Матчасть по выживанию: слишком токсичная история

Семён сидел на лавочке с бутылкой пива и пачкой сигарет. Этим знойным летом Барнаул был пуст, но Семёну нравилось сидеть на улице в одиночестве. Вдруг его внимание привлёк посторонний звук: «Ку-ку». Семён отреагировал по всем правилам: «Кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось?»

– Ку-ку.

– Один…

– Ку-ку.

– Два…

– Ку-ку.

– Три…

– Рот закрой, скотина.

Кукушка внимательно смотрела на Семёна. Тот, ошарашенный, машинально поднёс сигарету ко рту. Уже около трёх дней никто ему не грубил, а с птицами он разговаривал в последний раз примерно никогда. Кукушка продолжала:

– Здесь я задаю вопросы. Если твои ответы окажутся слишком сексистскими, то я убью тебя.

– Чё?

– После каждого неправильного ответа я буду отнимать у тебя годы жизни. За правильные будешь награждён долголетием. Вопрос первый: как часто ты бьёшь свою жену?

– Ты кто такая?

– Я не занимаюсь информационным обслуживанием. Отвечай на вопрос.

– Какой, к чёрту, вопрос?

– Как часто ты бьёшь свою жену?

– Это тупой вопрос, дура.

– Я не дура, я Кукуш_ка – мультиактивистка и трансвидовая феминистка. Я – ужас, летящий на крыльях равенства, а ты – патриархальный угнетатель.

– Я Семён, а ты не должна уметь разговаривать, птица.

– Ты обесцениваешь моё право на высказывание. Из-за газлайтинга ты провалил первый вопрос. Жить тебе до пенсионного возраста.

Семён хлебнул пива. После пятичасовой смены на заводе последнее, чего ему хотелось, так это спасать свою жизнь, играя в викторину. Он отвернулся и сделал затяжку.

muzhik_i_kukushka

– Вопрос номер два, – говорит Кукуш_ка. – Уступаешь ли ты место женщинам в общественном транспорте?

– Ну если они пенсионерки, то уступаю.

– Ответ неверный. Эйджизм – это одна из форм угнетения. Таким сексистам, как ты, нет места в обществе, поэтому жить тебе до конца этой недели.

– Ладно, вру. Я никому ничего не уступаю.

– Правильный ответ. Идея о «слабом поле» – это стереотип, навязанный патриархальным обществом. Добавлю тебе один день.

– Ну спасибо, тварь ты этакая.

Он откинулся на спинку лавочки. Жара стала уходить, а на смену к Семёну пришло чувство голода. Эх, как же не вовремя он стал разговаривать со всякой дичью, да ещё и такой занудной. Он смотрел на бутылку пива, пока пернатое создание продолжало играть с его жизнью.

– Ещё вопрос: если женщина отказывается тебе подчиняться, что следует делать?

– Да пусть лесом идёт.

– Правильно. Женщина сама должна решать, что ей делать. Плюс один день.

Семёну не хотелось доживать до пенсии, если ради этого нужно было слушать птицу. Однако пару дней он хотел себе добавить, чтобы на выходных поиграть в карты с мужиками.

– Далее. Если у тебя будет выбор между стройной девушкой и бодипозитивной, кого ты примешь на работу?

– Да чё я, – улыбнулся Семён, – я-то не промах: меня на всех баб хватит.

– Правильно, рабочих мест для женщин должно быть не меньше, чем для мужчин. Ты, я вижу, глубоко матчасть знаешь…

Он вспомнил Светлану Попову – единственную женщину в своём цехе. Лицо Семёна растянулось в похотливой улыбке, и он сделал смачную затяжку. Прекрасную картину, навеянную воображением, прервала Кукуш_ка:

– Вопрос: твоё отношение к феминизму…

– Да какой феминизм?! – крикнул в злости Семен. – Это Барнаул, Алтайский край! Какой феминизм, дура?!

– Он нужен, чтобы побороть системное угнетение.

– Да я уже поборол угнетение, нет его во мне.

– Это правда. Исходя из твоих ответов, можно заключить, что ты профеминист, так что можешь умереть от старости.

Семён встал со скамейки и пошёл прочь от надоедливой птицы. Солнце клонилось к закату, дома ждал борщ и селёдка под шубой. Ах да, ещё дома была жена, которую после ужина надо было хорошенько избить. Благо, на это у него есть вся жизнь прогрессивного борца за равноправие.

Текст: Илья Таксюр
Карикатура: Анастасия Евдокимова

Добавить комментарий