Компас Люди здесь По жизни

Горящие сердца и дымящиеся двигатели

А помните те старые жигули, которые ещё недавно ассоциировались с Советским Союзом и нашими дедушками? Теперь это популярные среди молодёжи машины для дрифта – автомобильного вида спорта, в котором машина едет боком в управляемом заносе. Так называемая боевая классика.

А помните те старые жигули, которые ещё недавно ассоциировались с Советским Союзом и нашими дедушками? Теперь это популярные среди молодёжи машины для дрифтаавтомобильного вида спорта, в котором машина едет боком в управляемом заносе. Так называемая боевая классика. После всего, что я увидела, мне захотелось позвонить дедушке и сказать: «Деда, у тебя в гараже под пылью скрывается совсем не то, что мы думали!»

****

«Сегодня в 22:00 на парковке N», – такие указания я получила от своего куратора в мире «боевой классики». Мысленно кивнув головой, начинаю думать о предстоящей встрече. Страшно. Этот вечер я проведу с незнакомыми людьми в малознакомом месте, и в случае чего мне сложно будет убежать. Борюсь с этими мыслями и всё равно ставлю на тревожный вызов мамин номер.

****

21:50. Приезжаю на место чуть раньше времени. Но меня уже ждут.

– Привет! – уверенно вступаю я, мило улыбаясь парню, в котором узнала своего куратора.

– Ну здорово, как добралась? – отвечает молодой человек с сигаретой в руках, одетый в олимпийку и модные поношенные кроссовки. Облокотившись на свою гонку, он испепеляет меня взглядом с головы до ног. Двое друзей поддерживают его в этом непростом деле.

Пока мы разговариваем ни о чем, осматриваюсь. Аккуратно припаркованные углом боевые жигули намыты до блеска. Первой привлекает внимание низкая «пятёрка» насыщенного лимонного цвета с чёрным дактейлом (накладкой на багажник, напоминающей утиный хвост), белыми как снег дисками и разноцветными наклейками на стёклах и дверях. Внутри всё профессионально оборудовано: после апгрейда остались только два места спереди, вместо обычных кресел – спортивные. Мне сразу становится понятно: эту машину любят и вкладывают в неё много денег. Нет ржавчины и вмятин, отслаивающейся краски. Рядом с тюнингованным ВАЗ 2105 стоит скромная нежно-бежевая «семёрка», внешне почти ничем не отличающаяся от обычных дедушкиных «жигулей», приехавшая будто за компанию, как страшная подружка. Ей плохо, но она знает, что скоро тоже станет зачётным корчом (усовершенствованным автомобилем для дрифта; авт. жарг.).

Вне закона

Мне скорее хочется увидеть и почувствовать настоящий дрифт. Мы отходим от машины на безопасное расстояние, и я открываю заметки на телефоне. Двое друзей удивленно смотрят, не понимая, почему не камеру. Повисает тишина, которую внезапно прерывает насыщенный звук заведённого мотора. Водитель газует, даёт угла, и дым от колёс заполняет пространство, пробивается сильный запах жжёной резины. Машина издаёт настолько пронзительные громкие звуки, что кажется, будто она выплёскивает через рёв, свист и скрип все обиды, которые накопились в её душе. Зрелище поистине завораживающее.

– Можно часами смотреть, как валит жига. Жаль только, что она столько не протянет, – комментирует, смеясь, один из приятелей.

– Сломается? – почти кричу я сквозь оглушительный шум.

– Ну да, ты подрифтил вечерок, а утром ползёшь в гараж возиться со своей капризной.

– И не надоедает вам постоянно чинить её?

– Бывает, конечно, но в такие моменты я представляю, как наваливаю боком – это мотивирует. Ремонтировать то, что бесконечно отваливается, напрягает, а вот поставить новенькую турбину всегда в кайф.

Прямо перед нами резко тормозит только что кружившая на парковке жига.

– Ну чё стоишь, прыгай давай, – с ухмылкой говорит мне пилот и открывает дверь изнутри.

«Джентльмен», – подумаете вы. «Не работает ручка», – отвечу я.

Если не знать, что сидишь в жиге, можно подумать, что это настоящая спортивная машина: спортивный руль, ковши (спортивные кресла), к которым прилагаются четырёхточечные ремни для полной безопасности, обнажённые железные двери и крыша (чтобы машина была легче) и другие апгрейды, которые я своим любительским взглядом не заметила.

Чтобы слегка наладить разговор, с улыбкой спрашиваю:

– Пристёгиваться надо?

– Ты мне не доверяешь? – отвечает дрифтер, подхватив мою улыбку.

Опыт дрифтера пассажирского сиденья у меня имелся. И я всегда пристёгивалась, как бы ни доверяла своим друзьям. Этот раз не был исключением.

Подготовившись к старту, мы заметили машину ДПС, патрулирующую возле парковки гипермаркета.

– Предлагаю проехаться по округе, пока менты не уедут.

