«Человек учится у человека»: почему онлайн-курсы были не лучшей идеей?

Первокурсники многих факультетов СПбГУ начали изучать общие предметы через интернет. И физики, и филологи, и журналисты переходят на новую систему. Мы выяснили, что это за форма обучения и почему нельзя полностью перенести аудиторию в спальню.

Лекции в рамках онлайн-курсов отличаются от того, что вы привыкли видеть на YouTube: курс занятий соответствует всем госстандартам, продуман и записан заранее, а также длится в основном от силы полчаса. Никаких преподавательских историй из жизни, лирических отступлений и лишних пауз. А ещё сбылась мечта любого студента: одним кликом можно ускорить лектора в полтора или два раза.

Изначально эта система задумывалась как дополнение к основному образованию. Однако с этого года видеоролики заменили живых преподавателей. Теперь в СПбГУ, например, в аудиториях не читают лекции по истории России и философии. В  региональных вузах историю заменяют онлайн-курсом СПбГУ под предлогом того, что «там истории лучше научат».

Как оказалось, это своеобразный эксперимент Министерства образования.

Составители учебных программ уже целый семестр выслушивают жалобы и разводят руками: ничего не поделаешь, приказ сверху. Цель эксперимента – сравнить традиционную форму обучения с образовательными моделями, основанными на онлайн-курсах. Таких моделей всего две. Первая подразумевает частичную замену лекторов: преподаватели всё же проводят несколько консультаций за семестр. Вторая исключает личные встречи полностью. Постепенно онлайн-курсы будут распространятся по всем вузам России, ими планируют заменить часть предметов.  

Нервничают не только студенты, но и преподаватели: годами они учились заслуживать доверие аудитории, интересно преподносить материал и даже дружить со студентами. Иван Кузин, преподаватель философии, которого вынесли в онлайн, недоволен системой, но говорит, что уже смирился: выхода у него всё равно нет. Юлиана Каминская, доцент кафедры истории зарубежных литератур, считает, что замена реальных лекций на виртуальные адекватной стать не может.

– Даже если предположить, что лектор будет качественно обучен работать на камеру и окажется талантливой экранной звездой от природы, всё равно эффект от его преподавания будет не таким, как если бы он обучал студентов в режиме реального общения. Мне кажется оптимальной другая ситуация, с которой мы все знакомы, которую мы ценим, вспоминая о своих лучших учителях. Человек учится у человека, живого, старающегося донести знания до конкретных, реальных студентов, которых он видит, чувствует и понимает, реагируя на их душевные и интеллектуальные движения. И это можно дополнять интересными сюжетами и материалами в электронных формах – но только дополнять, а не замещать. Настоящее общение преподавателя и студентов в любом случае адекватно заменить нельзя, – говорит она.


Дистанционное обучение на самом деле существует уже десятки лет. Ещё в XX веке в западных университетах были курсы, основанные на радио-, телепрограммах, видеокассетах с лекциями и так далее. Усовершенствование путей доставки информации не столько принесло качественные изменения, сколько расширило географию распространения этой практик


На западе онлайн-обучение либо является дополнением к материалу курса, либо существует факультативно и доступно не только студентам конкретного вуза, но и всем желающим. И эти факультативные курсы считаются малоэффективными. Дело в том, что процент завершённых онлайн-курсов варьируется от 5 % до 10 % на разных ресурсах. Миллионы людей со всего мира подписываются на прохождение курсов от ведущих университетов мира, однако большинство перестаёт смотреть лекции, не пройдя и половины материала

Хотя в России подобная система существует всего лишь с 2015 года, уже есть данные, которые позволяют говорить об аналогичной ситуации. На портале «Открытое образование» лишь 5 % человек дошли до конца и получили сертификат, ещё 4,2 % – выполнили курс больше, чем наполовину. 55 % человек сделали меньше половины заданий, и ещё треть (34,8 %) даже не начинали работу на портале. Тогда встаёт вопрос: если люди не проходят до конца курсы на интересные им темы, что заставит их смотреть лекции по обязательным предметам?

 

Западная общественность (пресса, блогеры и другие) уже пару лет обсуждает, что система обучения, основанная на просмотре видеолекций, не всегда даёт положительный результат. Более того, уже обсуждаются альтернативные варианты онлайн-обучения: например, система занятий, основанная на создании собственных проектов, проверке и критике работ других.

Согласно докладу Комитета по информационным технологиям, автоматизации и трудовым ресурсам США за 2017 год, онлайн-курсы больше подходят тем, кто уже имеет какие-то знания в области, а «отстающих» они могут оставить ещё дальше. Упускаются важные неформальные аспекты обучения, например, «наставничество», наблюдение и помощь менее успешным студентам

Онлайн-курсы скорее рассматриваются как хороший вариант дополнительного образования для тех, кто не имеет возможности получить соответствующие знания другим путём или же уже отучился и хочет вспомнить какой-то материал.

Существуют исследования в сфере дистанционного образования и в России. Доцент кафедры теории и практики перевода Казанского федерального университета Владимир Макаров в научном сборнике «Образовательные технологии» пишет, что основная проблема – мотивация студентов. Они быстро теряют интерес, основная часть отсеивается, когда материал становится хоть сколько-нибудь сложным. Лектор с экрана ноутбука не может установить контакт. Он смотрит в объектив камеры, читает текст, не обращается к конкретному студенту. Сколько ни смеются над «байками» преподавателей – они помогают разрядить обстановку, расположить к себе студента и мотивировать его посещать занятия. В любом учебнике по педагогике вы прочитаете, что одна из функций лектора – создание дружеской атмосферы.

Причины введения новой системы вроде понятны: во многих региональных вузах не так много узкоспециализированных преподавателей, поэтому лекции ведущих университетов будут полезнее для студентов из небольших городов. Но остаётся много открытых вопросов: почему студенты ведущих вузов должны слушать лекции в таком же формате, когда могут вживую общаться с преподавателем? И почему введение онлайн-курсов никак не повлияло на стоимость обучения, если они находятся в свободном доступе?

Неясно и то, как конкретно будет дальше работать и расширяться эта система и приживётся ли она вообще в России. В СПбГУ обязательные онлайн-курсы идут всего один семестр, поэтому объективно оценить новую систему невозможно. Однако можно сказать точно, что детальная проработка нюансов (от скучной формы подачи материала до возможности списывать) и доработка этих курсов необходимы.

Текст: Анна Серпер, Ирина Слепухина,
Анна Торговцева
Иллюстрации: Юлия Саликеева
Инфографика: Анастасия Воробьёва

 

Author: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий