«Передо мной поставили чёткий выбор: либо мать, моя дочь и все родственники, либо он»

Волосы цвета смолы Лаура дважды оборачивает в тугую гульку и прячет в пёстрый платок. На тыльной стороне тонких рук – незаживающие мозоли. Это результат непростой каждодневной работы: приходится ухаживать за двумя коровами и огородом. По-другому в селе не выжить.

Лауру трудно не заметить на узких просёлочных дорогах: ростом она под два метра, стройная (хотя здесь в рационе преимущественно мучное с мясным). Она любит свой пыльно-розовый халат под бархат и носки с начёсом: в селе Гергебиль, на высоте 1142 метра, главное, чтобы было тепло и удобно. По-другому не ходят – незачем.

– Я тут живу второй год, привыкла. Замотался и пошёл, хотя иногда столичного шика не хватает: в Махачкале хотя бы губнушку (помаду) намазала, и уже красота. Здесь это не надо, муж и так не сбежит. И я ни о чём не жалею, ведь было время, когда я мечтать не могла о том, что имею здесь: спокойствие и смысл.

«Кому я, долговязая, нужна»

Что такое найти мужчину в Махачкале, когда всех, кто сватал (их было не так и много), я отшивала, а в 25 схватилась за голову… «Кому я, долговязая, нужна»  –  так подумала и вцепилась в спасательный круг – последнего мужчину, посватавшего меня. Ему было за 30, он не был мне приятен… Через год у нас родилась дочь, а ещё через год он погиб при странных обстоятельствах, к которым я, как ни странно, отношения не имею. Мне не было больно.

По любым меркам, не только местным, я не красавица. Мама и бабушка эту мысль внушали с детства, а отца у меня не было. Мужчины, в том числе покойный муж, воспринимали меня только как свою жилетку и подругу. Я устала от этого и начала знакомиться в интернете. Не под своим именем, под ником.


«Своё фото отправляла только в личную переписку, и то не всегда. Знаете, с такими делами здесь лучше осторожно»


Мне никто замечания не сделает, а вот за спиной… Не себя же жаль, а близких родственников. Осуждать будут их, в первую очередь. За распутную дочь, за то, что не смогли воспитать, выдать нормально замуж. Я против этих глупых мыслей, потому что знаю, что такое быть одной с бабушкой, мамой, маленьким ребёнком и без мужчины долгие годы.

Кто ищет, тот всегда непонят

Бывало, прихожу на свидание в назначенное время, в назначенное место, а мужчина, хотя вокруг никого нет, смотрит мимо. Видит меня и не верит, что это я с ним там, в интернете, переписывалась. И ведь не верит до последнего, стоит дальше, ждёт кого-то. Я видела, что внешне не привлекаю и уходила, так ничего и не сказав. А дальше – чёрный список и поиск новых «друзей». Вспоминаю – смешно и тошно.

Так продолжалось пару лет, пока дома мне всё-таки не напомнили о семье. Мне не было и 33, а родня уже подсовывала своих престарелых женихов, поэтому надеяться оставалось только на себя. Я опять влезла в интернет, но на этот раз на сайт знакомств для с людей с инвалидностью. Я не преследовала цели прославиться, не искала кого-то конкретного, могу точно сказать, что идея пришла случайно и несерьёзно. Не существует толчка, который сподвиг бы тебя на жизнь, где надо таскать, поднимать, мыть, пристёгивать и постоянно следить за своим мужчиной. Это либо твоё призвание, либо нет. Так, мы познакомились с моим мужем Камалом, сейчас ему 54.


«Он инвалид-колясочник и настоящий мужчина, которого я полюбила уже во время переписки как отца, сына и мужа»


Но кроме него и его матери, этого моего порыва не понял никто из моего окружения.

Вера в «зачтётся»

Передо мной поставили чёткий выбор: либо мать, моя дочь и все родственники, либо он. Но теперь я знала, чего хочу, и мы заключили тайный никах (бракосочетание в мечети). Его мать была счастлива, она была готова весь мир уложить к моим ногам, только чтобы я была рядом с её сыном. Тогда как все близкие отвернулись и не приняли мою «обузу»  –  так они прозвали Камала. Мне ничего не оставалось, кроме как предложить дочери уехать за мной, к его матери, в село, где нас будут любить и понимать.

Мы уехали в Гергебиль и живём на пособие мужа и пенсию его матери. Для села этого даже много. А ещё нам помогают частные социальные службы, например, с перемещениями в город на специальных машинах. Здесь и помощь чувствуется больше, все просто смотрят понимающе… Хотя куда у нас без злых языков, и тут такие найдутся.

С родственниками связь не установили, но я ещё буду пытаться, ведь когда-то же они свыкнутся. Дочь бы вернуть в город, дать ей образование чуть выше школы. А вообще, помните «Рабыню Изауру»? Она в итоге освободилась, нашла, что ей надо. Я знаю, наверху мне это зачтётся, приятно, что от меня есть маленькая польза.

            Записала Карина Магомедшафиева
Иллюстрации: Юлия Саликеева  

Author: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий