Лучше нетрадиционно любить, чем традиционно ненавидеть

27 мая 1993 отменили 121 статью УК РСФСР, по которой могли лишить свободы на несколько лет за гомосексуальные отношения. Прошло 26 лет, а такие люди всё ещё подвергаются гнёту со стороны общества и закона. Можно ли писать о них, не разделяя их проблем и переживаний и оставаясь в стороне?

Телефоны недоверия

На несколько дней для операторов горячих линий и телефонов доверия я превращаюсь в 22-летнюю Елизавету, которая любит девушек и не может об этом никому рассказать, особенно родителям. Обзваниваю пять петербургских телефонов доверия и две горячие линии ЛГБТ. Четыре раза в ответ получаю неловкое молчание: «Хм… А вы уверены в том, что вообще надо о таком рассказывать?» – неуверенно хрипят с того конца трубки. Я объясняю: «У родителей болит сердце за моё одиночество, они ждут внуков и уже сами готовы участвовать в поисках потенциального жениха. Рано или поздно всё равно придётся раскрыть свою ориентацию, но как это сделать, чтобы их не травмировать и не потерять?»

Обычные телефоны доверия, чьи голоса полны непонимания серьёзности ситуации, советуют всю жизнь скрываться, а проблему с внуками решить просто – взять в детдоме ребёнка, но прийти туда не с девушкой, а как одинокая женщина с финансовым достатком, иначе не дадут. Кстати, на сайтах телефонов доверия есть много материалов для подростков из серии «Как лучше признаться в своих чувствах». Однако на гомосексуальных людей это всё, видимо, не рассчитано.

Горячая линия российской ЛГБТ-сети предлагает такое решение: пока от родителей есть финансовая зависимость, можно оправдывать отсутствие личной жизни учёбой. Потом всё индивидуально. Если ваши близкие готовы понять – поделитесь с ними, а если нет – придётся держать всё в тайне.

Как живётся или выживается тем, кто чувствует любовь к своему полу, узнаю у Марины (имя изменено по просьбе героини).

Марина, 19 лет: «Тянет к определённому человеку, а не к его полу»

Не могу назвать точную дату, когда я проснулась и поняла, что мне нравятся девушки. Всё происходило постепенно: какие-то знаки, намёки появлялись на протяжении всей жизни. В 12 лет пришла на футбол и случайно узнала, что в моей команде есть девочки, которые «дружат» с девочками. Был шок и непонимание, но рано или поздно ко всему привыкаешь.

Через год я познакомилась в интернете с девочкой-футболисткой из другого города. Постепенно начали всплывать мысли типа «мне нравятся её руки» или «мне неприятно, что она общается с кем-то». В конце концов я поняла, что ревную её не как подругу. Полностью убедилась в этом при первой встрече.


«Знаешь, это когда ты видишь человека – и внутри теплота, сердце бьётся сильнее, всё как между мальчиками и девочками»


Не скажу, что меня категорически тянет больше к девочкам. Тянет к определённому человеку, а не к его полу. Я никогда не исключала, что мне может понравиться парень. Это здесь и сейчас. Вешать ярлыки типа «лесбиянка, бисексуалка», как по мне, неправильно.

Родителям я пока не решилась сказать. Страшно быть отвергнутой. Нет смысла говорить «лишь бы быстрее». Они серьёзнее воспримут слова взрослого и финансово независимого человека. Жить в России я не планирую: хочу иметь ребёнка, которому смогу дать счастливую открытую жизнь, а не растить в давящем озлобленном обществе.


«Подросткам любой ориентации живётся сложнее из-за отсутствия сексуального образования. Их не готовят к сексу, и все их знания – это опыт таких же друзей-подростков или порно»


Ситуацию изменить можно всегда, было бы желание правительства, но у них и так дел по горло. Само словосочетание «пропаганда гомосексуализма» – полный бред. Люди никого не агитируют и не призывают быть гомосексуалистом. Они просто хотят иметь равные права с гетеросексуалами. Глупо думать, что каждый гей хочет сделать всех такими же. Ему плевать. А вот тот факт, что он не может обнять своего партнёра, когда хочет, – огорчает.

Борьба за права плавно перетекает в пропаганду?

Российское общество пока не готово принимать в свои ряды гомосексуалистов. Это видно хотя бы по реакции людей на обложку известного журнала «Vogue», где целуются мужчины. «А потом удивляются, почему у них собор сгорел полностью», «Почему позволяют такие обложки? Это уже навязывание», «Борьба плавно перетекает в пропаганду, и вообще смешно бороться против естественности» – комментируют российские пользователи.

Разобраться в проблеме негативного отношения к ЛГБТ людям помог сексолог и психотерапевт Дмитрий Исаев.

Дмитрий Исаев, сексолог и психотерапевт: «Наша социология бесполая»

В XIX веке термин «гомосексуальность» ввели для описания нового заболевания людей с особенностями сексуальности. Их классифицировали как сумасшедших и, как и преступников, считали вырожденцами.

Потом от этого отошли и преступников перестали считать таковыми. В отличие от гомосексуалистов. Хотя доказательств того, что это может быть врождённым, до сих пор нет. Гомосексуальность – социальная категория, которая навешивается на человека исходя из его влечений. Ты продемонстрировал некоторое поведение – мы наклеили на тебя ярлык.


«Это поведение нельзя назвать и приобретённым. Что обычно приобретают? Какое-нибудь качество, болезнь. Разве любовь и влечение – это болезнь или качество?»


Наша социология бесполая. Она изучает всех людей с их особенностями, желаниями. Проблема не в том, какие возникают чувства, а что с ними делать. Дальше начинается череда набивания шишек. Если тебя с детства не подготовили, ты будешь их долго набивать и потом самостоятельно расхлёбывать ту кашу, которую заварил по незнанию и неумению. Люди страдают от своей сексуальной безграмотности. Результат отсутствия образования в этой области куда глобальнее: огромное количество нежелательной беременности и заболеваний, передающихся половым путём, среди молодёжи.

Но новости об этом всё-таки меньше травмируют родителей, чем известие о гомосексуальности ребёнка. Как рассказать об этом родителям, не травмируя их? Никак. У любого, впитавшего в себя стереотипы общества, будет шок. Если родитель адекватный и любит вас любого, не молчите – и будете приняты. Если же он относится к гомосексуальности как к извращению, то после вашего признания может вас выпороть или отправить в психиатрическую лечебницу, потому что ему это покажется правильным. Можете признаться, что ощущаете себя не тем лицом, которым вас родили, а в ответ услышать: «Это результат пропаганды, американской или какой ещё».

Знаю случай, когда брак регистрировали гей с лесбиянкой, чтобы формально иметь ребёнка. При этом никакого влечения они друг к другу не испытывали. Но таким образом они пытались легализовать свои права и возможности. Эти вопросы на индивидуальном уровне решаются, просто сам характер ситуации нелегитимный.

Закон о пропаганде гомосексуализма – полный абсурд. Он дискриминирует людей и нарушает Конституцию. Ты никак не можешь заявить о себе: ни публично признаться в своей ориентации, ни выйти спокойно на улицу с радужным флагом, потому что пропагандой объявляется всё. Пропагандировать можно взгляды, но сексуальное влечение – это не взгляд, не идеология.

Текст: Татьяна Кропотова
Фото: Альянс гетеросексуалов
и ЛГБТ за равноправие

Author: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий