Улица против «белого куба»: может ли стрит-арт выставляться в музеях

Почему уличные художники не особо любят официальные музеи, а платные выставки и легальные граффити – это уже не стрит-арт, рассказала на лекции искусствовед Алина Зоря.


В чём суть конфликта между улицей и музеем?

У питерского художника Максима Има есть классная работа: «Арт-объект от мусора отличает его местоположение. Если мусор оказывается в галерее, то это автоматически арт-объект. И наоборот – арт-объект, помещённый на улице, это уже мусор». Это перемещение искусства на улицу и с улицы обратно в музей создаёт мешанину.


Почему стрит-арт лучше не переносить с улицы в музей?

В 2005 году художники Cristoph Steinbrener и Rainer Dempf сделали проект «Delete». Они согласовали удаление с одной из центральных улиц Вены всех рекламных плакатов. Листовки на автобусных остановках, рекламу магазинов, даже дорожные знаки – всё закрыли ярко-жёлтой однотонной плёнкой. Художники хотели показать, сколько в публичном пространстве информационного шума. В этом шуме художнику нужно постараться быть заметным. Его должны увидеть среди рекламы и дорожных знаков, объявлений интимных услуг, ремонта компьютеров и так далее. Когда же художник попадает в абсолютную тишину галерейного пространства, всё начинает работать по-другому. И то, что на улице было совершенно уместно, в галерее выглядит кустарно и неискусственно.


Что отличает уличное искусство от стрит-арта, помещённого в музей?

Сайт-специфичность (от англ. site – местоположение). Выходя на улицу, художник делает работу для отдельно взятого пространства. Холсты же в музее никак не связаны с архитектурой этого помещения: они просто повешены на стену, точно так же, как любая картина в доме. Некоторые работы, как «Очки» Паши 183, воспроизвести в музее невозможно. Они утратят смысл.


В чём же принципиальная разница между музейным стрит-артом и уличным граффити?

У граффити должно быть три составляющих: нелегальность, анонимность и бесплатность. Если мы делаем его легальным, или платным, или называем истинное имя художника, фото которого начинают появляться в каких-нибудь модных журналах, – это уже что угодно, но не стрит-арт. С терминами, кстати, существует путаница: мы всё время пытаемся найти какое-нибудь слово, чтобы оправдать работу в каждом из пространств. Если она становится легальной и платной, мы назовём её «паблик-арт». Или «монументальной росписью». Сейчас больше в ходу слово «мурал» (англ. mural – настенный).


Как можно музеефицировать стрит-арт?

Очень просто – купить стену. С новой работой Бэнкси (Banksy), опубликованной в начале этого года, произошла смешная история. Он нелегально нарисовал на гараже мальчика, который будто бы ловит ладошкой снег. На самом деле, если зайти за угол гаража, то это оказывается не снег, а пепел от какого-то горящего ящика. Хозяин понял, что на этом можно великолепно заработать. Он сделал ограждение вокруг работы, круглосуточное видеонаблюдение и выставил её на продажу – с договорённостью, что после продажи гараж останется на своём первоначальном месте на несколько лет. Человек, купивший две стенки за шестизначную сумму, потом заберёт их себе, а хозяин просто восстановит свой гараж. Но, конечно, далеко не с каждой стеной можно так поступить. И, что самое главное, уличные художники не хотят, чтобы на их нелегальных работах кто-то начал навариваться.


Уличные художники против музеефикации в принципе?

Французский мастодонт Blek le Rat говорил: «Я предпочитаю выставляться в галерее Шепарда Фейри (Shepard Fairey) в Лос-Анджелесе, нежели в музее». Это позиция большинства: лучше выставиться в галерее, которой руководит уличный художник, чем в официальном пространстве белого куба. В 1970-х годах, когда подростки из неблагополучных районов Нью-Йорка и Лос-Анджелеса писали свои имена и никнеймы на улицах, в США возникла идея выставок. Ещё тогда начали говорить, что идея граффити как сиюминутной работы медленно отмирает. Ведь граффити на поездах существует несколько месяцев, на холсте – всю жизнь.


Граффити на поездах давно существуют?

Рисунки на поездах были частью уличной культуры с 70-х годов. В нашей стране даже после революции 1917-го художники расписывали поезда. В США художникам удобнее всего было рисовать в отстойниках метро: если ты туда проник, можно было спокойно работать всю ночь. Потом поезд выезжал на свою линию и сотни тысяч жителей города смотрели на твоё искусство – в отличие от нашего, там большая часть метро наземная.


Как же перенести такие работы в музей?

Один из вариантов – создание экспозиции-декорации. В помещении строятся витрины, магазины, лестницы, переходы, а среди всего этого выставляются работы художников. Что касается поездов – покупались макеты, вроде детской железной дороги, и расписывались в миниатюре. Либо тоже создавались декорации.


А если автор по какой-то причине не может воссоздать свою работу вне улицы?

Привлекаются другие художники, но есть минус: у каждого свой почерк. В искусствоведении есть направление «атрибуция памятников». Иногда его называют «атрибуцией по мочке ушей». Например, подлинник Леонардо да Винчи можно отличить от подделки не по тому, как сидит Мадонна или младенец, а по тому, как художник нарисовал мочку уха Мадонны, её ноготь или угол глаза. То есть те самые маленькие вещи, которые создаются интуитивно. В петербургском Музее стрит-арта или в Московском музее современного искусства оригинальные работы Паши 183 проецировались на проектор, и художник пропорционально переводил на стену и расписывал. Но в итоге мы ничего не можем понять ни про Пашу 183, ни про автора копии.


Бывает такое, что уличные художники сами проводят свои выставки?

Да. Самая грандиозная – выставка Бэнкси «Dismaland» (устрашающая версия диснейленда). Это тотальная инсталляция: экспозиция, где все работы логично перетекают друг в друга. Бэнкси привлёк к её созданию 50 авторов. Стрит-арт-художник из Нижнего Новгорода Никита Номерз проводил в 2017 году выставку «Точки». Была создана небольшая галерея в подворотне, такая арка, где он развесил свои работы. Также он сделал карту – где можно найти работы из этой выставки прямо в городе. Ты должен был ещё побегать по всему Нижнему – это был крутой экскурсионный тур.


В итоге: выставки стрит-арта в музеях – это неправильно?

Авторы книги «Искусство и город» писали: «Отдельно от городского контекста искусство становится не более чем графикой или живописью, оценённой по установленным критериям арт-рынка, которые, как правило, не обязательно соотносятся с самой сутью граффити». Но на выставки уличного искусства нужно ходить, нужно их смотреть. И всё же главный призыв такой: «Все в сад!» Гуляйте по городу. Впечатление будет гораздо сильнее, чем в любой галерее.

Текст и фото: Анастасия Генельт

Добавить комментарий