омрачено зависимостью от слабительных или психотропных препаратов. Подробнее о побочных эффектах, влиянии на человека и опасных дозировках – в материале по ссылке

  • Если вы или кто-то из ваших близких хочет окончательно побороть РПП, то нужно работать со специалистами, идти до конца и всегда быть начеку. Для консультации – единый телефон доверия: 8(800)333-44-34. Звонить можно в любое время. Это бесплатно, круглосуточно и анонимно. Можно также отправить сообщение в онлайн-чат с психологом. Внизу страницы появится открывающееся окошко, куда можно написать. Сайт Центра изучения расстройств пищевого поведения.

Текст: Софья Сенич
Иллюстрация: Алина Абрамчук

Что на самом деле волнует учителей?

Совокупная аудитория сообществ «Подслушано у Учителей» и «Подслушано | Учительский портал» – более 200 тысяч человек из стран СНГ. В этих пабликах педагоги делятся материалами: пособиями, сайтами, методиками. Рассказывают о трудных случаях из практики, передают опыт молодым специалистам. Но кроме сугубо педагогических тем, в постах частенько обсуждают актуальные проблемы. Чтобы понять, что на самом деле волнует русскоязычных учителей, мы сгруппировали эти острые темы и составили топ. 

5 место: Личная жизнь

Судя по постам, самая большая проблема российских педагогов – отсутствие свободного времени. Адское количество часов, которое позволяет сводить концы с концами, масса бюрократической работы, которую навязывают управленцы и «чиновники от образования» – программы, конспекты уроков, отчёты, социальный паспорт класса, ведомости и электронные журналы. Бесконечные переписки с родителями в знаменитых чатах. Всё это просто не оставляет возможности заняться личной жизнь: молодым учительницам выйти замуж, а тем, у кого уже есть семья – проводить с ней достаточно времени.


Как говорят в том же паблике «Подслушано | Учительский портал»: «Жена-педагог – странный предмет. По паспорту есть, а дома вот нет»


Распространенные темы: тайм менеджмент, количество мужчин-педагогов в коллективе и воспитание собственных детей. 

4 место: Этика

Учителей очень часто волнуют тонкости общения с родителями, с детьми в критических ситуациях. 


Частенько педагоги обсуждают, можно ли давать частные уроки детям, которых учишь в школе.
Вечная тема – коммуникация внутри коллектива. Молодые специалисты интересуются, как отстаивать личные границы в общении со старшими коллегами и добиться уважительного отношения к себе. Особенно сложно приходится тем, кто по окончании ВУЗа приходит работать в свою школу.
Закономерно, в таком же духе пишут и об отношениях с вышестоящими – завучами и директором. 

Отдельная тема: как корректно сообщить ученикам и/или руководству об увольнении или декрете.

Распространенные темы: Неадекватные родители и дети, общение со старшими коллегами, конфликты с руководством, увольнение. 

3 место: Область ответственности учителей


Всё то, что сводится к вопросу «Должен ли учитель…?» Должен ли воспитывать ребёнка, должен ли организовывать внеучебную деятельность, покупку подарков, репетиции номеров к концертам, должен ли общаться с родителями и обсуждать с ними оценки, отношения их чада с другими детьми.
Самая обсуждаемая из подобных проблем – вопрос о том, должен ли учитель как-то иначе вести себя в социальных сетях или в нерабочее время. Большинство скорее склоняется к тому, что учитель имеет право делать все, что он захочет в нерабочее время, в том числе в социальных сетях. 

Распространенные темы: Отношения с родителями, классное руководство, система оценивания, социальные сети, социальные роли.

2 место: Трудовой кодекс

Авторов анонимных постов очень часто интересует юридическая сторона работы. Как должна начисляться заработная плата? Как посчитать надбавки? Действует ли право на досрочную пенсию при педагогическом стаже 25 лет? Имеет ли право работодатель составлять расписание с большими окнами? Можно ли отказаться от работы наблюдателя на ЕГЭ и ОГЭ?
Молодые специалисты интересуются всем, что связано с их льготным статусом и финансами – надбавками к ставке и подъемными выплатами. 

В пандемию юридических вопросов стало еще больше. Например, добавились посты о правомерности добровольно-принудительной вакцинации, проценте заболевших школьников, при котором обязаны закрыть школу на карантин.

Распространенные темы: Ставки, формирование расписания, квалификационные категории, работа в отпуске, обязанности классного руководства, педагогический стаж, прививки.

1 место: Зарплаты и переезд за лучшей жизнью

Печально, однако, бесспорно, самая распространенная тема в учительских подслушано – заработок. Но винить их за это нельзя.
Облагается ли налогом «путинская доплата за классное руководство» в размере пяти тысяч?  

«Получила за n часов 20 тыс, а сколько вы?» Смотреть на цифры спокойно невозможно, даже если не имеешь никакого отношения к школе и педагогике. 

Из-за финансовых проблем, многие рассматривают переезд: в города побольше – Москву и Петербург, региональные центры, из Украины и Беларуси – в Россию. По содержанию постов в учительских подслушано можно сделать вывод, что «Москва и Петербург – не Россия».
Некоторые рассматривают и обсуждают социальные программы «Земский учитель» и «Учитель для России», с помощью которых можно получить гарантированную приемлемую зарплату, рабочее жилье и финансовые надбавки в сельской школе или образовательном учреждении небольшого города. 

Распространенные темы: Суммы зарплат, стимулирующие выплаты, жалобы, переезд, смена школы, переход на репетиторство.

Текст: Анастасия Петрова
Фото: Елизавета Аксёнова

Болезнь ностальгией

Тетрис, кассеты, тренажёрный диск «Грация», «видик», тамагочи, малиновые пиджаки, мороженое за 20 копеек и многое другое. Если вам знакомы все эти понятия, то вы родились и выросли в 90-х, либо интересуетесь прошлым. Но откуда в сознании современного поколения сохранилась любовь к старомодной музыке и фильмам, почему возникает чувство ностальгии, и что такое Soviet Wave расскажем в нашем материале.

Отношение к СССР всегда было неоднозначным. Для одних это эпоха цивилизационного идеала, для других – авторитарный кошмар. Высшая Школа Экономики решила исследовать постсоветскую ностальгию в повседневной жизни россиян. Опросили по 150 детей, студентов и взрослых, чтобы узнать, что они думают о прошлом. Судя по результатам, несмотря на разный возраст и статус участников опроса, их представления о современной России и Советском союзе всё же схожи. С распада СССР прошло 29 лет, но ностальгия по разрушенной империи и её величию всё ещё живёт. Национальный опрос общественного мнения, который в 2011 году провёл Левада-центр, показал, что 58% россиян сожалеют о распаде Советского Союза.

Сейчас у людей, в частности молодых, возникает чувство ностальгии, у которого нет ничего общего с политическим режимом, социально-экономическим и общественным устройством страны. Подобное ощущение подтолкнуло многих режиссёров к созданию фильмов, музыкантов – использованию инструментов или приёмов из прошлого, но помимо видимой пользы ностальгия может и навредить.

«Синдром комплекса золотого века», и не только

Ожегов понимал ностальгию как тоску по родине и прошлому. А вот Даль пошёл дальше и приравнял это чувство к болезни. Википедия дополнила понятие научными сведениями: «В психиатрии форма реактивного состояния, обусловленная длительным отрывом от родины и проявляющаяся депрессивным синдромом, принимающая иногда форму тяжелого невротического или психотического состояния».

Впервые этот термин стал использовать Иоганн Хофер при описании заболевания солдат, которые служили наемниками вдали от своей родины. Более глубоким изучением ностальгии стали заниматься в первой половине XX века. Анри Бергсон выдвинул проблему социальной обусловленности памяти, при которой воспоминания были не собственными представлениями из прошлого, а являлись пережитым опытом другого человека.

В фильме Вуди Аллена «Полночь в Париже» герой испытывает похожие чувства, однако режиссёр дает собственное название – «синдром комплекса золотого века». Главному герою трудно жить в настоящем, поэтому он романтизирует прошлое. Ему приходится обращаться к воспоминаниям, поскольку жизнь здесь и сейчас не приносит никакого удовольствия.

Состояние ностальгии может и навредить. Психолог и гештальт-терапевт, Вероника Кольца видит в этом состоянии потенциальную опасность: «Когда человек начинает жить прошлым, думать только о нём – это означает, что в настоящем он находится в остром дефиците потребностей (фрустрации). Это приводит к установке «там было лучше», и человек перестаёт жить настоящим».

Кольца предлагает исследовать то, что было в прошлом, а после сместить фокус на настоящее, чтобы понять, почему человеку хочется в прошлое. К примеру, он тоскует по воспоминаниям из детства, по беззаботности и легкости. Во взрослую жизнь это не так уж просто перенести, но возможно. Например, предложить своим друзьям собраться и поиграть в что-то из детства или посетить музей Советских игровых автоматов в Петербурге.

Но ностальгия – не только о плохом. Она послужила вдохновением для создания течений на синтезе культур прошлого и будущего. Одно из них – Soviet wave.

Soviet wave — это вам не про режим

Когда культура угасает, по ней почти мгновенно начинают тосковать. Примерно с конца 90-х-начала нулевых и зародилась «Советская волна». Soviet wave — специфический жанр электронной музыки, который близок синтвейву и возник на территории постсоветского пространства. Главная черта всех исполнителей жанра – привнесение в музыку элементов, которые ассоциируются у слушателей с Советским Союзом. При этом, в истоке – больше ностальгия не по прошлому, а именно по технологичному призрачному будущему, которого еще не удалось достичь.


 Многие почитатели этого направления характеризуют его как одновременное воспоминание о светлой молодости, таинственное представление о прогрессивном будущем, глазами людей прошлого и нежная тоска от того, насколько все расходится с нашим временем


Так же, как и чувство ностальгии, Soviet wave сторонится политики и более близок к приукрашиванию быта, архитектуры, музыки, одежды прошлого. «Я бы не хотел жить в то время. А советские гитары…На этом вообще играть невозможно. Я проверял. А еще цензура и отсутствие технических возможностей» — рассказывает Максим Басин, представитель музыкального направления Soviet Wave из группы ППВК (Первый Полет В Космос).

Представления о прогрессивной эпохе Советского Союза ярко выражены в почтовых марках. Если взглянуть на них, можно практически сразу определить первостепенную тему изображения – освоение космоса. А чтобы проникнуться культурой Soviet wave, можно послушать музыкальные группы «Маяк», «ППВК», «Stereounost» или онлайн-радио Soviet Wave.Su.

Художественное и культурное наследие СССР повсюду: большая часть населения России и стран СНГ до сих пор живут в хрущевках и среди панелек, в Калининграде стоит Дом Советов, который нельзя сносить, хоть и денег на реконструкцию нет. Таких примеров множество. И как жить – в воспоминаниях о прошлом, мыслях в настоящем или фантазиях о будущем – выбирать каждому. Как сказал музыкант Максим Басин: «Кто хочет поностальгировать, ностальгируйте на здоровье».

Текст: Тамара Аверьянова
Иллюстрации: Элина Полянина

Война, Ани Лорак и христианство

Диванные эксперты не раз обвиняли «людей искусства» в полной оторванности от реальности. А режиссёр Анатолий Праудин в компании коллег тем временем жил сначала в Донецке, потом – на границе с сектором Газа. Впечатлений оттуда хватило на проект «Одиссея. Документальная трилогия». Развилка посмотрела эти спектакли, а теперь делится впечатлениями.

Заупокойная по дому

В начале 2016 режиссёр Анатолий Праудин вместе с актёром театра «ЦЕХЪ» Иваном Решетняком и сценографом Игорем Каневским отправились в Донецк. Они месяц прожили на Второй площадке, в эпицентре вооружённого конфликта. А когда вернулись, создали спектакль «Донецк. 2-я площадка» – монолог маленького человека, который оказался не в том месте и не в то время. Казалось бы, всё по канонам, вот только здесь герой – не выдумка авторов, а реально существующий человек. Это знание и держит в напряжении.

Портрет женщины с неприлично глубоким декольте закрывает дыру в обшарпанной стене. Гудит электрическая плитка, на ней – кастрюля с украинским борщом. Железная койка прижата к стене. Окна завешены плотными листами бумаги. Это – целый мир для столяра Жеки. Здесь герой пережидает бомбёжки, вспоминает убитых соседей, пьёт в одиночестве и с расстановкой рассуждает о гуманитарной помощи от Путина и Захарченко.

Сначала от происходящего на сцене получаешь культурный шок. Никогда не подумаешь, что украинские междометия в дуэте с отборным русским матом могут так напугать. Но это проходит, герой раскрывается. В конце его история похожа на колыбельную. Или заупокойную. Перед нами уже не чернорабочий, а человек, переживший целую трагедию.

У Жеки был свой рай на земле – любимая работа, дружные соседи, скоро обещали выдать квартиру. А война разом всё забрала. Пошёл в ополчение, чуть не погиб и вернулся туда, откуда начал. Но документы помнят ошибки молодости – в паспорте штамп, в Украину ни ногой, прощай, семья. «Раньше надо было думать» – повторяет он, закуривая очередную сигарету. И, кажется, сам не верит, как оказался в этой комнатушке с крысами. А вместе с ним не верится зрителям – хороший же парень, угораздило ведь.

Ужас притупляется алкоголем, Жека любуется постером на стене. Для него эта женщина – не просто очередная оголённая особа. Это Ани Лорак – любимица Жеки. Он даже готов сбренчать любимую из её песен на своей однострунной гитаре. Лорак хочет, чтобы её забрали к оранжевым снам. А наш герой просит путешественника из России забрать себя к Путину. Из двух зол…

Жека – хорошо проработанный персонаж. Но даже у него не получается удержать внимание все два часа. Его одного мало. И это сценарный пробел, которого удалось избежать в последней части трилогии…

«Цева адом»

«Щетинка – у чушки, чешуя – у щучки». Актёр Виктор Бугаков перепрыгивает с ноги на ногу, перемещаясь по периметру клетки, и произносит скороговорки. Делает одни и те же движения: с левой на правую, чуть прокрутился, опять с левой на правую. И так до начала постановки. 

В зале темнеет. Мужчина останавливается. «С крепким веслом на плече и покоя не ведать, покуда…» – эпиграфом становится отрывок из 23 песни гомеровской «Одиссеи». Взятый из середины совет воткнуть в землю весло как лопату оказывается без начала и без конца. Герой надевает носки, кроссовки, неторопливо завязывает шнурки и самостоятельно расставляет декорации внутри небольшой клетки-сцены. Вот перед ним появляется земля с сеном, небольшой вентилятор, холодильник, на котором висит портрет уже полюбившейся нам Ани Лорак. 

Летом 2019 Праудин вместе с Игорем Каневским и Виктором Бугаковым поехали в горячую точку за новым материалов. В этот раз в Нир-Ицхак – израильский кибуц на границе с сектором Газа. Там они работали как волонтёры. Кибуц – сельскохозяйственная коммуна в Израиле. Нир-Ицхак находится в зоне вооружённого конфликта, и, по словам Виктора, героя постановки, до газы можно дойти буквально за 40 минут. 

Главный герой пьесы, болгарин Виктор, приехал в кибуц за компанию со своим другом на три месяца. А остался на три года работать в зоопарке. Изначальный моноспектакль стремительно разрастается: вот уже Виктор общается с Илоном, владельцем зоопарка, который смотрит на него сверху с маленького экранчика. Потом перебрасывается фразами с уже знакомым нам украинцем Жекой, который сидит в глубине зрительного зала. Тут же по скайпу Виктору звонит своей девушка Сапфир, которую он ласково называет Сапуш. Даже с искусственными животными, которые герой собирает во время постановки, он умудряется разговаривать и ни на секунду не остаётся один со своим внутренним голосом.

Зрители проживают с Виктором три дня. Умиротворённый, как хиппи, мужчина не обращает внимания на пролетающие самолёты и бомбы, взрывающиеся рядом. Виктор уверен, что ракеты с ним ничего не сделают, что они «кривожопые», как говорит его любимая Сапуш. Жеке он предлагает спрятаться в бункере, а где-то израильские сирены повторяют «Цева адом», дословно – «красный свет». Так оповещают о ракетах. Для жителей кибуца это обычное дело, поэтому Сапфир больше обеспокоена покупкой нового пылесоса нежели безопасностью возлюбленного. Война становится бытом.

Постановка «Сектор Газа» наполнена отсылками к Ветхому Завету. Виктор даёт имена животным, спрашивая об этом Жеку, как первый человек. Новоиспечённый Адам не понимает создателя райского уголка, англичанина Илона, который смотрит на него, будто с небес, с маленького чёрного экранчика над сценой. Тот запрещает ему кормить змею, потому что «это должны делать наученные люди», но Виктор переживает за помирающее на жаре животное и пытается помочь ему яблоком.

Но рай на земле оказывается тюрьмой. Герой постановки за решёткой зоопарка грезит о свободе. День изо дня его птичий танец становится тревожнее, а руки-крылья перестают сохранять баланс. Но Виктор не может быть свободным. Его мирное небо существует только на маленьком чёрном экранчике над головой. Человечество само выстраивает для себя клетки, а люди превращаются не просто в животных, а в пушечное мясо. Так и Виктор, бесцельно шатаясь по жизни, посадил себя за решётку. 

На третий день скандалы с любимой женщиной, склоки с работодателем и оповещения о ракетах главный герой запивает водкой. В этот момент он теряет свою человечность и становится ещё более похожим на животное за решёткой.

«Цева адом». Виктор переходит на крик. Он уже не в состоянии контролировать себя. «Цева адом». Ему плевать на бомбёжку, у него свои взрывы поважнее. «Цева адом». Идеалов уже не осталось. Вокруг только хаос. 

Виктор становится для себя бомбой: некогда райское место он разрушает, при этом всё время пытаясь покормить полудохлую змею. Такая желанная для него свобода уже не помещается в пространство зоопарка. Как животное, которое всю жизнь продержали в неволе, он убегает оттуда, совершенно не приспособленный к окружающей среде. Но оно ему и не нужно: настоящую свободу он может получить только после смерти. И вот он с лопатой бежит прямиком до сектора Газа.

Текст: Анастасия Филиппова, Дарья Морозова
Фото: архив театра ЦЕХЪ

Садистские наклонности в нужное русло: зачем вам сублимация?

Человек – существо сложное. Мы, в отличие от животных, способны опираться не только на свои инстинкты. Умеем созидать и творить, испытываем большой спектр чувств – от позитивных до негативных. А ещё можем нивелировать свои негативные чувства с помощью творчества. Помогает в этом сублимация.

Что такое сублимация?

Сублимация – это способ переключения внутреннего напряжения с помощью отвлечения на какое-то дело. Главное, чтобы это занятие было приемлемо в обществе. Впервые его описал Фрейд во «Введении в психоанализ». Психолог считал, что его поразительная трудоспособность как раз связана с перенаправлением сексуальной энергии в психоанализ.

 «Гениталии не проделали вместе с остальными телесными формами путь к красоте, они остались животными. Любовь сегодня в основе своей так же  животна, как была когда-то… Это мерзко, но это истинно» – считал Фрейд.

Как сублимировать?

Сублимировать можно несколькими способами. Психолог Евгений Богомолов: 

  1. Творчество. С помощью искусства можно подавлять разные неприятные состояния: печаль, тревогу, навязчивые сексуальные желания. Также творческая деятельность –  это отличная альтернатива алкоголю, наркотикам и антидепрессантам. 
  2. Физические нагрузки. Нагружая своё тело физическим трудом, мы выплёскиваем много энергии. Именно поэтому спорт является одним из самых эффективных способов бороться с агрессией. После тренажёрного зала или пробежки гормон стресса сильно понижается, и человек чувствует себя спокойней.
  3. Домашнее хозяйство. Это наиболее неочевидный вид сублимации, что не делает его менее полезным. Всегда лучше излить свой негатив в уборку по дому, чем на своих близких. Удивительно, как мытьё пола помогает сохранить отношения.

Чаще всего сублимация ассоциируется всё-таки с искусством. Например, Фрейд в статье «Леонардо да Винчи. Воспоминание детства» 1910 года в качестве примера приводит собственно героя заглавия. Гениальность этого человека Зигмунд Фрейд связывает с полным отсутствием у учёного половой жизни. Причём ему это не стоило никаких усилий, так как сексуальное влечение у него попросту отсутствовало. Фрейд делал выводы по сохранившимся документам и текстам. Согласно словам Леонардо да Винчи, наука, архитектура, искусство важнее, чем земная любовь.

Но и среди наших соотечественников есть подобные случаи. Николай Романин, доктор психологических наук, в «Основах психотерапии» приводит в пример Пушкина. Легендарная Болдинская осень 1830 года известна тем, что поэт за это время завершил работу над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии», написал поэму «Домик в Коломне» и около 30 лирических стихотворений. Эта наиболее продуктивная пора в творчестве автора связана с затворничеством в имении Большое Болдино из-за эпидемии холеры, который совпал с подготовкой к долгожданной женитьбе на Наталье Гончаровой.

Всегда ли сублимация связана с сексом?

Необязательно отказываться от секса, чтобы сублимировать. Можно, например, испытать сильное чувство страха. Известный английский кинорежиссёр Альфред Хичкок писал, что для него единственный способ избавиться от своих страхов – снять о них фильм. Он учился в иезуитском колледже, где мальчиков наказывали розгами, но при этом разрешали выбирать время для наказания. Обычно дети откладывали наказание и поэтому весь день жили в страхе. Хичкок потом использовал этот приём в своих фильмах.

«Вот мы с вами сидим в комнате, объяснял он режиссёру Питеру Богдановичу, И ведем пустой разговор. И вдруг в комнате взрывается бомба. Зрители пугаются, шок продолжается секунд 15. Теперь изменим приём. Играем ту же сцену, но перед ней показываем публике бомбу. Даём им увидеть часовой механизм и время, в которое произойдёт взрыв. После этого показываем беседу и время от времени часы на стене. Публика теперь будет нервничать минут десять»

Психолог Татьяна Гунар в своей статье «От влечения к сублимации, от обезьяны – к человеку» пишет, если у человека есть садистские наклонности, их можно сублимировать, занимаясь хирургией. А чрезмерные агрессия и злость выплескиваются в спорте.

Так чем же полезна сублимация?

Ежедневно люди сталкиваются с внешними раздражителями, которые вызывают внутреннее напряжение. Сублимируя плохую энергию, мы становимся более полезны обществу и наша жизнь становится продуктивнее. Ведь лучше лишний раз сходить на выставку картин и насладиться искусством, нежели страдать дома из-за неудавшихся отношений. Или же лучше спасать жизни на хирургическом столе, чем убивать незнакомцев в подворотне. Даже этот материал – своего рода плод сублимации. Этот механизм психики способен защитить нас от необдуманных поступков. Причём как от бытовой агрессии в сторону родных людей, так и от криминальных историй.

Текст: Анна Черепанова
Иллюстрации: Элина Полянина

С корабля на дно

У нас в стране любят напоминать об ошибках прошлых правителей. До посинения спорить, какие из ужасов былого оказались для народа губительнее. И никогда не признают собственных промахов, которых, может, даже больше, чем у порицаемых. Высказываться об этом не принято – вроде и так всем всё ясно, зачем лишний раз мутить воду, да и страшно. Но есть люди, которым даже в наше время удаётся говорить о происходящем, – режиссёры. И чем этот рассказ косвеннее, тем честнее. Один из таких людей – Павел Семченко. Его постановка «Мрамор» по пьесе Бродского в петербургском театре «Особняк» – очередной повод напомнить себе о тех ошибках настоящего, на которые обычно закрывают глаза.

Знал ли Иосиф Бродский, когда в 80-х писал пьесу-антиутопию о «втором веке после нашей эры», что в 2020 она заставит читателей горько усмехаться? Вполне вероятно, он вообще много чего знал. Как говорят цифры, за последние годы россияне всё чаще стали читать именно антиутопии. И это ожидаемая реакция бывшей «самой читающей нации» на то, что происходит за окном. Когда для того, чтобы отправить режиссёра за решётку, не нужно улик, когда стаканчик ранит сильнее любого оружия, когда из-за удалённого много лет назад репоста лишают свободы, и всё решают сексуальные предпочтения, а не дела. 

«Мрамор» – истории двух заключённых, ни один из которых не виноват в том, за что сидит. Просто государство вдруг решило достичь всеобщей справедливости, отправив три процента населения под замок. Тут у Бродского есть полное право высказаться – уж он-то испытал на себе прелести режима, когда в 60-х его судили за «паразитический образ жизни». И никого не волновало, что поэт ежедневно трудился над сочинительством и переводами – если партия обратила на тебя внимание, собирай, дружок, вещи в Архангельскую область и покайся.

В постановке Семченко роли знакомых читателям узников Публия и Туллия отведены женщинам. Почти что вклад в современную феминистическую повестку. Оправдана ли замена полов? А есть разница в том, кто играет заключённого, если перед Законом все равны? За дуэтом Анны Будановой и Алисы Олейник интересно наблюдать. Бродский передаёт контраст между персонажами через возраст и взгляд на заключение, Семченко же выпускает на сцену актёров с заметной разницей в росте и разным уровнем пластичности. Буданова не даёт отвести взгляд. И вот ловишь себя на том, что следишь за каждым изгибом, каждым движением руки, замечаешь все перемены интонаций…

А следить есть за чем. На протяжении всего спектакля кажется, что подглядываешь в замочную скважину психиатрической больницы. Что будет с человеком, если его оставить наедине с тем, кто не поймёт? «Одиночество есть человек в квадрате». И пьеса этим одиночеством кричит, даже учитывая, что на сцене почти всегда кто-то есть. Постановка безостановочно пугает – нельзя просчитать, что будет дальше. Даже зеркала, направленные в зал, кривые и не отражают зрителей, будто нас тут и нет. Становится страшно, и так же, как и героям, одиноко – разобраться никто не поможет.

Чтобы передать многослойность пьесы, в спектакле задействовали десяток приёмов. Перед вами – театр представления и жестокости, опера, комедия аль-денте, бурлеск и даже кабаре. При подобном разбросе не обошлось без перегибов. Возможно, это я – консерва, которая привыкла к додинскому театру, актёров которого сложно представить в чулках в сеточку и нижнем белье, и тем более – показывающими грудь, просто потому что. Всё же убеждена, что на сцене подобному не место. Как и брани, но тут виной сам Бродский, кажется, больно ударившийся мизинцем прямо перед началом работы над пьесой. Да, появление нецензурной лексики можно оправдать тем, что в своё время в лагерях оказалась добрая часть российской интеллигенции, вот выражения и перекочевали в прозу. Но нужно ли оправдывать? Не задача ли театра – заботиться о зрителе и его чувствах, отсекая ненужное? 

При этом и удачными решениями зрителя не обделили. Постановка построена вокруг воды. Приём смелый, но для театра не новый. У Льва Додина, например, в «Чевенгуре» вода – аналог Страшного суда героев над самими собой: раз построить идеальный мир не вышло, после нас хоть потоп. В «Мраморе» вода на сцене почти весь спектакль в движении – её выплёскивают, ей топят, в ней плавают. И здесь не получается увидеть отражения, всё снова искажено и заменено суррогатом. Вода здесь напоминает о том, что всё повторяется. Люди, обстоятельства, в которых они вынуждены существовать, и даже пение птиц за окном то же, что слышали наши предки сотни лет назад.

А главное:  никуда не уходят причины недовольств. Жаловаться на систему легко, гораздо сложнее – попытаться изменить её к лучшему. И пока мы молча прячемся от того, что происходит, не выходя на конструктивный диалог, сами того не замечаем, как тонем, топя будущее тех, кто придёт нам на смену. 

Текст: Анастасия Филиппова
Фото: театр «Особняк»

Exit mobile version