«Некоторые считают, что я торговка детьми»: суррогатная мама о своём опыте

Есть пары, которые по тем или иным причинам не могут иметь детей, даже если очень хотят. Тогда они могут либо взять ребёнка из детского дома, либо всё-таки попробовать стать биологическими родителями. Но с одной оговоркой: их ребёнка родит другая женщина. Два года назад Дарья Сулинская впервые стала суррогатной мамой. История украинки, которая родила двух маленьких испанцев – в её монологе.

Мне 30 лет, я живу в Павлограде – это небольшой шахтёрский город на Украине. Я домохозяйка, воспитываю двоих детей. В 2007 году я посмотрела одну передачу: женщина решила стать суррогатной мамой, потому что у её дочери обнаружили онкологию. Чтобы спасти ребёнка, нужна была трансплантация костного мозга. Денег на операцию у женщины не было, а муж сбежал и оставил её с долгами, и она нашла такой вот выход. По суррогатной программе родила девочку и спасла дочку, но долги не исчезли, потому что все деньги пошли на операцию. И женщина стала суррогатной мамой второй раз. С того момента у меня в голове засела мысль о сурматеринстве. Я жила с мамой, была в разводе, с двухлетним сыном на руках и подумала, что было бы неплохо так заработать и купить жильё. Но особой целью не задавалась, потому что тогда не особо говорили о суррогатном материнстве, да и компьютер с интернетом были у единиц.

Всё как-то забылось, а потом я вышла замуж во второй раз. У моего мужа нет родителей и родственников, мои мама и папа – простые рабочие, финансовой помощи ждать неоткуда. И, забеременев вторым сыном, я поняла, что жить на съёмной однокомнатной квартире больше не могу. Мы переехали в областной центр, там больше работы всё-таки, но существовать на одну зарплату мужа с двумя детьми было тяжело. И тут на глаза мне попалось объявление о суррогатном материнстве. Я подумала: вот оно, наше решение.

Юридические вопросы

С родителями, которые хотят воспользоваться услугами суррогатной мамы (их ещё называют «биородители» или просто «био»), я сотрудничала не напрямую, а через клинику. Изначально мы не общалась, увидела био только после родов. Они из Испании.


«Там, как и во многих других европейских странах, сурматеринство запрещено на законодательном уровне, поэтому многие иностранные пары едут на Украину и в Россию, чтобы законно стать родителями, и здесь услуги суррогатный мамы дешевле, чем, например, в США»


Всеми документами занимается юрист клиники. Составляется нотариальный договор, который подписывается тремя сторонами: биологическими родителями, клиникой и сурмамой. Бывает такое, что родители не могут прилететь и делают доверенным лицом кого-то из клиники. В договоре указываются данные паспортов и конкретные суммы. В них входят ежемесячная сумма, отчисляемая мне, финальная оплата за рождение ребенка, дополнительные деньги – за кесарево, за двойню. Плюс обговариваются форс-мажоры, например, когда случается выкидыш. Каждый нюанс прописывается. По условиям договора я всю беременность жила у себя в городе, а на 32-й неделе переезжала в Киев и рожала там.

Особо странных требований в договоре я не помню, но вот что удивило: не употреблять грибов, не красить ногти и волосы, не вылетать за пределы страны. Считаю, что это не такой уж недостаток. Потерпеть всего девять месяцев. Кроме того, если во время беременности что-то случается (выкидыш, преждевременные роды), начинается расследование. Берут анализы крови, проверяются инфекции, все документы поднимаются, и находятся причины, и если дело в, например, отравлении грибами и последовавшей за ним интоксикации организма, то суррогатная мама выплачивает огромные штрафы. Я не думаю, что женщина, которая осознанно идёт на такой шаг, готова ради маленькой прихоти и убить ребенка, и лишиться всех выплат.


«И ещё надо знать, что сурмама – это не рабыня, а человек, который просто выполняет свою работу»


Человек должен понимать, что он делает. Это не своя беременность, когда ты можешь позволить себе что-то там. Это чужой ребенок. Есть девочки, которые нарушают правила. Я к этому отношусь остро негативно, если это курение или алкоголь. Если покрасила волосы – не очень, конечно, но на твоей совести.

Как проходит операция

В клинике суррогатная мама проходит процедуру ЭКО-оплодотворения. Если объяснять очень просто, то врач делает забор яйцеклеток у биологической мамы и сперматозоидов у биологического папы, после забора материала и оплодотворения сперматозоидом яйцеклетки эту субстанцию помещают в специальный контейнер, в котором эмбрион растёт либо три, либо пять дней. Потом эмбрион замораживают, пока суррогатная мама готовится к операции.

Время от стимуляции беременности до первого УЗИ сурмамы называется протоколом. Он бывает короткий и длинный. В первом случае у женщины начинаются критические дни, ей колются специальные гормоны, и на определенный день после овуляции (выброса яйцеклетки из яичника навстречу сперматозоиду) осуществляется перенос эмбриона. У меня был длинный протокол, который ломает организм и заставляет его работать по-другому. Сначала я 21 день пила противозачаточные таблетки, чтобы врач смог контролировать месячные. Потом мне сделали укол диферелина, который перезапускает гормональную систему и вызывает критические дни, и на пятый день месячных я начала принимать гормональные препараты, которые пила 20 дней. За пять дней до переноса эмбриона колют прогестерон и уже потом делают операцию. Перенос – это как обычный гинекологический осмотр. В полость матки вставляется очень тонкий катетер размером со спичку, и по нему эмбрионы вводятся в матку.

svyvyv

Перед каждой процедурой переноса эмбриона суррогатная мама подписывает документ, где указывается количество эмбрионов – один или два. В моём случае было два, но один поделился, и у меня получилась тройня, один отдельно и два – однояйцевые близнецы, поэтому в сроке 6-7 недель мне делали редукцию: прокалывали матку иглой и убирали одного эмбриона. Тройню никто не разрешит выносить, это очень большая нагрузка. Есть у меня знакомая, которая всё же выносила тройню. У неё была четверня – ей подсадили двоих, а каждый поделился ещё на два. Один сам прекратил развитие, троих она выносила. Но это единичный случай и огромный риск: детки рождаются максимум в восемь месяцев, сами не дышат. Лучше родить одного-двух здоровых детей.

Беременность и роды

У меня не было многоплодной беременности, свои два ребенка разного возраста, и эта беременность двойней вскоре дала о себе знать. В 28 недель уже был огромный живот. Спать было тяжело, нагрузка большая на позвоночник и ноги. К 30 неделям организм дал сбой: дети росли очень быстро и были на свой возраст очень крупными. Они начали подпирать мне правую почку, неправильная работа почек привела к отёкам, за одну ночь меня раздуло до такой степени, что я думала, что лопну. Положили в городскую больницу, прокапали капельницу, вроде всё было нормально. Мне уже надо было переезжать, я и билеты взяла в Киев, но за день до выезда отёки вернулись, поднялось давление, приехала в местный роддом, а у меня, оказывается,  отказывала правая почка. Приняли решение делать кесарево сечение, потому что рожать самой при таком диагнозе – стопроцентный инсульт.


«Больше всего я боялась, что мои дети останутся сиротами. Когда очнулась от наркоза, главврач, которая казалась такой прагматичной, сказала: У тебя сильный ангел-хранитель, если бы не прооперировали сегодня, к вечеру уже была бы кома»


Вот так 16 марта родились два здоровых мальчишки: Анхель и Элиус – весом почти по три килограмма каждый. Когда всё закончилось, мои первые чувства были облегчение, освобождение от того ужаса, что я пережила. Увидела я их на вторые сутки. Посмотрела на них – ну дети и дети. Абсолютно никаких эмоций не было. Да, малыши, да, родила, но ты уже подсознательно во время беременности готовишься к тому, что это не твои дети, прямо материнских чувств нет. Хотя в первые дни, даже когда женщина рождает своего ребенка, осознанного материнского инстинкта она не испытывает, он появляется гораздо позже.

Спектакль для посла

Родители мальчиков прилетели вечером в день родов и жили в квартире, предоставляемой клиникой. Так как в Испании запрещено суррогатное материнство, пришлось немножко выкручиваться, разыгрывать небольшой спектакль для посла Испании, что якобы в Украину приехал испанец, мы с ним познакомились, но так получилось, что родились дети на территории Украины, а я отказываюсь от них, чтобы они жили с папой в Испании.

Пока сидела в очередях в посольстве, познакомилась с био. Мама очень хорошая и эмоциональная, всё время плакала и обнимала меня, папа более сдержанный. Деток я видела ещё два раза: 18 апреля 2016 года, когда подписывали документы об их вылете из страны, и ещё через три месяца. Такие бутузы с настоящим испанским характером.

«Больше я с этой семьёй не общалась, да и не стоит, наверное. Знаю, что у них всё отлично, и это главное»

Я не слышала историй, как сурмама отказывалась отдавать ребенка законными родителям. Дело в том, что мы идём на такой шаг, зачастую чтобы помочь своим детям. И ещё одного ребенка финансово не потянем. Но если бы био отказались, я бы оставила двойню себе, не смогла бы их отдать. Если отказываются от таких детей, у них одна дорога – детский дом или интернат. А у меня муж оттуда, я знаю, что это такое, что там и как.

«У меня в 30 лет будет и машина, и квартира!»

После этого отношения с мужем у нас испортились. На каждого мужчину давит то, что жена может зарабатывать больше, чем он. Мы живём на моей территории, я могу устанавливать свои порядки.


«Пакет суррогатного материнства стоит 50-60 тысяч евро. Мне из этой суммы досталось только 12 700 евро. На эти деньги я купила квартиру и машину»


У меня растут двое детей, старший на следующий год будет поступать в Суворовское училище, обучение там недешёвое. Мой приоритет – дать детям будущее, а не потакать мужу. Муж по факту – чужой человек, который связан с со мной какими-то гражданскими отношениями. А дети – это моя часть, которым раз ты дала жизнь, так и поднять их должна. Если муж посчитает нужным, он останется.

Я в школе училась хорошо, но характер и поведение всегда хромали, я бунтарка. И мне все пророчили, что из меня ничего толкового не выйдет. И когда в очередной раз маму вызвали в школу, я села как-то обиженно и сижу смотрю, как моей маме талдычат и талдычат что-то, а я говорю: «А у меня в 30 лет будет и машина, и дом, и квартира!» Я настолько себе вбила это в голову, что этими мыслями всю жизнь жила. Почти всего, чего хотела, я добилась. Только вот хочу ещё дом большой купить: у сыновей разница в возрасте девять лет, у них разные интересы, старший уже не сегодня-завтра начнёт невест водить, а квартира маленькая. Мечтаю, чтобы у каждого была своя комната и одна большая кухня, где мы могли бы все вместе собираться, а не есть на кухне в шесть квадратов, кто стоя, кто сидя. 

Я знаю более 2 000 суррогатных мам. 90 % идут в программу ради жилья или ремонта: купили какую-то хатку-избушку, которая сыплется, и её надо спасать, иначе она рухнет. Ни одна из двух тысяч не купила шубу или украшения золотые.

Крошащиеся зубы и ранняя беременность

То, что многие говорят, что роды обновляют организм, – это чушь. Беременность забирает часть твоего здоровья. На попе от трёх месяцев уколов не осталось и живого места. Я частый клиент стоматолога: крошатся зубы, ребёнок забирает кальций у матери. Набрала 31 килограмм во время беременности и за время подготовки поправилась ещё на 20.  


«Знаю женщину, которая семь раз была суррогатной мамой, и у неё ещё трое своих детей. Она в 34 года выглядит на 50: десять родов ни для здоровья, ни для внешности не полезны»


Чем моложе суррогатная мама, тем лучше, потому что организм молодой и способен справляться со всеми нагрузками. После 35 лет уже очень тяжело, но некоторые мои подруги и в 40 лет вступили в программу. Самой молодой знакомой сурмаме 19 лет. В 17 она, как и я, родила своего первого сына. Не считаю детей чему-то помехой, мне, например, это не мешало учиться. Я когда родила, заканчивала первый курс и, чтобы не брать академотпуск, перевелась на заочное. По ночам писала курсовые, дипломные и конспекты, брала ребенка на сессии, с ним сидела в аудитории, днём стирала пеленки и варила борщи, а ночью училась, жизнь была весёлая, но ничего. Я считала и считаю, что образование в нашей жизни важно. Будешь работать, не будешь работать по специальности, – но для себя надо.

Истории других сурмам

Я знаю маму, у которой случились преждевременные роды, и малыши не выжили. Биородители не забрали тела, она записала детей на себя и похоронила по славянским традициям.

Одна девушка сейчас воспитывает третью дочку, которую передумали принимать био. Эта сурмама всю беременность находилась у себя дома и уже собиралась вылетать на Кипр, где должна была рожать, когда доктор написал ей, что мама и папа отказались от ребёнка. И она всё равно полетела на Кипр, чтобы найти маму. Пересадка была в Польше, и там девушка, не долетев, и родила. В этой стране сурматеринство запрещено, и оформить ребенка никак не получалось. Прилетела биомама, сказала, что проблемы с документами, и она не может вывезти ребенка из страны. Попросила оставить девочку сурмаме, сказав, что будет ежемесячно помогать, и заплатила гонорар, который обещала.

Моя лучшая подружка Оля, она на начало военных действий в 2014 году жила в районе аэропорта под Донецком, где были жёсткие обстрелы. Биородители сняли Оле квартиру в Киеве, и она находилась там всю программу, уехав туда с родным ребёнком. Она не вернулась и остаётся в Киеве до сих пор и снимает ту квартиру, в которой жила во время беременности. Её ребенок пошел в школу, она закончила вторую программу, чтобы уже купить себе жильё.

Об отношении общества

В Павлограде живет 150 тысяч человек. Все друг друга знают, тем более что живот с двойней никакой одеждой не скроешь. Когда я приехала из роддома, со мной полдвора не здоровались. Бабушки сидели на лавочке, смотрели на меня и, наверное, думали: «Правду она про суррогатное материнство говорит или своего ребёнка продаёт?»  

Старший сын у меня взрослый и понятливый, я ему всё доступно объяснила. В школе остро реагировал, все спрашивали у него, кто будет: братик, сестричка, – а он отвечал: «Два братика!» Чтобы отвязались. Ходила на родительские собрания, меня все поздравляли, но я сказала правду, что не мама этих детей. А маленькому было всё равно – ну живот и живот.

Bez_imeni-1

Муж сначала вообще ничего не понял. Когда я сказала, что хочу стать суррогатной матерью, он решил, что я должна отдать своего ребёнка. Потом были долгие часы объяснений и медицинских терминов, он вроде бы немножко вник, но всё равно почти всё мимо. Муж не осознавал, что я делаю, и был против, но он знает, что если я поставила цель, то от неё не отступлюсь. Я быстрее поменяю мужа, чем собственное решение.

Друзья некоторые нормально отреагировали, некоторые косо смотрят, некоторые перестали быть моими друзьями и считают, что я торговка детьми. А родители всегда поддерживали в начинаниях и планах, они за меня горой в любых ситуациях.

Меня мало волнует чьё-то мнение, я живу своей жизнью и своей головой. И всегда говорю: «Не учите меня жить, я ни на чьей шее не сидела никогда, ни у кого ничего не просила, я даже к матери не приду, не попрошу денег. Привыкла рассчитывать на себя. Если вам жалко меня и моё здоровье, купите моим детям квартиру или оплатите учёбу».

Я регулярно сталкиваюсь с мнением, что занимаюсь продажей ребёнка. Советуют найти «нормальный» заработок. Ради бога, я не навязываю свои убеждения человеку, это чужие для меня люди, если на каждое мнение реагировать, не хватит ни нервов, ни здоровья. Сурматеринство для меня – помощь людям, у которых это единственный шанс стать биологическими родителями своих детей. Я понимаю, что если бы у людей был хотя бы малейший шанс самим родить ребенка, они бы воспользовались этим шансом. Биородители годами идут к такому решению, не каждая женщина сможет принять, что её ребенка будет вынашивать другая женщина, это очень тяжело морально.

После суррогатного материнства я многое переосмыслила в жизни, поняла, что нет настоящих друзей, всё относительно, временно. Что важнее родителей и детей нет в жизни ничего. Когда мне спасали жизнь, я поняла, насколько я люблю и хочу жить. Хочу увидеть будущее своих детей. Тем людям, которые против суррогатного материнства, я хотела бы сказать: «Встаньте на место людей, которые не могут иметь своих детей». Лучше взять из детского дома, говорят те, кто не взял ни одного ребёнка из детского дома. Прежде чем осуждать кого-то, смотри за своей жизнью. Вот и всё.

Записала Эллина Оруджева
Иллюстрации: Юлия Саликеева

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s