Не под замком, а под законом

Около 12% площади нашей страны – особо охраняемые природные территории (ООПТ). Защитить их призван федеральный закон, за исполнением которого следят инспекторы ООПТ. 

Согласно российскому законодательству к категории ООПТ, помимо заповедников, относятся:

  • национальные и природные парки;
  • государственные природные заказники;
  • памятники природы;
  • дендрологические парки;
  • ботанические сады.

Инспекторы ООПТ_7

Они различаются охранными режимами: например, нахождение в заповеднике допустимо лишь со специального разрешения, национальные и природные парки можно свободно посещать, а на территориях заказников (под охраной там находится не весь природный комплекс, а лишь отдельные его части: флора или фауна) люди могут даже иметь земельные участки. Если заповедники и национальные парки находятся исключительно в ведении федерации, то прочие виды ООПТ могут создаваться как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях.

Рассказывает Максим Бабанин, заместитель директора в области охраны окружающей среды ФГБУ «Государственный природный биосферный заповедник “Брянский лес”»

В Брянской области есть две федеральные ООПТ: заповедник «Брянский лес» и природный заказник «Клетнянский». С 2009 года заказник передали под юрисдикцию инспекторов «Брянского леса». Расстояние между территориями – 200 км. Несмотря на то, что площадь заказника почти в два раза больше, из 25 человек общего штата «Клетнянский» постоянно патрулируют трое.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Охранный режим заказника мягче, чем в заповеднике, поэтому основные силы находятся в «Брянском лесу». Но из центральной усадьбы не реже двух-трёх раз в месяц в «Клетнянский» выезжают мобильные группы из трёх-пяти человек. Заповедник окружает буферная зона с переходным режимом, то есть охранная зона федерального ООПТ. Ширина буферной зоны колеблется от 100 метров до пяти километров. В её пределах можно собирать грибы, ягоды, косить сено, отдыхать, но нельзя охотиться и валить лес. Она нужна для того, чтобы снизить воздействие людей на заповедную территорию.

Чем докажешь?


Если идёт загон собаками и слышна стрельба – это охота. Если же посетитель просто «прогуливается», собачка мирно бежит рядом, а ружьё зачехлено – это нахождение с оружием.


Оно запрещено, равно как и охота. Казалось бы, видишь человека с ружьём в охраняемом лесу – он и есть нарушитель. Но не всё так просто. Иногда браконьеры стреляют с дороги и до задержания успевают зачехлить оружие. Спрашиваешь их: зачем светили на лес? Очевидно, что высматривали зверя. Но намерение недоказуемо: «Зверушек любим наблюдать».

Инспекторы ООПТ_6

В феврале прошлого года браконьеры убили олениху. Стреляли ночью из ружья с тепловизионным прицелом (тепловизор – прибор в виде бинокля или монокля, при наблюдении в который объекты, излучающие тепло, выделяются ярким пятном) из машины. Забирать добычу не спешили – сделали на снегу на обочине чёрточку-метку.

Когда их остановили наши сотрудники, оружие уже было в чехлах – значит, причин для задержания нет. На рассвете охотники вернулись в охранную зону, разделали тушу. Если бы они сразу двинулись в Брянск, нам бы не удалось привлечь их к ответственности. Но нарушители поехали к своей даче. Тут-то их и взяла полиция: мясо с характерным запахом, имеет шерсть. Браконьеры отпирались – говядина. Но экспертиза и анализ следов на снегу доказали их виновность.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

После допроса из троих признался один; остальные пошли как свидетели. В таких случаях вину на себя берёт тот, у кого ружьё похуже, ведь оно безвозвратно изымается. Преступник добровольно оплатил ущерб – 175 тысяч рублей. Уголовную ответственность в связи с раскаянием заменили судебным штрафом – ещё 50 тысяч.

Ужесточение наказания в нашей сфере – это палка о двух концах. Но в Белоруссии, например, для привлечения человека к ответственности необходима меньшая доказательная база, поэтому заниматься браконьерством там – большой риск, и люди боятся на него идти.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

За исполнением лесного законодательства также смотрят лесники (лесные инспекторы), которые подчиняются Управлению лесами Брянской области. Совместно с ними мы занимаемся такими нарушениями, как самовольные вырубки, боремся с пожарами.

Рейды против браконьерства проводятся в сотрудничестве с охотоведами (инспекторами по охране, контролю и использованию объектов животного мира). Представьте: едет машина с нарушителями. С одной стороны дороги – охранная зона заповедника, т.е. наша юрисдикция. С другой – юрисдикция лесного инспектора. Полномочий наводить порядок по другую сторону дороги у нас нет, а необходимость задержать или применить силу к браконьерам бывает. Поэтому сотрудничество важно для наших структур.

Инспекторы ООПТ_1

Наши сотрудники прочищают просеки, строят мосты, устанавливают аншлаги (противопожарные агитационные материалы) и закрывающиеся на замки шлагбаумы. Для ориентировки устанавливаются квартальные столбы. Если во время грозы дерево упало на дорогу, то его убирают. А если оно упало в лесу, никто не имеет права его забрать как бесполезное. То, что из почвы выросло, в почву и возвращается. Ещё мы помогаем научному отделу заповедника, то есть ведём наблюдение за природой.

Положительные тенденции

В последнее время правонарушений на территории заповедника стало меньше. Почему? Есть ряд факторов.

  1. Больше половины нарушителей попадались на незаконном рыболовстве в охранной зоне. Сейчас воды убывают и сети ставить негде. Но весной и зимой, когда грунтовые воды поднимаются, нужно быть начеку.
  2. Много нарушений было из-за сбора клюквы. Задерживали чаще всего – стыдно сказать – бабушек-ягодниц. В последние годы ягодников стало меньше, но меньше и клюквы. Это опять-таки связано с понижением уровня грунтовых вод. Болота зарастают багульником, берёзами – не так много смельчаков лезть наудачу.
  3. Особое значение придаётся укреплению границ заповедника. Они прочищаются, устанавливаются шлагбаумы, заметные столбы – случайно заехать на территорию не получится. Работает здесь и психология: допустим, подходит человек к границе и видит, что столбы завалены, аншлаг выцвел, и делает вывод, что бояться некого. А когда всё выкрашено, ясно, что инспекторы здесь бывают часто, и это может отпугнуть потенциальных нарушителей.
  4. Последнее – временной фактор. 31 год назад, когда заповедник только образовался, мало кто думал, что за незаконное проникновение на его территорию последует реальное наказание. Но после многих уголовных и административных дел, «натуралисты» усвоили, что эта земля под охраной и договориться не получится. Поэтому и желающих отдать за горсть клюквы штраф в несколько тысяч стало меньше.

Текст и фото: Мария Шпакова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s