Пасха, Курбан-байрам и бабушкины перемячи

В современном мире, где расовые, культурные и религиозные границы становятся всё более размытыми, межнациональные браки уже не считаются чем-то противозаконным или странным. Сейчас их число растёт из-за миграции населения с Кавказа, из Средней Азии, Приднестровья и Прибалтики и других регионов. Удачным ли будет такой союз, во многом зависит от готовности пары идти на компромиссы и от осведомлённости об особенностях культуры, религии государства будущего мужа или жены. Развилка попросила детей межнациональных пар рассказать свои семейные истории.

Рамина, 18 лет

Лягушки-путешественницы

Моя бабушка и мама любят путешествовать, да и много где бывали и ездили. В одном из таких путешествий, в Египет, решили взять с собой дедушку. Типичный пляжно-отельный отдых с экскурсиями и прочими развлечениями. Заходят в сувенирный магазин и заводят разговор с продавцом, который впоследствии оказывается владельцем этого же магазина. Беседа затягивается надолго. Сдружились. Постоянно находятся вчетвером и продолжают общение дальше.

Время отпуска подходит к концу, а семья возвращается домой, в Россию. Мама, несмотря на расстояние, продолжает поддерживать отношения с этим молодым человеком достаточно долго. Далее начинаются постоянные поездки моей мамы, как только выдаётся возможность рвануть. А иногда и он, мой папа, приезжает в Россию. Как раз в этот период мама узнаёт о беременности. Вопрос серьёзный, родители задумываются о семье и решают, кому и куда переезжать и вообще что делать. Бабушка, узнав о ситуации, сразу поставила условия: «Либо вы живёте в России, либо расходитесь».

Наделал делов – и в кусты?

Папа сразу же продаёт свой бизнес, начинает учить русский язык и всё больше времени проводит с мамой в России. В итоге он решает, что окончательно переедет к ней. Когда уже рождаюсь я, моя принципиальная и консервативная бабушка делает вывод, что это вовсе не разумное решение, объясняя ситуацией вокруг: конец 90-х – начало нулевых: бандиты, грабежи и убийства, а мой папа темнокожий. Папа уезжает в Египет. Какое-то время он приезжает к нам, а потом эта история очень загадочно для меня заканчивается. Сейчас папы в моей жизни нет. Со слов мамы, это произошло не потому, что папа мой наделал делов – и в кусты, а потому, что мама и бабушка были против его приездов сюда и общения со мной. Последняя наша фотография была сделана, когда я была ещё совсем маленькой.

Эллина, 21 год

Новый год новая жизнь

Мой папа – азербайджанец, с семьёй живёт на своей родине до тех пор, пока не начинается Карабахская война в 1992 году. Далее переезд в Тверь и город Ржевск. А мама – русская из посёлка Кувшиново, где проводит своё детство. В 1997 году она со своими подружками отмечает Новый год. Одна из них предлагает отметить праздник с ребятами, которым негде отмечать. Так родители знакомятся, 6 июня 1998 года женятся, а в ноябре рождаюсь я.

Если бы у меня спросили, какой я национальности, то я бы ответила «семейной».  Потому что не знаю, что такое самосознание русского или азербайджанского человека. При этом никогда не относила себя к азербайджанскому народу. Всё, что во мне есть из этой нации, – это фамилия и отчество. Даже имя греческое.

Моя национальность «семейная»

Меня особо не приобщали к русской культуре, а со стороны мамы семья не очень-то и верующая. Мы до сих пор печём куличи на Пасху, но не сказать, что делаем это с православным самосознанием. В церковь ходила всего два раза, чтобы свечку ставить, когда у меня сестра венчалась, и с бабушкой, когда у меня родилась младшая сестра. Я не крещёная, хотя папа хотел, чтобы приняла ислам. Тогда я восприняла это как шутку. Мама же сказала: выберу веру, когда вырасту.

Если говорить про азербайджанские традиции, помню следующее: когда я обо что-то ударялась, дедушка своей рукой сначала дотрагивался до больного места, а потом говорил: «Бисьмиллях». Не знаю, что это значит, но мне становилось не так больно. Часто отец с дедушкой, когда у них что-то случалось или же когда показывали футбольный матч, выкрикивали азербайджанские словечки. В Курбан-байрам мы собирались всей семьёй, потому что папе было важно быть вместе в этот праздник. Бабуля делала вкусные перемячи (пирожки с мясом), а мы с удовольствием ели. Семья со стороны папы тоже не была особо верующая: не часто ходили в мечеть, а в праздник могли выпить. Но помню похороны дедули, когда пришёл мулла и проводил обряд.

«Это часть моей семьи и моей жизни»

Родной язык для меня русский, он по душе. Меня никогда не обучали азербайджанскому, хотя семья папы прекрасно разговаривает на этом языке. Бабушка с папиной стороны полностью русская. В СССР она жила в Баку, там и познакомилась с дедушкой, коренным азербайджанцем. Сейчас же она прекрасно знает этот язык. А я даже не задумывалась над тем, хочу владеть азербайджанским или нет. Бабушка часто говорила, что нужно обязательно свозить меня в Баку. Вся семья с папиной стороны очень скучает по родине. С тех пор как началась война, они никогда там и не были. Лишь начав путешествовать сама, я задумалась о полёте в столицу Азербайджана. Даже не из-за моих корней, а потому что это действительно красивый город. Но всё же это часть моей семьи и моей жизни.

Многие стесняются своей национальности, я же никогда не стыдилась этого. Мне кажется, это круто, когда в тебе есть несколько культур. Возможно, одна из них как-то сможет найти отклик в тебе. Какой бы национальности ни была моя семья, я бы всё равно не обладала национальным самосознанием. Хотя меня восхищают люди, которые гордятся своей нацией, знают родной язык и культуру своей страны.

Мэрьяма, 18 лет

Залог счастливой семьи – коробка конфет и шампанское

Салехард – город, про который знают не все жители России, но именно там встретились мои мама с папой. В 1996 году для строительства и продвижения города приглашали заграничную силу. В частности это была турецкая компания, где как раз и работал мой папа. Мама же приехала по распределению из Екатеринбурга. Её соседка в тот момент познакомилась с одним турком. Мой папа тоже хотел познакомиться с русской девушкой, зная об их красоте. Однажды подруга предложила ей познакомиться с тем турком, моим папой, на что мама ответила: «Я с ним познакомлюсь, только с него бутылка шампанского и коробка конфет». Отец по-русски ни слова не понимал, его друг был в качестве переводчика.

В этот вечер он хотел удивить её и решил приготовить турецкий чай, а электрического чайника не было. Поэтому заварил холодный чай, а мама, сморщив лицо, выпила. Общение затянулось, но вдруг папа сломал ногу, и ему пришлось улететь обратно. Спустя полгода он позвонил и сказал, что приедет на ней жениться. Мама ничего не поняла и даже подумала, что это шутка. Но буквально через пару месяцев он снова позвонил, уже из Москвы, не зная, как до неё добраться в Салехард. У него на тот момент была виза в Москву, Екатеринбург и в Санкт-Петербург. Мама в этот же вечер купила билеты и поехала к нему. Спустя время в Екатеринбурге они спокойно оформили брак.

Русский турок

Первые месяцы отец просто узнавал Россию. Первое время, когда он приехал сюда, он спал в шапке и в шерстяных носках. Не мог находиться в таких суровых зимних условиях России. На медовый месяц поехали в Адлер, где случилось следующее. В ресторане они заказали еду: мама – блюдо из свинины, а папа курицу, потому что свинину не ест как мусульманин. Приносят еду, а отец берёт и швыряет со стола. Мама в шоке, говорит: «Почему? Это же курица, а не свинина». На что он отвечает: «Эта курица лежала рядом с твоей свининой». Устроил скандал и ушёл.

Брак родителей был первым зарегистрированным межнациональным браком на Ямале в 1997 году. Различие культур и традиций очень сильно повлияло на моё воспитание и на становление взглядов моей мамы. Отец сильно изменился в России. Если сравнить с родственниками из Турции, видно, что отец обрусел. Теперь у него достаточно современные взгляды, более европейские, не восточные. Раньше было много запретов. Спрашивал, почему я хожу в юбке, ведь я не должна её носить, или почему я распустила волосы и накрасилась. Сейчас, наоборот, покупает юбки и позволяет многое. Отец уважает мнение моей мамы и всегда с ним считается, а мама в то же время уважает культуру и традиции отца. Поэтому в семье у нас всегда был и есть баланс. Если мне что-то не разрешается, это или откладывается до определённого момента, или чем-то заменяется.

Я христианка, но в душе мусульманка

До семи лет я не придерживалась никакой религии. В садике в основном у всех были крестики и я не понимала, почему у меня его нет. Отец же очень хотел, чтобы я была мусульманкой. Обычно в таких семьях принимают сторону отца, но мы с мамой решили схитрить. Как-то папа чем-то отравился и ему было плохо. Именно в этот момент мама у него спросила, можно ли дочку крестить, он согласился, не осознавая этого. При этом мы заранее подготавливали почву, часто разговаривая насчёт религии, потому что вопрос очень серьёзный. Меня крестили.

Сейчас, когда я нахожусь под влиянием знакомых турок, мне ислам становится ближе. Хоть я и живу в России, но русский менталитет для меня всё равно непривычен. Часто бываю в Турции и вижу поведение местных девушек. Там совсем другое воспитание: скромность, сдержанность.

Ещё в Турции дефицит девочек, поэтому большое счастье, когда в семье рождается хотя бы одна. В нашей семье так и получилось. Каждый раз, когда я приезжаю, мне уделяют очень много внимания, ведь я единственная девочка в поколении.

В Турции бываю очень часто и уже через неделю уезжаю. Там много друзей и родных. У меня есть одна большая мечта: объездить всю Турцию и насладиться каждой улочкой этой страны. В каждом районе Турции есть своя особенность. Допустим, у кого-то особенный танец, а у кого-то блюдо, которое готовят только там.

Добавить комментарий