Моя мнительная натура быстренько продумывает худший из вариантов после «поездки по округе»: лес, труп, май. Но я убеждаю её отставить панику, и мы медленно выезжаем на дорогу.

– Они вас гоняют? Или выписывают штрафы за дрифт?

– Жигулисты неприкосновенны, мы вне закона, – с явным пафосом заявляет он. – Официально нет такого штрафа – «за дрифт», но на глаза им лучше не попадаться: точно найдут к чему придраться, тем более на парковке.

– Часто останавливают?

– На движения мы выезжаем в основном ближе к ночи, ездим на свой страх и риск. Самое безопасное место – за городом. Дрифтят по ночному городу либо смелые люди без тюнинга, либо очень смелые. Если мусора тебя остановят с дактейлом и низкой посадкой – прощай, жига. Привет, штраф за изменение конструкции автомобиля и снятие с учёта (на машине, снятой с учёта, водитель не имеет права передвигаться).

Тем временем мы двигаемся по району плавно, будто на экскурсионном автобусе. Я внимательно слушаю, как недавно мой жигулист менял рычаг подвески, и даже слышу знакомые термины, а порой и вовсе поддерживаю этот сложный инженерный диалог. Чувствую, как его доверие стремительно растёт и он находит во мне интересного собеседника, а я в нём – достаточно умного парня, прекрасно разбирающегося в машинах.

– А почему большинство жигулистов не тонируют стекла?

– Жига – это аквариум. То, что внутри неё, – твоя гордость, её не прячут. Тонируются пусть президенты и позёры, а мы придерживаемся другого принципа.

– За сколько ты покупал эту машину?

– Купил за 25, вложил около 200 тысяч. Всё ушло в основном на разные запчасти для дрифта, тюнинг, новый мотор. Экономия на рабочей силе: мы с пацанами всё делаем сами, помогаем друг другу строить жиги мечты, по возможности подкидываем детали. Боевая классика – одна большая дрифтерская семья, здесь единоличники не задерживаются.

Мы сейчас взорвёмся

После фразы в телефоне «Всё чисто» мы возвращаемся на парковку. Для меня это самая интересная часть вечера. Я никогда не сидела в прокачанной тридцатилетней жигули с опытным водителем, способным заходить на ней в самые крутые повороты.

Дрифтер газует на месте, мотор ревёт, как тигр во время драки. Завершив обряд, трогаемся. Я не против вцепиться во что-нибудь прочное, но железные двери и потолок, как колючая проволока, как бы предупреждают: не трогай. Набрав приличную скорость, водитель выжимает сцепление, резко выворачивает руль влево и даёт газу. Ощущение, будто катаешься на новом аттракционе в парке. В какой-то момент я замечаю серо-белый дым из-под капота. В голове сразу мелькает мысль: мы сейчас взорвёмся, – но паники у водителя не наблюдаю.

– У нас горит двигатель! – пытаюсь привлечь внимание водителя. Но дрифтер молчит и продолжает кружить. Я пугаюсь ещё больше, но буквально через секунду мы останавливаемся. Пока я в спешке стараюсь отстегнуть ремни и выбраться из огнеопасной коробки, водитель уже открывает капот, из которого валит ещё больше дыма. У меня стучит сердце. Открываю заедающую дверь и зову на помощь. Через несколько секунд я стрелой вылетаю из жигулей.

– Ты чего, не бойся, – смеётся друг водителя. Но вот только нам с дрифтером не до смеха.

– Лёха, неси быстрее огнетушитель, – приказывает человек из-под капота.

Мне страшно до такой степени, что я не могу сказать ни слова, застыв как окаменевшая.

Белое порошковое облако объяло полмашины. Нам повезло.

****

В тот вечер у машины перегрелся мотор, что сказалось на температуре масла, которое под давлением вытекло и попало на горячие детали. Мы вовремя заметили неладное, поэтому всё закончилось хорошо.

****

Пацаны на «жигулях» дрифтуют на парковках гипермаркетов, в тёмных углах или в центре города. Можно обвинить их в легкомыслии, а можно открыть глаза на реальную проблему – дефицит специализированных площадок. Ребята решают её сами, как могут, просто потому что хотят заниматься тем, чем им нравится. Конечно, существуют соревнования по дрифту, но получить допуск к ним довольно тяжело из-за большого количества требований безопасности, выполнить которые может не каждый.

Раньше я тоже смотрела на верхушку айсберга и думала: «Зачем они это делают?» Но, копнув поглубже, я всё поняла: за несколько лет существования дрифтерское сообщество «Боевая классика» смогло собрать семью, насчитывающую более 500 тысяч человек. Многие из этих ребят талантливые механики, водители, поклонники. Они превращают забытые всеми «жигули» в настоящий спорткар, способный достойно конкурировать на просторах дрифта.

Текст и иллюстрации: Алина Волкова

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

0 comments on “Горящие сердца и дымящиеся двигатели

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: