Бальные танцы, утки и марш по Соборной

В 2008 году Министерство обороны решило, что в России есть множество государственных учебных заведений только для мальчиков: Суворовское, Нахимовское училища, но почти ничего для девочек. И открыло пансион воспитанниц Министерства обороны, чтобы помогать детям военных. Сейчас в Инстаграме можно найти несколько постов, авторы которых уверены, что жизнь в пансионе – сплошной ад и сексизм, хотя сами воспитанницами не были. Алёна Куклева, выпускница пансиона 2019 года, рассказала Развилке о том, как жилось там на самом деле: каково это – учиться только с девочками, просыпаться под крики петухов и выбирать школьную форму по расписанию.

Остановка Сахалин – Москва

Когда ты – дочь военного, вечно переезжающего с места на место из-за службы, приходится постоянно менять учебное заведение. Другие учебники, одноклассники, школьные программы, ребёнку с таким свыкнуться тяжело. Поэтому родители решили отдать меня в пансион воспитанниц Министерства обороны – туда принимают только детей из семей военных, которые служат в дальних гарнизонах, или тех, у кого родители погибли при исполнении. Мой отец как раз находился на службе на Дальнем Востоке, а до этого воевал в Чечне. На тот момент мы жили на Сахалине, а вдруг такая возможность отправить меня учиться в Москву. Для того чтобы поступить, я сдала достаточно лёгкие вступительные экзамены: русский, английский и математику. А ещё со мной беседовал психолог, чтобы убедиться, что я – нормальный ребёнок. Рассказывала ему о своих хобби, боялась, что покажется мало, поэтому описывала всё в красках. Через некоторое время прислали телеграмму о зачислении, и отец повёз меня в столицу.

За увольнением к нотариусу

По правилам пансиона, воспитанницы могут увидеться с родителями или друзьями только раз в месяц, это называется «получить увольнение». Если вместо родителей опекун – нужно получить документ от нотариуса, тогда спокойно отпустят. Понятия не имею, почему только раз в месяц, нам никогда не объясняли. Зато это учит самому принимать решения – нужно выбрать, с кем хочешь встретиться: с семьёй или приятелями, ну и ценить свободу. Я помню каждое своё увольнение за все шесть лет, но ведь это не плохо – всю неделю ждать одного дня. Никого насильно не держали, не нравится – уходи в другую школу. И такие были: некоторым девочкам хотелось больше свободы, они её получали, когда переводились.

С увольнений разрешалось приносить несколько шоколадок, но следили за тем, чтобы воспитанницы не возвращались с чипсами, например. Боялись, что мы отравимся, а это же сразу санэпидемстанция, для закрытых учебных заведений вещь опасная – сразу на карантин отправят. А карантин равен лишению увольнительных и прочих радостей жизни вроде выездов.

R8unIBOHVOw.jpg

Петух от физика и ротонды во дворе

Подобное уединение компенсировалось всем, что нас окружало. В свободное время, которого всегда не хватало из-за учёбы, можно было гулять по большому парку на территории пансиона. В нём два фонтана, ротонды; утки, курицы и даже петухи, которых мы слышали каждое утро. Одного из них вывел наш учитель физики, об этом до сих пор ходят легенды. Классы не похожи на те, к которым мы привыкли в обычных учебных заведениях. Я была ребёнком, который только что приехал из сельской школы военного городка где-то на Сахалине. И тут разноцветные парты, маркерные и электронные доски вместо меловых, а каждой воспитаннице выдаётся собственный ноутбук для учёбы, который потом нужно сдать.

К тому же Министерство обороны не только брало на себя все расходы на обучение, но и выдавало нам стипендию – 1000 рублей в месяц обычно, а на летних и зимних каникулах – по 10 000. Причём выплаты мы получали независимо от оценок.

За борщом погонишься – образование не поймаешь

Одна из главных особенностей, которая отличает мой пансион от остальных школ – здесь учатся только девочки. Сейчас стараются развивать женское образование – чтобы не только борщи варили (хотя мы это делали на уроках кулинарии), но и в университетах учились. Часто люди сравнивают нас с благородными девицами. Это бесит, тех девушек в Смольном ведь растили не совсем для высоких целей.


В пансионе ни разу не звучали слова вроде «вы вообще-то будущие жёны!»


Я вообще считаю, что гендерное образование более продуктивное – никто никого не отвлекает, это правда помогает. У нас даже мужской персонал в жилые корпуса не допускался. Думаю, если бы у нас учились мальчики, воспитанницы меньше думали об учёбе, а больше о том, как бы накраситься утром. А так ты всё делаешь только для себя: аккуратно одеваешься, за причёской смотришь и не паришься.

Две косы для гостя

А за соблюдением должного внешнего вида следили строго – всем воспитанницам выдавали расписание, в котором каждому дню недели соответствовала определённая форма. Она была двух видов: красные юбка и пиджак в клетку с гербом пансиона и то же самое, только синего цвета, парадная форма. Если кто-то нарушал дресс-код, к нему подходила староста класса и отправляла переодеваться. К причёске тоже свои требования – одна коса в будний день, две – в праздник или когда приезжали гости. Так мы выглядели более прилично и аккуратно.

HfU51Bem7CA.jpg
А вот что пишут о пансионе некоторые блогеры

Гости приезжали довольно часто: это были актёры и общественные деятели. Помню, как маленькой сидела близко к Кобзону, пока он выступал с речью, и думала: «Ого, сам Кобзон передо мной». Сейчас вспоминать об этом смешно, но тогда я была такой счастливой. Гости ничего не получали за выступления, поэтому некоторые просто отказывались приезжать к нам.

В свободное время воспитанниц вывозили в Кремлёвский Дворец на недели балета, Большой театр, и даже в музей современного искусства «Гараж», который принадлежит жене Романа Абрамовича, попечителя пансиона. На этом его роль не заканчивается – в день выпуска каждая из воспитанниц получила от Абрамовича по макбуку.

Танцы с кадетами и дискотеки с МЧС

Хоть мы и привязаны к Министерству обороны, каждый день строевую не проводили – только в младших классах, и то не постоянно. У нас была одна пара по физкультуре в неделю и одно занятие по бассейну (в пансионе учились не по урокам, а по парам длиною в 80 минут). В младших классах проводили ещё уроки бальных танцев, чтобы мы смогли достойно выступить на балах, на которые нас возили. Там воспитанницы танцевали с кадетами из разных заведений. В старших классах балы сменились дискотеками: приезжали военно-музыкальные училища и МЧС. А на лето можно было поехать в Орлёнок. Так что даже учитывая, что наш пансион – место для девушек, друзей среди мальчиков мы тоже успели завести.

yniXFBzvSr4.jpg
Воспитанницы на Соборной площади

В конце 11 класса, когда почти всех моих друзей в обычных школах не заставляли ходить на уроки, я иногда думала: «Лучше б училась как все». Но именно из-за того, что нас не отпускали, подготовка к экзаменам была очень хорошей. Да и выпускной был не такой, как в обычных школах – корабль-ресторан по Москве реке, маршировка по Соборной площади, которую мы репетировали полгода почти каждый день. Так что теперь я уверена, что не стала бы тем человеком, которым являюсь сейчас, если бы не пансион.

Текст: Анастасия Филиппова
Фото: из личного архива героини, http://pansion-mil.ru/

 

Добавить комментарий