Благотворительность не любит тишину

В городе появляется всё больше приютов для бездомных, пунктов обогрева, чтобы пережить зиму, и тех, кто хочет помогать на безвозмездной основе – благотворительность вошла в правильное течение. А как живут компании, в которых сотрудники жертвуют своим временем ради волонтёрства и помощи нуждающимся? Мы поговорили с представителем фонда «AdVita», директором компании и узнали, чем занимается корпоративный волонтёр, как помощь другим людям сближает коллектив, почему об акциях в фонде нужно говорить как можно больше и имеет ли Россия шанс на системную благотворительность. 

DSC03784
Мария Калмыкова

От лица фондов – куратор корпоративного волонтёрства «AdVita» Мария Калмыкова.

– Кто такой корпоративный волонтёр?

– Корпоративный волонтёр делает всё то же самое, что обычный. Отличие в том, что корпоративные волонтёры приходят готовой командой, и их деятельность вдохновлена, или даже инициирована, руководством компании. Идея и её реализация совершаются на безвозмездной основе. Поощрение за работу зависит исключительно от желания компании. Есть проекты, которые дают какие-то награды участникам. Например, ООО «Газпромнефть» НТЦ работали с нами над большим проектом целый год: проводили акции по сбору средств, мастер-классы в больницах, организовывали автоволонтёрство, помогали нам в перевозках. В это они добавили соревновательный элемент: тот, кто выполнит больше поездок, тот получает приз. Но чаще, конечно, волонтёрство предполагает добровольную и бесплатную работу.


«Ты что-то сделаешь, а мы тебе за это что-то подарим, – наверное, не совсем правильный настрой»


По-настоящему заинтересованные люди, которые приходят по своему желанию, для нас ценны. Партнёрам и волонтёрским командам мы выписываем благодарности – в письменной и электронной форме, дарим кружки с рисунками наших подопечных – недорогой пустячок, чтобы выразить признательность.

Но существуют и нематериальные бонусы. Делая что-то вместе в неформальной обстановке, команды сплочаются. Сотрудники развивают soft skills – социальные навыки, которые могут быть полезны человеку в работе. Например, они учатся организации мероприятий или общаться с незнакомцами в больничных поездках на мастер-классы. 

В компаниях за волонтерское направление отвечают менеджеры по развитию персонала. То есть те, кто больше всего общается с людьми в коллективе. Есть крупные компании, где люди специально занимаются устойчивым развитием и благотворительными инициативами на постоянной основе. 

advita

В компаниях за волонтёрское направление отвечают менеджеры по развитию персонала. Они больше всего общаются с людьми в коллективе. Есть крупные компании, где люди специально занимаются устойчивым развитием и благотворительными инициативами на постоянной основе. 

– Где зародился этот тренд?

– Этот тип волонтёрства появился в Америке, а потом его подхватили в других странах. Это часть идеи корпоративно-социальной ответственности и устойчивого развития компании. Любая коммерческая организация должна преумножать свой финансовый капитал. Но эта цель не должна стоять во главе угла, должно быть ещё что-то. 


«Если компания будет нацелена не только на деньги, но и на социальную цель, на заботу о благополучии людей, то и развиваться она будет гармоничнее»


Для европейских компаний волонтёрство, например, сбор вещей для нуждающихся в помощи, – это обычная часть корпоративной культуры. Поэтому в России оно развито, в первую очередь, в международных компаниях. Но также разделяют ценности устойчивого развития крупные отечественные организации, например, авиаперевозчики или IT. Отдельная история – это социальная ответственность промышленных организаций, которые заботятся о целых городах, где стоят их заводы. У многих из них сформирована понятная работающая модель всесторонней поддержки сотрудников и местных жителей и экологические программы. Волонтёрство для них – это норма. С другой стороны, сейчас мы запустили анкету для подписчиков «AdVita», чтобы узнать, как у них дела с корпоративным волонтёрством в компаниях. Отклик получился совсем небольшой, и из него следовало, что большинство мест, где работают опрошенные, не практикуют волонтёрство и не поддерживают благотворительность. В России сейчас направление получает большую поддержку, 2019 – это официально год волонтёрства. О благотворительности много говорят. Хотелось бы, чтобы об этом с окончанием года не забыли. 

RABOTA

– Чем волонтёрство полезно сотрудникам? 

– Есть рабочая среда и повседневная, неформальная. Общение с командой коллег и руководителями в неформальной обстановке с альтруистической общей целью сближает и раскрепощает людей. Скорее всего, им будет проще коммуницировать потом на работе, решать вопросы и трудности с большим взаимопониманием. Также волонтёрство приносит человеку положительные впечатления и переживания. Когда он, находясь в неформальной расслабленной обстановке, разделяет этот опыт с коллегами, то эти переживания ассоциируются потом и с работодателем, и с коллективом: так повышается лояльность.


«Есть миф, что сотрудников заставляют участвовать в благотворительности. К счастью, чаще всего это не так. Всё-таки взрослые люди могут решить за себя: участвовать в акциях или нет. И работодатель должен понимать, что от волонтёрства, как и любой работы, на принудительной основе не будет положительного эффекта»


И ещё иногда говорят, что благотворительность якобы должна быть тихой. Наоборот, хорошо, когда компания рассказывает о своих практиках в правильной форме и привлекает остальных. Иначе как этого добиться, если помогаешь анонимно? И, конечно, корпоративное волонтёрство как часть культуры в идеале должно приносить видимый результат, потому что люди тратят своё время, усилия и ресурсы. Нужно рассказывать сотрудникам, кому и почему компания предлагает помочь, что даст участие каждого, и результаты – что удалось сделать и к чему это приведёт. Если же компания хочет увидеть и понять выгоду от волонтёрства – важно исследовать результаты таких акций. Почти никто не занимается изучением того, что было до и после волонтёрских проектов с коллективом, с навыками, с успехами. Пока что, к сожалению, показать мы можем отзывы организаций на житейском уровне, никаких статистик нет.

– Как компания и фонд находят друг друга?

– Обычно компания выходит на нас сама, но бывают случаи, что мы находим интересный вариант и предлагаем нам помочь. Со стороны фонда я связующее звено, моя задача – координация. У нас есть волонтёрский отдел, который занимается сотрудничеством с любыми волонтёрами. Организация всего и поиск нужного дела – в их руках. Также есть, например, PR-отдел, который организует крупные мероприятия, или же донорский – по сдаче крови или костного мозга. Проще всегда иметь одно контактное лицо, поэтому я веду общение. В зависимости от того, что компании интересно, связываю их с нужными людьми. 

– Нужно ли рассказывать о благотворительности в СМИ?

– Благотворительность улучшает связи компании со СМИ. Есть специализированные медиа, которые и существуют для того, чтобы рассказывать про социальные инициативы. Есть компании, которые организуют благотворительные акции только ради того, чтобы выступить с этим в газетах, но в последнее время такие случаи встречаются реже. Например, одна компания принесла нам пакеты с игрушками для процедурных кабинетов в детских отделениях (акция «Коробка храбрости»), сфотографировала их со всех сторон и больше никогда не появлялась. Зато во всех социальных сетях выставили. Я не думаю, что это какой-то злой умысел, ведь игрушки для процедурных кабинетов людям с онкологическими заболеваниями – это хорошо. Хотя выглядело так, будто дело было совсем не ради помощи.

ZELEN_2.jpg

– Какие бывают трудности?

– Трудности возникают, когда компания приходит с желанием сделать благотворительную волонтёрскую акцию, мы выслушиваем идею и говорим, возможно ли будет это осуществить. Иногда компании отказываются слышать фонды, воспринимая нас чуть ли не как препятствие в добрых делах. Наша задача в этой ситуации – объяснить свою позицию и настоять на том, что будет лучше для подопечных фонда. Например, компания приняла решение участвовать в благотворительном субботнике и хочет посадить дерево на территории больницы. Мы знаем, что сделать это в день уборки никак нельзя. Согласование акции займёт больше недели, деревьев в парке уже достаточно, а сезон посадок закончился. А главное, под парком в больнице проложены важные коммуникации, при посадке дерева можно их повредить: и больница в итоге останется без воды, например, или света. 

Компания очень расстроилась, когда мы отказались от предложения, и долго не хотела принимать наш ответ за окончательный. Могу предположить, что моё противостояние могло выглядеть как неуступчивость. И всё же мы нашли хороший общий выход: компания закупила для больничных клумб цветы и в день субботника украсила свежими посадками вход в больницу. Эта помощь была нужна больнице, пришлась к сроку, и мы были очень признательны компании в результате за облагораживание территории. И команда была довольна своим трудом.

Ведь пример с деревом не единственный, и бывают более мрачные ситуации, где речь не о растениях, а здоровье живых людей, когда жертвователь не готов нас услышать.


«Хочется, чтобы фонды представляли как экспертов в благотворительности, а не как исполнителей любых желаний и event-агентства»


Есть и примеры полного взаимопонимания. Существует международная аудиторская компания, с которой у нас хорошие и понятные договорённости. С ними состоялась встреча, где они указали все условия: когда, как и в какое время они могут помогать. Они принимают наши идеи и рекомендации по организации волонтёрских акций, командой поддерживают наши мероприятия, например, благотворительный забег «Айда, Пушкин» и интеллектуальную игру для корпоративных команд. Кстати, они вдохновили нас на этот формат, сказав на первой встрече, что для них интересно познакомиться с другими компаниями, завязать полезные контакты. Над нетворкинговой составляющей командных событий мы ещё работаем, но начало есть. Мне нравится, что компания видит возможность для развития в сотрудничестве с благотворительными фондами. Также они помогают нам не по своему профилю – разрешают пользоваться большим дизайнерским принтером, и этим лишают нас массы проблем, связанных с распечаткой промоматериалов, за что им отдельное спасибо.

Ряд компаний поддерживают нас pro bono (профессиональное волонтёрство). То есть компания готова нам помочь в качестве эксперта в своей области. Например, у нас есть дизайнерские агентства, которые помогают с брендингом мероприятий и сайтами,  фотографы, которые с нами сотрудничают, юридические компании, к сотрудникам которых мы иногда обращаемся за помощью в решении вопросов подопечных.

A.jpg

От лица компаний – генеральный директор «IQ Option Software» Кирилл Латохин.

– Почему вы занимаетесь волонтёрством?

– У нас довольно молодая компания, за пять лет превратившаяся из стартапа в крупную организацию. По мере роста появилось желание и возможности поддерживать благотворительные проекты. Сначала во внутренней корпоративной сети всё чаще можно было увидеть предложения от коллег поддерживать инициативы, но речь шла, скорее, об адресной помощи. Мы решили вывести это на более профессиональный уровень, и вот уже более двух лет системно поддерживаем корпоративное волонтёрство.

– В каких благотворительных акциях в последнее время участвовала ваша компания?

– В субботниках, например, или в выездах в приюты для животных сотрудники принимали участие в выходные дни. За этот год мы участвовали в проекте «Ночлежки» «Пункты обогрева», благотворительном субботнике на территории больниц для людей с онкологическими заболеваниями, который организовал фонд «AdVita», собрали часть средств на кинолога для собак из приюта «Ржевка». Сейчас сотрудники могут принять участие в акции «Добрый город Петербург» для жителей дома-интерната и в проекте «Ночлежки» «Консультационная служба» для тех, кто нуждается в юридической и социальной помощи. Кроме того, у нас в офисе установлен Добробокс, в котором мы круглый год собираем вещи в хорошем состоянии. Всё собранное мы передаём благотворительному сервису «Благодаря». Часть вещей распределяется среди нуждающихся, а часть – продаётся. Реализованные средства мы перечисляем в центр помощи бездомным животным «Потеряшка».

RISUNOK.jpg

– Поощряют ли как-то сотрудников за такую деятельность?

– Для наших сотрудников действует система нематериального поощрения. Каждому начисляются специальные фишки, которые можно переводить друг другу в знак благодарности. Ещё мы добавили возможность пожертвовать свои фишки на благотворительные акции. Компания монетизирует их и переводит средства фондам. Благодаря такой схеме нам удаётся предоставлять сотрудникам возможность принимать участие в благотворительных акциях в поддержку детей и пожилых, бездомных людей, людей с заболеваниями, нуждающихся в помощи, и животных в приютах. Уникальная система обмена фишками позволяет участвовать в благотворительных проектах, практически не отвлекаясь от рабочего процесса. 

– Чем полезна такая деятельность?

– Своей деятельностью мы показываем, что заниматься благотворительностью несложно. Видим, что наши сотрудники готовы помогать, поэтому поддерживаем их и рассказываем о том, что такое системная благотворительность и как сделать так, чтобы помощь была полезной. Помимо этого корпоративное волонтёрство приносит пользу компании и людям, которые в ней работают, – развивает гибкие навыки, формирует общие ценности и позволяет сотрудникам почувствовать причастность к положительным переменам в обществе. Помогать – всегда приятно. Ещё приятнее, когда видишь качественные, а самое главное системные изменения в лучшую сторону.


«Цель каждого фонда, по сути, – сделать так, чтобы в его помощи больше не нуждались. Надеюсь, что однажды не придётся никому помогать, потому что всем будет хорошо»


– Развивается ли это направление в России?

– Всё больше компаний поддерживают концепцию устойчивого развития и разделяют социальную ответственность. Баланс в окружающей среде, экономике и социальной сфере, безусловно, необходим. Думаю, все это понимают, и надеюсь, что у корпоративного волонтёрства хорошие перспективы для развития. Отклик сотрудников на участие в благотворительных проектах, желание помогать другим – отличный показатель удовлетворённости, самореализации и успешности.

Текст: Мария Гончарова
Фото: Станислава Кудряшова 

Добавить комментарий