Где Охта впадает в Дон

Мнение о том, что казаки живут только на Дону, ошибочно. Развилка провела вместе с петербургскими казаками день в лесу и узнала, что это за люди.

SAB66-2

Давай на «ты»

Последние дачные дома остаются позади по мере того, как наша группа всё дальше заходит в лес. Вскоре землистую дорогу сменяет тропа, над которой нависают старые сосны.

Вартемяги – посёлок к северу от Петербурга. Стоит отойти немного в чащу и, если приглядеться, заметишь небольшие канавки и деревянные блиндажи, давно поросшие мхом и кустарником. Это советские окопы, оставшиеся после обороны Ленинграда.

Часть из них теперь восстановлена петербургскими казаками. Мы проходим мимо холма, на котором возвышается трёхметровый деревянный крест.

Его тоже казаки поставили, объясняет организатор Артём, пригласивший меня сегодня.


«Вартемяги» на финском означает «сторожевая гора»


Я иду рядом с мужчиной в камуфляжной одежде. Чуть впереди бежит его сын в форме «берёзка» и синей папахе. Её цвет зависит от того, к какой станице принадлежит казак. Мужчину зовут Сидор, а на самом деле – Саша. Позывные нужны для простоты и быстроты. Саш много, Сидор один.

Вид с холма, где казаки установили свою базу. Внизу протекает река Охта

Была девочка, у неё позывной был Валь-ки-ри-я. Пока на войне такое произнесёшь, тебя десять раз убьют. Поэтому позывной должен быть из одного-двух слогов, говорит Саша.

А как мне к вам обращаться, Саша или Сидор?

Мы же с тобой условились, что ты ко мне на «ты». Без разницы, но когда ты говоришь «Сидр», мы сразу оказываемся на одном уровне, – Сидор улыбается.

Тропинка такая тонкая, что двум людям рядом на ней не поместиться. Вся группа вытянулась в колонну и стала подниматься на холм. Наша база – это небольшая поляна, врытая в землю так, что по её бокам друг на друге лежат брёвна, предотвращающие осыпание земли. Сверху натянут непромокаемый баннер, в центре горит костёр. Вокруг него стоят лавочки. На столе разложены пакеты с едой: крупа, огурцы, лук…

Греча на свежем воздухе вкуснее. Особенно если добавить грибы, собранные здесь же

Дальше в лес – больше дров

Артём проводит «Трассу здоровья» уже десятый год подряд. Цель этого мероприятия воспитание патриотизма, военная и физическая подготовка детей. Сегодня в Вартемяги съезжаются ученики спортивные школ единоборств со всей России, чтобы пройти полосу препятствий. Только из Новгорода приехало 27 человек.

Трасса состоит из нескольких этапов. Нужно проползти под колючей проволокой, перепрыгнуть через деревянное заграждение, пройти по бревну. На двух станциях нужно стрелять из пистолета и из электропневматического автомата. Всё это происходит бегом, потому что пройти нужно как можно быстрее.

Патрик – сын Сидора. Разобраться во всех местных связях, которые существуют сегодня, может, даже труднее, чем запомнить генеалогическое древо Рюриковичей: столько знакомых, родственников, друзей. Многие участники знают друг друга по именам, запоминают даже такие сложные, как Святослав или Ростислав. «Патрик» – тоже позывной, на самом деле, мальчика зовут Миша. Ему девять лет, и он один из самых младших участников. Сегодня он проходит «Трассу» в первый раз. Маленький солдатик, как и другие дети, пока взрослые расставляют препятствия, просто бегает по лесу вместе со своими сверстниками.

SAB-15.JPG
Патрик по строгому указанию отца ходит «по форме» – в кубанке

Эти дети не играют в компьютер, но знают, как выжить в лесу.

Вот ты в грибах ничего не понимаешь, а дети понимают. В курсе, да? Сборку грибов ещё «тихой охотой» называют.

Мы с Сидором идём по окрестным территориям. Большие скользкие валуны, спуски и подъёмы, мшистые папоротники – кажется, в лесу так просто заблудиться, но мой проводник ориентируется, будто ходит по своему дому.

– Лес любит тишину и чистоту. Вон, видишь? Непорядок, не люблю такого, – Сидор наклоняется и поднимает чей-то бычок.  Когда идёшь в лес, никакими духами мыться не надо, если только мылом дегтярным, а лучше, если от тебя потом будет пахнуть. Знаешь, как мы форму свою делаем? Нарвём травы и вместе с ней вымачиваем, это и цвет придаёт, и запах отбивает.

Какое-то время мы идём молча.

– А это, смотри, гриб какой, сыроежка… Знающий человек в лесу голодным не останется.

Слышится топот детских ног и шелест мокрой опавшей листвы – это Патрик прибежал.

Пап, дай нож!
Зачем тебе?
– Я в дерево хочу покидать.
Нельзя. А тебе понравится, если я в тебя нож кидать буду?

Тот самый гриб

На старт

Даш, какой у тебя номер?

Чё толпимся у костра, сели бы и ладно…

Рата только что наколол дров и теперь принёс их к землянке. Дети получают каждый свой номер, как у бегунов на спортивных соревнованиях. Детей много, поэтому довольно тесно. Над костром висит ведро, в котором кипятится вода из Охты, что у подножья холма.

Держи, Сидор протягивает мне крепкий чай из термоса.

Уже скоро мы выйдем из-под тента на общий сбор. Последние приготовления перед началом забега.

Я не вижу, чтобы кто-то разминался, поэтому разминкой для вас будет тест Купера. Я на старте у вас его принимаю, и вы бежите дальше, – Артём проводит инструктаж для участников.

Тест Купера состоит из ряда физических упражнений, в том числе отжиманий и выпрыгиваний. Всего предстоит пробежать около 13 этапов, расположенных в разных частях леса.

SAB-37
Один из этапов – стена из брёвен – с лёгкостью преодолевается участником с разбега

Солдатики, которые обступили командира, в военном камуфляже больше похожи на спецотряд, чем на простых школьников.

Первые бегут 7-11 лет. Понимаем, да? Взрослых запустим в последнюю очередь. Вы проходите первый этап – паутинку… Так, барышни, не болтать!

Каждая станция контролируется взрослым, среди участников и родителей есть люди с медицинским образованием, чтобы предотвратить несчастные случаи. Впрочем, дети хорошо подготовлены, многие из них занимаются спортом, поэтому ориентируются на местности, у них развиты координация и ловкость.

Мы с Сидором осматриваем препятствие «этажерка». Ежегодно все препятствия делаются заново, потому что за год дерево портится и гниёт.

Плохо, что брёвна мокрые. Ладно взрослый навернётся, хрен с ним, но это же проект для детей, – замечает Сидор.

360 приседаний

В середине дня начинается дождь. Мы со Светланой (она отмечает пробегающих мимо участников) прячемся под кронами ели. Я облокачиваюсь на ствол, и тут же моя рука попадает в вязкую, липкую смолу. Саша-Сидор не боится воды. Он стоит с прямой спиной, без куртки и без шапки, и капли сентябрьского дождя попадают ему на волосы и скатываются на лицо.

SAB-41
«Я вообще не болею. Если чувствую, что заболеваю, нужно просто выпить водки с перцем!»

Саша берёт спортивную лапу и встаёт в боевую стойку. На этом этапе участник должен сделать «троечку»: два удара руками и удар ногой. Подбегает мальчишка и стучит кулачками в мягкую поверхность спортивного снаряда. Раздаётся три глухих стука.  

Давай, давай! – подбадривает Светлана. Передай впереди, что они там слабаки все!

Но мальчишка уже скрылся за поворотом. Бывает, что следующего участника приходится ждать минут по десять. В это время Сидор перекуривает и показывает мне приёмы:

Нет, неправильно, когда бьёшь, надо корпусом доворачивать. Видишь, как у меня идёт рука? Во-от! Теперь давай «двоечку».

Несмотря на прохладный воздух, мне становится жарко. Изо рта идёт пар.

Сидор, а как вы стали казаком?

Так! – он делает вид, что сердится. Я тебе что говорил!

Ты, ты, ты! – пытаюсь исправить ошибку.

Будешь должен мне 60 приседаний (к концу дня счёт дошёл до 360). Мы же договорились на «ты». А я так сына воспитываю: он накосячит, и я ему даю 100 раз отжаться. А ему эти 100 раз хоть бы что… Но теперь по-другому с женой делаем, теперь он по дому помогает, когда косячит, посуду моет…

И всё-таки, казаками становятся или рождаются? Что для этого нужно?

Ну, есть, конечно, этнические казаки. Те, что в таких ряженых костюмах ходят. Но казак – это тот, кто защищает людей. Мы с наркоманами разбирались, рейды делали по закрытию тех ларьков, в которых детям продавали алкоголь. Совесть нужна, чтобы казаком стать! А так, приходишь в круг – чтобы ты понял, это вроде собеседования – объясняешь, почему тебе это нужно. Если все казаки в кругу говорят «любо» – значит, ты принят, – объясняет Сидор и показывает красное удостоверение казака.


«Совесть нужна, чтобы казаком стать!»


Бегущая мишень

Я поднимаюсь в гору.

Там лучше не ходить! – слышится незнакомый голос сзади, а передо мной в кустах сидят два человека в военной форме, защитных масках и очках. На головах у них капюшоны, так что ни лица, ни какой-либо части тела не видно.

«Цель номер два, пошёл», шипит рация на боку одного из людей. Тот встаёт и направляется к дереву в метрах 20 от того места, где они сидели. Слышатся выстрелы страйкбольного Калашникова.

Стрелять пробуют все без исключения

Не попал, говорит себе под нос тот, кто сидит в кустах, и ждёт напарника.

На этом этапе участники должны стрелять пластмассовыми шариками в двигающуюся цель.

Вы сами согласились быть мишенью? – спрашиваю я и затаиваюсь в кустах, потому что на мне нет защиты.
Конечно, одна маска улыбается.
Без защиты нельзя совсем?
Ну, если зубы не жалко… – к разговору присоединяется вторая маска.

Позже, уже на базе, я прошу парня выстрелить мне в руку. На мне ветровка, вязаный свитер и кофта, но попадание маленького белого шарика ощущаю сильно. Синяка не остаётся, но рука ещё пару минут болит.


«А как же! – усмехается парень. – Когда в тебя стреляют, не должно быть приятно»


И хотя дождь продолжает идти, от этапа к этапу бегут солдатики, будто идут в атаку. Так закаляется характер.

Режим тишины

Лучшие из участников проходят все испытания за пять минут, но детей много, и поэтому трасса растягивается на несколько часов. Кто-то, правда, бежит по второму кругу, но Сидор только рад этому.

Здорово же, что дети спортом занимаются.

Патрик уже отбегал и теперь стоит тут, неподалёку. Он мешает своему отцу разговаривать, и тогда Сидор говорит ему: «Режим тишины включён». Мальчик тут же замолкает: видна дисциплина, с которой растёт маленький мужчина.

А могут не разрешить быть казаком?

Ха! Как не разрешить? Не, если ты придёшь с сигаретой и пьяный, то это, конечно, не казачество…

Скоро пробегает последний участник, и мы, собрав вещи, начинаем подниматься в гору. Дождь прекращается, но в лесу становится сыро и неприятно. Зато у костра в это время жизнь кипит. Ира готовит наваристую кашу, и скоро все мы будем жевать гречу с луком и курицей.

Ила, а что ты делаешь? – спрашивает маленькая девочка, вертящаяся тут же у ног.
Устанавливаю свет для готовки, в это время Ира крепит фонарик на сучок, чтобы свет от него падал в сторону чана.
Я с тобой хочу.

Может, и неважно, кто ты: казак или не казак, мальчик или девочка. Но эти люди умеют ценить преемственность поколений.

И пока Ира готовит вместе с маленькой девочкой у костра, снаружи Свят учит мальчика обращаться с ножом: «Нет, это не удар. Давай ещё разок».

Костёр, у которого сидят казаки

Пока ещё не стемнело окончательно, после трассы отряды ребят идут играть в страйкбол, разделившись на команды по три человека. Где-то горит дымовая шашка, и жёлтый неприятно пахнущий дым обволакивает поле боя.

То здесь, то там постоянно слышатся автоматные очереди, но в отличие от настоящей войны их сменяют молодые крики: «Эй, я убил тебя!», «У меня патроны кончились!»

SAB-35
Колючая проволока царапает вполне по-настоящему, если как следует не пригнуться

В игру вступает новая команда. Перед этим взрослые объясняют правила и следят, чтобы дети были защищены. Солдатикам выдают специальные очки и маски, после чего ребята идут в атаку. Я иду вместе с ними. Мы прячемся за деревьями и спускаемся друг за другом в овраг.


Не знаю, стоит ли давать детям в руки оружие, но, наверное, в такие дни вырастают те, кто потом защищает Россию


Дети растут, учатся любить лес и выживать в нём. Они становятся самостоятельными и закаляют характер.

День заканчивается, и все снова встают вокруг костра. Артём подводит итоги, поздравляет победителей и призывает проигравших не расстраиваться.

Это очень важно – быть созидателем в этом пространстве, нашем государстве. У нас основная проблема молодёжи заключается в том, что она не ощущает себя частью государства. Я надеюсь, что вы как раз всё это исправите.

В этот раз Патрик не выиграл. Он продолжит расти, тренироваться. И в конце концов станет таким же защитником Родины, как и его отец.

Наступает ночь, и весь лес погружается в сон. Только где-то там, в чаще, недалеко от Вартемяг, теплится огонёк ночного костра, у которого сидят казаки.

 

Текст: Андрей Швед
Фото: Сабина Наджафова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s