Люди здесь Профессии

Просто такие смешные человечки

В белой палате боготворят воздушный шарик. Он спускается вниз, если его тянут за ниточку, и летит вверх, приклеиваясь к потолку, если отпускают. Два человечка в цветной одежде и с красными носами поверить не могут, что такое возможно!

В белой палате боготворят воздушный шарик. Он спускается вниз, если его тянут за ниточку, и летит вверх, приклеиваясь к потолку, если отпускают. Два человечка в цветной одежде и с красными носами поверить не могут, что такое возможно!

Мальчик лет трёх сидит на кровати, он бледен, веки полуопущены – возможно, поднялась температура. Но он с любопытством поглядывает на шарик, поэтому пришедшие к маленькому пациенту больничные клоуны на ходу придумывают эту игру – а волшебный гелий здорово помогает.

– В онкологических больницах всё очень медленно: эмоции заторможенные, ровные, – рассказывает Маргарита, больничный клоун с семилетним стажем. – Там все находятся в режиме внутреннего эмоционального самосохранения. И поэтому всё для актёра как препятствие.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Она объясняет, что чем больше препятствий встречает актёр, тем больше он «подпитывается» от работы, тем больше энергии получает. Ведь когда удаётся добиться реакции и сопричастности – это особая радость. Но Маргарита тут же прерывает саму себя: «После моих слов может показаться, что мы ставим какие-то эксперименты, приезжая в больницы. Это неправда. Мы всё понимаем, но если начнём слишком сильно эмоционально включаться в ситуацию, работать нам будет намного сложнее. Мы соблюдаем грань и человеческое участие стараемся проявлять в игровой форме».

Мальчик реагирует на магию воздушного шарика и восторженно вздыхает. Тогда его папа, сидящий в кресле поодаль, не может справиться со слезами. Пообещав скоро вернуться, он уходит, чтобы умыть лицо.

По словам Маргариты, родители – важные зрители. Взрослым тоже нужна арт-терапия. Если мальчики и девочки преодолевают физические трудности, то родители во время длительного пребывания с ребёнком испытывают большой стресс: груз сомнений, чувство собственной вины, отсутствие веры.

В одной из палат маленький пациент тоже неожиданно эмоционально отзывается на игру, и плакать начинает его мама. Они поступили в больницу на днях, недавно узнали о диагнозе. Клоуны, как всегда работающие в паре, срочно должны что-то придумать. Они переводят это в игру, но не высмеивают, конечно, – а рассказывают друг другу волшебную сказку про слёзы, так что под конец мама смеётся и плачет одновременно. Для больничных клоунов это победа: уходить, оставляя только грусть, они не любят.

Порой дети и их родители готовы веселиться, клоуны обожают такие моменты. В других больницах они и вовсе встречают пациентов на костылях, которые развивают в коридорах такую скорость, что за ними не угнаться. 


Каждый «выход» для пары клоунов – это два-три часа, когда они, переодевшись, ходят по палатам и в каждой из них создают какую-то атмосферную историю или устраивают добрый спор, существуют в режиме «бла-бла-бла»-стендапа или вообще ничего не говорят


Иногда, переходя из палаты в палату, стараются приободрить даже медсестру, которая выглядит уставшей, но настроена по отношению к гостям дружелюбно.

– Вы сегодня королева! – говорят ей так, словно и правда не встречали никого прекраснее. – Как вы смеете приходить на работу, идите отсюда, мы не можем вас оставить! Вы слишком красивая!

Медсестра искреннее хохочет в ответ и идёт дальше, заниматься делами.

Клоуны-напарники открывают следующую дверь. Здесь ребёнок сразу встречает их как-то негостеприимно. В этой ватной больничной атмосфере всё идёт по кругу: капельницы, градусники… А когда хочется выразить, выпустить из себя хоть немного злости, рядом не оказывается подходящего человека. Врач лечит, медсестра заботится. Мама и так всё время грустная. И тут вдруг заходит клоун.

– Ты дурак! – кричат ему.

А вдогонку словам летит метко запущенная игрушка.

Если для актёра это провал, то для больничного клоуна – снова победа. В оглушительно-болезненной рутине любое эмоциональное проявление – это скорее хорошо. По крайней мере, лучше, чем ничего.

Иногда медсёстры очень активны, с приходом гостей они зовут всех-всех собраться в игровой комнате. Клоуны этого не приветствуют. Им важно, чтобы изменилась атмосфера каждой конкретной палаты – здесь и сейчас. И чтобы хоть ненадолго осталось хорошее настроение.

* * *

Профессиональный клоун в первые две секунды понимает, стоит ли ему вообще задерживаться в палате. И надо ли отвернуться, пряча яркий нос, пока мама не успокоит совсем маленького ребёнка, который испугался незнакомого лица, и можно ли будет попробовать снова. Если мальчики и девочки не проявляют инициативы, то к ним не пристают: клоуны спорят между собой. Велика вероятность, что зритель подключится сам.

Клоуны2

– Была у нас такая история… – вздыхает моя собеседница.

В тот день клоуны уже не первый час работали в детской больнице имени Филатова – огромной, состоящей из двух частей, – и день казался бесконечным. Они увидели, что в палате мальчик один, без родителей. Значит, заходить нельзя.

– А давай в окошко, – предложила Маргарита напарнику.

Окно из палаты выходит в коридор. На нём – огромные белые жалюзи, среди которых вдруг появляются два весёлых лица, заглядывающих в комнатку пациента. Шестилетний мальчик прекращает есть булочку, слезает с кровати. Клоунам кажется, он принимает игру. На самом деле всё оказывается иначе: мальчик напуган и не знает, куда деться.

– Это нам сказали потом. Женщина, которая проходила по коридору. И тут мы осознали: зачем мы это делали? Наша ошибка была в том, что мы не сделали перерыв, например, через полтора часа выхода. В таком состоянии усталости мы изо всех сил пытались сохранять энергию, и было это искусственно. А когда начинаешь заниматься искусственным, становишься слепым и глухим.


Чуткостью к пациентам, их родителям и к себе работа не ограничивается. Больничные клоуны не смогли бы реагировать на малейшее изменение настроения в палате, если бы не сработались, в первую очередь, между собой


На мастер-классе, который проводит для них в Петербурге приехавший из Москвы художественный руководитель Константин, клоуны тренируются дышать в унисон, одновременно шагать, крепко сцепив руки, и понимать намёки. Поводы берутся буквально из воздуха: «белый» клоун копает невидимой лопатой, «рыжий» раздражает его тем, что копирует все движения. «Белый» красит стены, отставив невидимое ведро, «рыжий» снова всё портит: то и дело это ведро переставляет.

Подобные тренировки с применением разных техник проводят для них и профессионалы из-за границы. Тогда больничные клоуны из Москвы, Петербурга, Казани, Ростова, Рязани и Орла с большой радостью собираются вместе.

Клоуны

– Когда мы поехали в Португалию, узнали, что там актёры работают столько же времени и получают в четыре раза больше. И дело не в том, что мы меркантильные. Просто понимаем, что если человек получает такие деньги, он может позволить себе работать больничным клоуном постоянно, отдаваться делу полностью. У нас такой возможности нет, тоже ведь – семьи. Так что мы совмещаем это с работой в театрах, в кино, на детских праздниках. И мечтаем сделать нашу профессию больничного клоуна официально признанной в России.

* * *

– Наверное, если бы я была высокая, длинноногая, с вьющимися светлыми волосами… – смеясь, размышляет о себе Маргарита, – то до того, как я решила стать клоунессой, меня бы увело в другие сферы: рекламировать что-то, сниматься в сериалах. Но так как я не обладаю всем этим, дождалась своей прекрасной профессии.

Одинаково гармонично она смотрится и в совершенно мальчишеских образах, как в спектакле «Человечек из часов» по Саше Чёрному, так и в образах гротесковых тётушек, которых невозможно сыграть без накладных бёдер и красной помады. Маргарита признаётся в особой любви к таким женщинам-героиням. Они нравятся ей своей внутренней болью: яркие, красочные, по ним никогда не скажешь, что вчера всю ночь проплакали.

– Но вообще, сам по себе клоун – это какой-то такой персонажик… очень трогательный. Скорее всего, это проявление не моего женского, а чего-то внутреннего, что есть у каждого человека независимо от возраста и пола. А потом уже можно клоуна одеть в женское или мужское, в ребёнка, в старика или в старушку. Мы просто такие смешные человечки.

Маргарита давно лелеет мысль о YouTube-канале больничных клоунов. Ведь дети, даже болея, часто не вылезают из планшетов и телефонов. Больничных клоунов не хватает, и хорошо, если получается приходить к ребёнку раз в две недели. Для актёра это три часа работы, для пациента, если в палате около семи детей, – всего одна минута личного общения. Трансляции в интернете, просто для повышения настроения, были бы хорошим началом.

– Мы появились в 2012 году, сейчас в Петербурге нас восемь человек. Даже если нет денег, организация всё равно как-то потихоньку растёт. Не знаю, за счёт чего. Наверное, за счёт энтузиазма, любви к профессии и отдачи, которую получаешь от детей. Потому что когда мы приходим, то понимаем, что нужны. Такой взаимообмен даёт возможность двигаться дальше.

Помочь организации «Больничные клоуны» можно через официальный сайт

Фото: из личного архива героини, www.medclown.ru

0 comments on “Просто такие смешные человечки

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: