Там, где волк и правда укусит за бочок

История о любящей чужие руки Маринке, благодаря которой байки про медведей на улицах – совсем не байки. Об опасности оставлять конфеты на могилах. И ещё немного о том, почему собаки в некоторых деревнях зимой сознательно пытаются не лаять. Нет, это не хардкор – это просто Карелия

Алексею Любину – 65. Он всю жизнь прожил в маленьком городе Кемь в Северной Карелии. А ещё он не раз встречался нос к носу с обитателями леса. Иногда он думает, что чудом вообще дожил до своих лет.


 Алексей Любин с внуком

– Лисы, олени, лоси – уже почти обыденность, они безобидны по сравнению со своими более кровожадными соседями. Я сейчас о медведях, волках и росомахах. Со всеми из них когда-то сталкивался. И не раз.


– Росомаху однажды видел, когда ехал вдоль леса – она мчалась почти у самой дороги. А вот второй раз я её так и не заметил, но, кажется, именно с тех пор и начал стремительно седеть, – Алексей с улыбкой качает головой


– Просто она шла за мной по снегу несколько километров, буквально в паре шагов. Я не видел и не слышал, был ужасный мороз и дул сильный ветер. Мне сообщил об этом коллега, который прошёл тем же путем чуть позже. Определил по следам: там были мои, а вместе с ними – звериные, бороздящие. У меня, когда я его послушал, сердце бешено заколотилось. Абсолютно непонятно, почему она ничего не сделала. Возможно, на мою удачу, была сыта и шла чисто из любопытства.

Но, как сказал Алексей, это было далеко на севере, куда он ездил в экспедицию. Но в Карелии есть немало населённых пунктов, куда дикие звери ходят, как к себе домой.

Как правило, самое страшное время – это суровые зимы. Потому что дичь не переживает сильные морозы, и более крепким зверям становится нечего есть. Они сбиваются в стаи, заходят в деревни или города, нападают на домашний скот или собак, которые сидят на цепи.



Деревня Кяппесельга

Именно в одну из поездок в такую деревню Алексей впервые и встретился с волком. Он, конечно, и раньше их встречал в лесу, когда ходил за грибами, но те при виде человека предпочитали сразу удаляться. От греха подальше. Ведь были более простые способы достать еду.

– Нам с сестрой нужно было по каким-то делам в деревню Кяппесельга. Ехали на поезде, Зина меня всю дорогу кормила историями про волков, как они достали пугать людей и нападать на несчастных собак, потому что в лесу никого в живых не осталось из-за лютых морозов. Обещала, что деревня встретит нас гробовой тишиной. Во-первых, потому что будет ночь. Во-вторых, потому что собаки пытаются не издавать никаких звуков, чтобы не привлекать волков. Боятся ужасно.

Алексей и Зинаида приехали где-то к двум ночи. Часть пути шли лесом – это была единственная дорога. С кучей сумок наперевес. Руки страшно мёрзли от холода, пальцы как будто деревенели. Тишина в деревне ощущалась даже с расстояния сотни метров.

– Когда оставалось совсем чуть-чуть, Зина внезапно обернулась. Как говорила потом – почувствовала на себе чей-то тяжёлый взгляд. Точнее, она ощущала его на протяжении нескольких минут, но не хотела смотреть. Оказалось, за нами по пятам шёл волк, – Алексей показывает руками габариты. – Он был огромный. Прижатые уши и хвост, грудь широченная. Мы замерли, боялись даже дышать, а он всё медленно подходил, полубоком так. Зина спросила, что делать. А я не знал. Она предложила зажечь спички. Я судорожно начал вспоминать, где у меня коробок. Медленно опустил сумки на землю, деревянными пальцами залез в карманы. А волк всё смотрел так оценивающе. Остановился, только когда я зажёг разом несколько спичек, это было, наверно, единственным спасением. Мы думали, огонь его хоть чуть-чуть напугает, покажет, мол, смотри, мы тут не беспомощные цыплята, если что. Слава богу, так и случилось. Он начал пятиться назад, а потом рысцой убежал. Мне кажется, у него изначально были сомнения на наш счёт. Решил по итогу не мериться силами. Правда, этот огонь, отражающийся в его черных глазах, до сих пор иногда снится.


Но, по мнению Алексея, встречи с лесными животными бывают и менее напряжёнными. Иногда даже смешными. Такое случается в его родной Кеми, куда медведи приходят есть вкусняшки, которые по традиции оставляют люди на могилах пригородного кладбищ


Алексей однажды приехал облагородить могилу матери, взял с собой кучу инструментов, разом было даже не занести. Пришлось тащить в несколько ходок. И во время одной из них, уже на несколько шагов отходя от машины, увидел медведицу с двумя медвежатами. Они демонстративно шествовали мимо его машины, даже не посмотрев в его сторону. Все морды – в крошках от печенья.



Кемь. В Карелии лес располагается прямо рядом с городами

– Я так и остановился наперевес с мешком. С отвалившейся челюстью просто смотрел, как они вальяжно плывут мимо. Не знал даже, чего делать-то, – смеётся мужчина. – Когда они скрылись за деревьями, решил, что сегодня не самый подходящий день для облагораживания могилы, заеду как-нибудь в другой раз, – Алексей кивает головой. – Занёс вещи обратно в машину, и, уже заводя мотор, вспомнил, что в той же стороне, куда ушли медведи, работали две женщины. Ну я решил на свой страх сходить предупредить их.


– Спросил сначала: «Тут медведи не проходили?» На что получил невозмутимое: «Ну да, и что?» И женщины спокойно продолжили косить траву. На такое мне было, конечно, нечего ответить, и я просто удалился


Но это были не единственные медведи в жизни Алексея. Однажды мужики из города поехали на охоту, пристрелили медведицу. А она была с медвежатами. Одного из них решили зачем-то забрать. Поселили в соседнем с Алексеем доме, назвали Мариной.

– Я, конечно, удивлялся поначалу, пару раз не отказывал себе в том, чтобы поглазеть, как Маринка на участке соседа на цепи сидит балуется. А потом у меня были затяжные командировки, в городе вообще почти не был. Уже забыл про существование медведицы, – мужчина с улыбкой закатывает глаза. – А потом сижу, значит, у себя на кухне, пью чай, читаю книгу. Только из командировки вернулся.

Алексей говорит, что услышал шум на улице. Не обратил внимания поначалу. Мало ли, мальчишки в футбол играют, такое бывало часто. Он пару раз бросил взгляд в окно, но ничего подозрительного не увидел. А потом неожиданно на его ноги опустилась огромная тяжёлая лапа.

– Я медленно так поворачиваю голову, а чашка всё ещё остаётся в руке на уровне моего лица. На меня смотрит большущий медведь, морда, наверно, больше, чем всё моё тело. И глаза так глубоко посажены, в них вообще ничего не разобрать. Как будто они сами по себе, – вздыхает Алексей. – И мы так и сидим. Смотрим друг на друга. Я и непонятно откуда взявшаяся на кухне Маринка. А на улице наверняка тишина, но я этого, конечно, не слышал. Только потом вспомнил, что живу на первом этаже, и летом у меня вечно открыты нараспашку двери. Мы сидим, лапа всё ещё на моих ногах.

По словам Алексея, медведица через какое-то время просто зевнула и ушла на улицу. Он просидел так ещё несколько минут, с поднятой в руке чашкой, приходил в себя. Чувствовал, как на затылке дыбом стоят волосы.

– Я снова услышал шум на улице, подскочил, выбежал посмотреть. А там куча народу, человек 50. Стоят полукругом около моего дома. На крыльце – Маринка сидит, ухо лапой чешет, над ней возвышаюсь седой я, – Алексей закрывает глаза от смеха.


– Ну Маринка меня заметила через какое-то время. Снова ко мне кинулась. Я машинально вытянул вперед руку. А она как её засосёт! И сидит так довольно обсасывает, как лапу зимой. Щекотно – ужас. Я пытаюсь отдёрнуть, так она рычит, злится


– Толпа ещё так театрально охает вокруг. Один мужик говорит: «Стой, не дёргайся, постараемся придумать что-нибудь». А я не могу, рука чешется невыносимо. Да и страшно же.

По воспоминаниям Алексея, в итоге несколько человек из толпы нашли недалеко от дома проволоку метров в 15. Согнули как-то, подцепили Марине под ошейник, а она даже не реагировала – ей, видимо, и так было хорошо.

– Я стою смирно, смотрю на это всё, а самому уже выть от отчаяния хочется. Мне мужик говорит: «Давай, выдерни руку резко, а мы её за проволоку удержим, чтобы не кинулась на тебя». Более идиотской и страшной ситуации в моей жизни, похоже, никогда ещё не было. Ну, значит, я пару раз глубоко вздохнул и дёрнул руку. Маринка поначалу кинулась на меня, цапнула когтём за плечо, но мужики её все-таки удержали. Я до сих пор этой царапиной всем хвастаюсь, – Алексей смеётся. – Потом медведица ушла. Как мне рассказали, поболталась ещё по городу, искупалась где-то, а потом мужики нашли цепь и привели медведицу домой. Оказалось, хозяин Марины в командировку уехал, попросил мать за ней проследить, кормить регулярно и, не дай бог, не отпускать с цепи. А сердобольной матушке стало жалко Марину, она её и отцепила, думала, та никуда не денется с участка. Ну а та спокойно с помощью дерева через забор перелезла и пошла по городу шляться. Решила заглянуть ко мне в гости по пути.

Но, несмотря на все страхи жизни в Карелии, Алексей не представляет себе переезд из родной Кеми. Нравится ему здесь. Да и все звери в соседних лесах уже почти как родные. Хотя это, наверное, так кажется, только пока не встретишь.

Текст: Мария Белковец
Фото из личного архива
Алексея Любина

Author: Развилка

Новое медиа про людей, которые создают и исследуют современный мир. Развилка не выбирает хороших или плохих героев, лёгкую или сложную дорогу – свой правильный путь прокладываете вы.

Добавить комментарий