Чёрно-белый Ленинград Иржи Тондла

В Фонде исторической фотографии имени Карла Буллы открылась выставка чешского фоторепортёра Иржи Тондла «Ленинградский пешеход». С 1972 по 1977 годы Иржи обучался на факультете журналистики Ленинградского государственного университета и все те годы снимал на плёнку жизнь маленького советского человека. С этого фотоархива началась его профессиональная карьера. Мастер поделился с нашим корреспондентом воспоминаниями о Ленинграде и мыслями о судьбе фотографии.

Rasulova_VYSTAVKA_IRZhI_TONDL_05

– Почему вы выбрали Ленинград?
– Это вышло случайно. Для нас в те годы был закрыт путь на Запад, а я хотел путешествовать. Узнал, что можно поехать в Ленинград учиться в вузе. Я тогда как раз закончил техникум.

– Вы там фотографии учились?
– Нет, это был строительный техникум. Но в то время я уже писал статейки и приносил фотографии в наши местные газеты. Когда я получил предложение сдать экзамены, то подумал: «Почему бы и нет? Попробуем».

– И получилось?
– Да. Всё для меня было новым, мягко скажем, другим. Но я был рад! Меня покорил город: своей красотой, историей, людьми. И хотя я жил в общежитии, по дому не скучал: очень привык ко всему.

Sakhanova_otkrytie_vystavki_Irzhi_Tondla_posetitel

– Почему вы не остались в России после учёбы?
– В те годы это не было принято. Наоборот – тут я понял, что многие русские не отказались бы тогда пожить в Чехословакии. Из-за уровня жизни и многих других причин.

– Среди выставленных работ есть ваша любимая карточка?
– Здесь короткий подбор – 70 из 2 000 моих фотографий. Все они мои дети, я не могу сказать, что предпочитаю какую-то одну. Хотя, думаю, есть те фотографии, которые я люблю больше. Вот, например, фото с Лениным на плакате. Один друг сказал: «Я отдам сотню своих негативов за этот твой». Потому что в ней есть отражение той поры: плакат с Лениным – это же не только картинка, это идеология, которая давит на советского маленького человека, на всех нас. Она не позволяет ему ничего делать, кроме пары шагов туда-сюда. Или фото с пуговицами: что такое пуговица? Она есть у вас на пиджаке, у неё своё место. Пуговица пришита ниткой – то есть может немножко двигаться, но только немножко, она несвободная. Такая была жизнь – о ней я рассказывал через фотографию.

– Чем вы сейчас занимаетесь?
– Сейчас я являюсь членом правления чешской Ассоциации профессиональных фотографов. В ней около 300 чешских мастеров. Всё чаще приходится защищать права тех, кто зарабатывает фотографией, – этим мы и занимаемся.

Litvinenko_Otkrytie_vystavki_Irzhi_Tondla_02

– Как считаете, в наше время много хороших фотографов?
– Сейчас все вокруг фотографы. И все думают, что хорошие. Называют себя профессионалами сразу после трёхдневных курсов. Впрочем, всё на их совести: нравится – пусть занимаются.

– А фотожурналистика сейчас жива?
– Я считал, что фотожурналистика мертва, ещё когда писал диплом. Её вытесняло телевидение, закрывались журналы. А что сейчас? Я ошибался. Фотожурналистика продолжает существовать. Обратное нельзя думать! Она всегда найдёт свой путь развития. Да, в какой-то изменённой форме, но это зависит уже от вас, от молодых: вам определять, куда направлять её дальше.


Текст: Карина Расулова

Фото: Олеся Литвиненко,
Аня Саханова, Карина Расулова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s