Герои Люди здесь Профессии

«Это романтично, интересно и не как у всех»: метеоролог о своей профессии

Ирина Фролова 30 лет работает метеорологом в аэропорту города Салехард. Поговорили с ней и узнали, куда приводят мечты о необычной работе и как метеорологи варятся в арктической кухне погоды.

Ирина Фролова 30 лет работает метеорологом в аэропорту города Салехард. Поговорили с ней и узнали, куда приводят мечты о необычной работе, как метеорологи варятся в арктической кухне погоды и почему в профессии много случайных людей.

О технологии работы

Я работаю в авиационной метеорологии. По всей длине взлётно-посадочной полосы установлены датчики температуры, влажности, давления, ветра и видимости. Наш ОПН (основной пункт наблюдения) находится у торца взлётно-посадочной полосы, ближе к датчикам. Данные с них поступают ко мне на рабочий компьютер. Я слежу за этими показаниями, смотрю, есть ли штормовые критерии, которые влияют на взлёт и посадку. Передаю эти данные авиадиспетчерам, отправляю телеграмму в мировой банк данных, чтобы нашу погоду могли посмотреть во всём мире. На основе данных фактической погоды на аэродроме синоптики составляют долгосрочные и краткосрочные прогнозы. Если погода ухудшается, отправляю сообщение об изменении и синоптики корректируют их.

О требованиях

Чтобы стать метеорологом, требуется специальное образование. Ещё мы проверяем зрение раз в год, с коррекцией оно должно составлять единицу. Раз в пять лет проходим сертификацию. Каждый месяц – техническую учёбу, там мы изучаем новые руководящие документы, изменения в инструкциях, сдаём зачёты два раза в год, повторяем характерные явления погоды для весенне-летних и осенне-зимних сезонов. У нас много проверок. Если что-то случится с самолётом, каждую запись изымают и передают юристам, они всё просматривают. Работа очень ответственная и серьёзная.

О выборе метеорологии

Все из класса уходили поступать на учителя, врача, экономиста. Мне казалось, что это наискучнейшие профессии. Я хотела чего-нибудь оригинального. И тут знакомая рассказала мне о Гидрометеорологическом техникуме. Мне показалось, что это романтично, интересно и не как у всех. Я с собой поступать взяла ещё шесть человек из класса, они узнали от меня и тоже захотели, но поступили только трое.

Сейчас понимаю, что не прогадала. Мне нравится, что не бывает одинаковой погоды. Происходят различные явления. Вот вы идёте и думаете: «О, снег пошёл», – а для нас это не просто снег. Он может быть ливневым, обложным, есть снежная крупа, снежные зёрна. Да и работа метеоролога на Севере своеобразна. Не зря Арктическую зону называют «кухней погоды». Здесь происходят очень быстрые процессы в атмосфере. Ты можешь приехать утром в жаркую погоду, а вечером возвращаешься – и уже похолодало, идёт дождь, иногда среди лета может пойти снег. И так очень часто. Именно на Севере формируются циклоны и антициклоны, которые потом оказывают влияние на погоду в России.

Об учёбе и работе

Мы шутили, что учимся в спортивном техникуме с гидрометеорологическим уклоном. Физкультура у нас была тяжёлая. Мы занимались спортивной гимнастикой, делали упражнения на кольцах, брусьях. Перед сессией я проводила все вечера в спортзале, о других предметах даже не думала. Однажды мы бежали кросс на лыжах три километра. Мы с подругой решили сократить, но нас поймали, и пришлось начинать с начала. Такое внимание к физкультуре преподаватели объясняли тем, что метеорологи работают на труднодоступных станциях и мы должны быть в хорошей физической форме.

У нас была интересная практика в Минске. Мы работали в лаборатории по контролю загрязнения атмосферы. С помощью приборов забирали пробы воздуха, в химической лаборатории изучали их на фенол, формальдегид, углекислый газ. Мне это очень нравилось. Но при распределении ни одного места по контролю загрязнения атмосферы не было. И я поехала в Тазовский работать метеорологом на аэродроме.

Помню, когда я там работала, был грибной и ягодный сезон. Мы просили пилотов полететь вместе с ними в посёлки поюжнее, там больше грибов и ягод, и нас всегда брали с собой. Мы ездили с термосами, корзинками, устраивали даже пикники, у костра сидели.

Через несколько месяцев я перевелась в Салехард, где и работаю сих пор. Наш ОПН почти в тундре находится. Когда начиналось похолодание, все лемминги (лесные мыши) сбегались к нам. Один раз я работала и случился наплыв леммингов. Они были везде: на полу, столе, диванах. Искали дырки, куда бы спрятаться. Я звоню авиадиспетчерам и говорю, что не могу производить наблюдения из-за леммингов. Сначала они посмеялись. Потом приехал руководитель полётов и начал сам веником прогонять их. Бывало такое, что я надеваю куртку, а из кармана лемминг выскакивает. Мы с ними всегда боролись: заказывали отраву, завели кота, но он ленивый был, не ловил их. К нам ещё один заяц всё время приходил. Мы ему привозили капусту, морковь, яблоки.

Ещё у нас есть примета: «штормовой» наблюдатель и «не штормовой». Во время смен некоторых коллег постоянно что-нибудь да происходит: ветер сильный, метель, пурга. Всегда плохая погода. Когда я работаю, у меня всегда прекрасная погода. Редкий случай, если ухудшается.

О чрезвычайных ситуациях и трудностях

Один раз у нас были очень сильные ливневые осадки. Тогда была старая грунтовая взлётно-посадочная полоса. Водой стало смывать с неё весь песок и нести к ОПН. Я думала, нас смоет. Текла целая река с песком. Всё закончилось хорошо: закрыли аэродром и ремонтировали полосу.

Сложно работать в плохую погоду. Мы ведём поминутное наблюдение, информация от нас авиадиспетчерам уходит каждую минуту. Нашу погоду прослушивают воздушные суда. Надо чётко следить за изменениями. Особенно тяжело работать в ночную смену. Мы выполняем ту же работу, но ночью и 12 часов. Нет нормальных бытовых условий, вода привозная, здание холодное. У нас малооплачиваемая работа, мы бюджетники. Из-за этого очень мало людей к нам идут. Сейчас в профессии много случайных людей. Они приходят, потому что больше некуда.

Несмотря на это, я не представляю себя в другой профессии. Чем дольше я работаю, тем мне больше нравится. Сводки с погодой отправляются по нулям и в тридцать минут каждого часа. Раньше у нас всегда работал маленький радиоприёмник, мы слушали «Маяк». А позывные «Маяка» тоже в ноль и тридцать минут. Домой приходишь, включишь эту же радиостанцию, во время позывных уже хочется идти делать наблюдения и отправить сводку.

О настоящем и будущем профессии

Сейчас всё автоматизировано, все данные с датчиков приходят на монитор компьютера. Раньше мы работали вручную, замеряли все показания специальными приборами. На это уходило очень много времени. Нужно было отсчитать температуру, влажность, давление по ртутно-чашечному барометру, видимость по ориентирам, внести поправки ко всем данным. Сегодня всё заложено в компьютер. Работа ускорилась и облегчилась. От визуальных наблюдений остались только форма и количество облаков, осадки, природные явления.

Мы много говорили с коллегами на тему замены нас компьютерами и пришли к выводу, что профессия останется. Машины не могут всё предусмотреть: форму облачности, явления погоды и осадки. Для этого нужен человек. А вот синоптиков, я считаю, скоро заменят. Будут вводиться данные фактической погоды, погоды окрестных станций в компьютер, и на основании этого машина будет создавать прогнозы.

Текст: Полина Фролова
Фото из личного архива героя

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

0 comments on “«Это романтично, интересно и не как у всех»: метеоролог о своей профессии

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: