От конечки до конечки

Остановка «8-я советская»
Ольга Михайловна

Ольга Михайловна не разговаривает с незнакомыми людьми, она на работе. Они её отвлекают.

– Вы уж лучше что-нибудь сочините, – отмахивается от меня кондуктор.
– Сочинять – это не к нам, – отвечаю.

У Ольги Михайловны не надо допытываться, она всё равно вам ничего не скажет, понятно?

Но мне повезло. Она представилась. «Ольга Михайловна». Вся её жизнь связана с общественным транспортом. В родном Барнауле работала в кассе трамвайного депо, пока не попала под сокращение пенсионеров. Потом несколько лет ездила к сестре под Туапсе: набирала народ на экскурсии, распределяла их по автобусам. Но стало скучно, перебралась в Петербург и работает кондуктором троллейбуса.

– А что, интересно! Мы тут уже себе развлечения придумываем: смотри вот, есть остановка, мы называем «Внутрь идут одни старики».

Остановка «5-я Советская»
«Внутрь идут одни старики»

Троллейбус заполняется пожилыми людьми. Я удивлённо смотрю на Ольгу Михайловну, а она, гордая собой от того, что смогла меня удивить, ловко идёт собирать плату за проезд.

– У нас правила есть негласные с водителем. На этой остановке мы, например, всегда дольше стоим, чтоб все не спеша смогли дойти и сесть без волнения. И ещё. Это важно. Мы должны быть народом бесконфликтным. Ни на какие провокации не отвечать, не ругаться с пассажирами. Просто промолчать, и всё. Иногда хочется, конечно…

– Вдарить?
– Ага.
– Частенько?
– Да вроде как и нет. Питер-то – это город культурный. Даже в общественном транспорте.

Остановка «Метро “Площадь Восстания”»
Как валидатор стал инвалидером

– Да не надо мне эту штуку прикладывать к БСК, всё я отметил и так! – парень в синем пальто прижимает проездной к груди. – Совсем, что ли? Всё я оплатил!
– Ну, как хотите, – Ольга Михайловна пожимает плечами и собирается закончить беседу.
– Простите. Зачёты, и меня просто бесит всё, – парень протягивает проездной к валидатору кондуктора.

Ольга Михайловна возвращается ко мне и победно заключает:

– Вишь как. И вдарить перехотелось.
– А как правильно этот прибор называется? – показываю на торчащий из сумки Ольги Михайловны агрегат, напоминающий домашний телефон.
– А это я сейчас похвастаюсь тебе, я недавно запомнила наконец-то название правильное, – Ольга Михайловна выдерживает мхатовскую паузу и по слогам выдаёт: – Ва-ли-да-тор!
– А раньше как называли?
– Инвалидером, – смеётся кондуктор. – Ну не могла я никак в голову вбить, что это не от слова «инвалид» совсем. Как-то так оговорилась, коллеги посмеялись. Пришлось выучить, чтоб не краснеть.

Остановка «Дворцовая площадь»
Весёлые старты троллейбусов

Троллейбус резко ускоряется и пытается обогнать соседа, у которого на боку горит рыжее число 11.

– Это что?
– Весёлые старты. Кто вперёд на светофоре вырвется и впереди соперника встанет. И пассажиров вместе с их деньгами заберёт. Вон, выигрываем сегодня. Сейчас гляди, какая толпа зайдёт.
– А вы случайно рядом оказываетесь или вас как-то в одно время в рейс посылают?
– Одиннадцатый не из нашего парка. Случайно оказываемся рядом, поэтому и рвёмся, кто быстрее.

Остановка «Большой проспект»
Коллега по цеху

На «Большом проспекте» в троллейбус заходит женщина и с уверенным видом падает на священное место кондуктора.

– А, так ты у нас выходная сегодня? – подходит к ней Ольга Михайловна.
– Вчера полдня с этим валидатором возилась и безбилетников вытуривала, тут год отдыхай – не отдохнёшь.
– Ты до Русского-то добралась сегодня?
– Нет, умаялась. Потом.
– А какой у вас график? – встреваю я в разговор.
– Пять суток с утра, потом два выходных. Потом с обеда – и два выходных. И до музеев всё не дойти.
– А в какие музеи хочется?
– Говорят, есть музей, где маленький Суворов через маленькие Альпы переходит. Вот туда.
– Да и как всем людям, охота в Русский музей да в Эрмитаж, – говорит Ольга Михайловна.

Остановка «22-я и 23-я линии»
«Просто мужчина первый платить подошёл»

– Сегодня какой-то день хороший больно. И знакомую встретила, и ты со мной катаешься, и не лень же тебе.
– С той ноги встали.
– Не-а, просто мужчина первый платить подошёл.
– Это что значит?
– Это примета хорошая.
– А ещё какие есть?
– Да их не много вовсе. Собрать три светофора подряд с утра. И чтоб водитель первый поворотник включил в левую сторону.
– Так вы ж всегда по одному маршруту ездите, знаете, в какую сторону поворачиваете сначала.
– Ага, это я так себя специально настраиваю, – улыбается Ольга Михайловна.

Наличная улица. Поломка
«Ну хоть покурим»

Двери троллейбуса открываются, все пассажиры выходят и идут по своим делам пешком.

– «Рога» у какого-то товарища запутались. Пойдём смотреть, – зовёт Ольга Михайловна.

«Рога» одиннадцатого троллейбуса застряли в проводах, и он собрал за собой пробку, которая была будто подарена под конец смены.

– Ну хоть покурим! – подходит к нам кондуктор из соседнего троллейбуса и поджигает сигарету. – Смотрю на эти провода и гирлянду с новогодней ёлки вспоминаю.

– А я себе на прошедший новый год платье купила красивое, такое – с рукавом длинным…

На помощь застрявшему троллейбусу приезжает аварийная служба.

– Вот почти такого же цвета платье, только чуть потемнее.

Через десять минут после поломки
«Ты удочкой этой цеплять не умеешь, рыбак, блин»

– На, держи.

Держу белую длинную палку, которая называется «удочка». С её помощью провода пытаются отделить от «рогов», но ничего не выходит, не подобраться. Водители идут к кондукторам, и те дают им прикурить. После перекура решают пинать колёса припаркованной машины, из-за которой аварийка не может встать ближе к проводам.

Пинаю колёса. Выходят хозяева. Цокают. Отгоняют.

– Да брось ты удочку эту к чёртовой матери! Что ж ты с ней ходишь, ты удочкой этой цеплять всё равно не умеешь, рыбак, блин! – кричат водители.

Только на этих словах я понимаю, что длиннющая белая палка всё ещё у меня в руках, и отдаю её обратно.

Машина аварийки занимает удобную позицию, вызволяет троллейбус из западни.

– Поехали, мужики.

И мужики уезжают в одну сторону, а пострадавший троллейбус в другую.

– Ты, Насть, поезжай домой. В депо тебе всё равно нельзя, у нас там строго. Вон, замёрзшая вся и без того.

Сую Ольге Михайловне шоколадку, обнимаемся на прощание. И шурую до метро.

Текст и фото: Анастасия Квасова

Author: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий