Целитель звуком

Преподаватель по вокалу в собственной школе пения и инициированный мастер рейки – нетрадиционной системы медицины – Анна Зардан рассказала о том, почему мы иногда боимся петь и как лечить с помощью голоса.

– Я училась в СПбГУ на факультете свободных искусств, когда мне было 31, рядом с семнадцатилетними ребятами, а они думали, что я уже пенсионерка. Это было смешно. У меня ещё есть музыкальное образование, но на уровне колледжа, с высшим в этой сфере как-то не сразу сложилось. После училища не взяли в Гнесинку, если только на платное отделение. Зато на собеседовании я поняла, что не хочу учится там. Они преподают, используя те методики и манеры пения в постановке голоса, от которых всегда убегала.

– А у вас сейчас есть своя методика?

– Ну, не могу сказать, что у меня она «своя». Я работаю компилятивно – соединяю то, что уже знаю. Опыт у меня есть: участвовала в разных семинарах, много где училась и сейчас продолжаю развиваться. Само собой, когда мы берём чьи-то методики за основу и пропускаем их через себя, то добавляем что-то своё. Это неизбежно.

– Почему вы решили петь, с чего всё начиналось?

– В жизни есть нечто, что определяет наш путь, и мы ради этого приходим на этот свет. Я думаю, что мой путь был определён с рождения. Ещё в лет пять-шесть, когда ходила в магазин, моим любимым занятием была игра «что вижу, то пою». А в первом классе я начала просить у мамы записать меня в музыкальную школу. Год её донимала, и мама согласилась, но я пошла туда сама. Прослушивалась на фортепиано, но тогда сказали: «Девочка, хочешь на виолончели играть? Это замечательный инструмент». Я понятия не имела, что такое виолончель, но сказала: «Хочу, лишь бы только в музыкальной школе!» Потом пришла домой, мне рассказали, что такое виолончель. После этого не пошла учиться, но маме позвонили с жалобами на то, что её дочь не ходит на занятия. Преподаватели нашли альтернативу – аккордеон. Вот так я стала аккордеонисткой, семь лет училась, и именно в музыкальной школе появилась первая мечта о будущей профессии – стать учителем музыки.

x_defef581

– Как вы начали работать?

– К нам в школу пришла педагог набирать фольклорный коллектив. Меня прослушали, но сначала не захотелось, а преподаватель ещё где-то полгода за мной ходила и зазывала к себе. Потом я всё-таки пошла и осталась там. Сначала пела так, как все поют в хорах, не особенно подавая голоса. Но однажды была на репетиции, где солистка хора исполняла песню «Перевоз Дуня держала». И там нужно было высоко, свободно затянуть длинную ноту (поёт): «Перевоз Дуня…», и ей никак это не удавалось. Наш руководитель попросила меня, и я как попробовала – с тех пор и запела. Тогда и поняла, что буду петь именно фольклор. Никто меня не «погружал» туда, это «погружение» продолжается на протяжении всей жизни – я более детально изучила это направление, этнографию.

– Насколько важно фольклорному певцу знать о культуре и быте народа?

– Хотя и работаю со стилизацией, но всё равно корни лежат в традиционном фольклоре, поэтому я в него вслушиваюсь и другим советую. Сама читаю об истории и быте русского народа, слушаю бабушек, дедушек. Без этого никак. Конечно, жизнь не стоит на месте, она движется. Андрей Николаевич Котов – руководитель ансамбля духовной музыки «Сирин» (мой гуру, я его так называю) – в своей лекции сказал, что ни одна традиционная песня не пелась человеком, если ему это не было нужно в определённый момент. Косит сено – значит, поёт об этом, песня ведь помогает.


Сейчас быт другой, поэтому сюжеты в песнях мы можем только додумывать. Но в любом случае не вычеркнуть то, что было вложено народом: соединение с землёй, с пространством, с космосом, нужно только услышать это.


Это слайд-шоу требует JavaScript.

– Чем вы занимаетесь помимо преподавания? На вашей странице в «ВКонтакте» есть ссылки на группы про эзотерику, нетрадиционные системы целительства, например, рейки.

– Рейки – это божественная энергия, на которую ты настраиваешься и прикладываешь руки либо на человека, либо на животного, либо на ситуацию, и они исцеляются. Я прошла три ступени инициации, сейчас я инициированный мастер рейки.

– Люди к вам записываются на сеансы?

– Нет, я не практикую это, использую только для своих целей. Иногда помогаю знакомым, друзьям, но не более того.

– Смысл рейки – это движение энергии. А есть какие-то общие места, где её можно возобновить?

– Внутри самого себя – самонастройка с божественным каналом. Можно делать это через молитву. Рейки – универсальная система, которая не привязана к определённой религии и может существовать как сама по себе, так и в соединении. Божественная энергия – это любовь, поэтому мы внутри себя создаём канал, который проводит её.

– Как вы пришли к принятию рейки?

– В моей жизни был тяжёлый период. На тот момент я уже знала, что у меня открыты руки, то есть могу с их помощью лечить людей. Наступил критический момент, когда поняла, что не могу самостоятельно справиться с ситуацией. Знакомые нашли мастера, который помог мне. После инициации первой ступени я как будто заново родилась. Мне просто хотелось вернуться к жизни, и нашёлся источник, который помог в этом. А различными эзотерическими практиками я давно интересовалась, наверное, это мой духовный путь.

CfoRFjEbCRU

– Вы преподносите ваш путь и идеологию ученикам, друзьям?

– Нет. Я этого не скрываю, конечно, но никому не навязываю свои идеалы. Если мы с кем-то резонируем, значит, так нужно; если нет, то я оставляю ему право идти своим путём.

– Рейки – ваш духовный путь. А когда вы поняли, что быть учителем музыки – это ваш профессиональный путь?

– Полное принятие своей профессии произошло только недавно.


Года четыре назад я пришла к тому, что мне нравится видеть, как люди становятся счастливыми, когда поют. И главное – приятно быть причастной к этому.


Также в развитии голоса я вижу большой ресурс. Преподавая в школе пения «Родноголосие», где занимаются уже взрослые люди, я поняла, что не все готовы встретиться с самим собой через голос. Это глубинная практика. Взрослые люди, которые ко мне приходят, так или иначе уже состоялись в жизни, но им почему-то хочется ещё и петь. Вот хочется – и всё. Но это не так просто, потому что чем старше человек, тем с большим количеством зажимов внутри он приходит к нам. Выразить себя через пение становится трудно.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

– Помогает ли рейки в вашей профессии?

– Конечно. Так как я не только преподаю, но и пою для себя, это служит каналом исцеления. Наш голос может как излечить, так и убить с помощью вибрации и энергетического посыла, который мы используем. Кстати, осознание того, что именно ты поёшь, отличает хорошего исполнителя от плохого.


Как сказал Андрей Николаевич Котов, люблю его цитировать: «Если ты стоишь в храме и думаешь про колбасу, то ты поёшь не «Отче наш», а про колбасу».


Когда ты на сцене, то есть несколько уровней возможностей того, что ты можешь делать. И что выберешь, зависит от духовного пути. Я себя считаю на сцене целителем звуком, поэтому сейчас хочу снова туда, чтобы возвращать людей к жизни с помощью голоса.

Фотографии из личного архива героини

Софья Сенич

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s