Остров рукоделия: на что посмотреть в Туле

На первый взгляд, Тула – типичный российский город. Стоит отойти 200 метров от стен сияющего кремля, и перед глазами – мусор и разваливающиеся деревянные дома с выбитыми окнами. Не совсем то, что нужно обычному туристу, – в Инстаграме не похвастаешься. Поэтому знакомство с Тулой лучше начать с визитной карточки города – музея самоваров.

Самовар-паук и сахарный старец

Хотя первые самовары появились на Урале, своим брендом их всё же сделала Тула. Поэтому по левую руку от вездесущего памятника Ленину на главной площади города стоит музей, больше похожий на храм самоваров. Внутри их больше 300 штук. Они всевозможных форм: от круглого «паука» до единственного в своём роде самовара в виде терема. Его мастер не закончил. Почему? До сих пор остаётся загадкой.  Особая гордость музея – самый старый самовар коллекции. Его изготовили в начале XIX века на первой тульской фабрике братьев Ивана и Назара Лисицыных. Он важно стоит в стороне от своих собратьев – в 2005 его признали памятником науки и техники первой категории.

В экспозиции представлены ещё и сладости – пить просто чай издавна не принято. Экскурсовод жалуется: «Каждый посетитель считает своим долгом спросить, можно ли лизнуть семидесятилетний кусок сахара. Но он от старости напоминает мел, поэтому делать это я им не советую». Ещё один сладкий экспонат – сорокалетний заяц. И хотя он моложе сахарного старца, лизнуть его уж точно не захочется: ресницы осыпались, пустой глаз неприветливо выглядывает из-под сладкой складки.

После музея хочется проверить, так ли хорош самоварный чай, как об этом рассказывает экскурсовод.

Угол сладкоежки

Чай по-тульски под забытый промысел

Поможет в этом убедиться остров, который расположен в центре индустриальной части Тулы. На нём ещё помнят те времена, когда город был полностью деревянным: по створкам окна можно было определить, кем работает хозяин дома, а область славилась производством расписных игрушек. 

Настоящий самовар

Это ремесленный двор «Добродей». Здесь мастера научат правильно растапливать самовар. Сначала нужно опустить горящие лучины в топочную камеру (тело самовара), надеть на него трубу и подождать, пока не закипит. Вода к этому моменту уже пропитается древесным запахом, а значит, станет вкуснее. Заварку лучше приготовить самому – из мяты, зверобоя, ромашки и коры дуба. Чай получается ароматным и совсем не похожим на тот, что мы пьём из обычного чайника.

Работники «Добродея» умеют не только готовить вкусный чай, но и создавать произведения искусства. К примеру,  Алла Гончарова – потомственная мастерица филимоновской игрушки. По её словам, сейчас в мире осталось около 13 таких мастеров. Промысел гибнет: уходит традиция обучать молодое поколение, хотя Алла своих внучек расписывать игрушки научила.

– С советского периода люди больше запомнили дымковскую игрушку, хотя она – правнучка или даже праправнучка филимоновской, – взмахивает руками мастерица.

Чаще всего такие игрушки расписывали жёлтой, красной и зелёной темперой. Это такая краска из яйца и порошковых пигментов. Вместо кисточек использовали куриные пёрышки. Большая коллекция филимоновской игрушки хранится в Тульском областном краеведческом музее. 

За семью створками

В «Добродее» есть большая коллекция резных оконных наличников. Даже от зданий, которых больше не существует – развалились или сгорели. А вышло так, потому что вплоть до начала XX века на 130 каменных зданий Тулы приходилось 4500 деревянных домов.

Резные наличники

Некоторые наличники хранятся вместе со створками. Такие окна могли принадлежать только дому какого-нибудь оружейника. Люди этой профессии были самыми богатыми в городе, и им, пожалуй, был смысл поплотнее закрывать окна, чтобы не искушать своим богатством менее зажиточных жителей. 

Усадьба Ильи Муромца

В полутора часах езды на машине от «Добродея» раскинулся ещё один музей – усадьба художника Василия Поленова. Это место – идеальный образ русской глубинки: по краям хвойной аллеи, которая ведёт к дому, возвышаются снопы сена, на весь лес разносятся крики грачей, сражающихся за место в скворечнике. Стены дома увешаны произведениями искусства, среди которых ютится первый этюд картины Виктора Васнецова «Богатыри». Он хранится в усадьбе не просто так: Поленов позировал для фигуры Ильи Муромца.

В одной из витрин столовой хранится шутка Валентина Серова – мальчики-болванчики. Это красочные матрёшки, изображающие друзей художника: промышленника Абамелек-Лазарева, композитора Римского-Корсакова, предпринимателя Савву Морозова и самого Василия Поленова. Из окон этой комнаты виден хвойный лес, хотя раньше на этом месте пролегала дорога – художник сам менял ландшафт своих владений. Вдали извивается Ока. Именно она спасла усадьбу от фашистов, которые во время войны остановились на противоположном берегу. Сейчас дому 126 лет, и за это время он ни разу не реставрировался. Работники музея относятся к участку бережно и внимательно, будто боятся нарушить что-то родное и уютное.

Текст: Анастасия Филиппова
Фото: Анастасия Филиппова,
https://museum-tula.ru/muzei/muzej-samovar/galereya/2990/

Добавить комментарий