«На Курилах небо как в Питере»: механик рыболовного судна о работе на Дальнем Востоке

Пухлые тучи по линии горизонта отрезаны свинцовой гладью Берингова моря. Александр курит на палубе и наблюдает за неркой: рыба в третий раз выпрыгивает из воды, пытаясь метнуть икру. На Камчатке сейчас – четыре утра, в Петербурге – семь вечера, пора звонить близким. Обычно разговор длится недолго: в открытом море ветер даже летом пробирает через пуховик, да и на сон остаётся всего четыре часа.

Почему ты стал работать на другом конце страны, а не на Балтике?

– На третьем курсе колледжа меня отправили сюда на практику. Конечно, начальник практики пытался пристроить на местные пароходы, но нигде не согласились взять студента без опыта работы. Поэтому я не стал терять времени на поиски и после практики решил остаться тут, набраться опыта. Тогда мне очень нужны были деньги, а здесь меня уже готовы были взять четвёртым механиком с зарплатой 100 тысяч в месяц. Согласитесь, неплохо для человека без опыта. Когда работаешь в море, то тебе всё равно, на Камчатке ты или на Балтике. А вообще, на Курилах даже небо как в Питере, и ветродуй тоже, только холоднее.

практика

Что нужно, чтобы сюда устроиться?
– Морские документы: корочки по основам пожарной безопасности, оказанию первой помощи, управлению шлюпками и плотами, удостоверение личности моряка, мореходная книжка, медицинская книжка с пройденной медкомиссией, заграничный паспорт. На оформление всего этого понадобится порядка 30-35 тысяч. Ещё нужен рабочий диплом. Мой ещё с колледжа, но срок его действия – пять лет, а потом нужно снова проходить курсы, сдавать экзамены и заново делать все документы.


«Затем проходишь банальное собеседование со стармехом, он спрашивает, где работал, что знаешь, но в принципы действия механизмов не углубляется. Если понравился – берут»


Как долго обычно находишься в рейсе?
– В море я хожу недолго. На первом курсе полгода был в кругосветном плавании, на третьем курсе девять месяцев была практика в машинном отделении. Потом летом 2016-го уходил на год – это был максимальный срок, в этот раз ушёл на два рейса: летник и осенник.

Как прошло кругосветное плавание?
– На самом деле, это была неполная кругосветка. Мы прилетели во Владивосток, жили там две недели в общежитии, пока ждали пароход. Когда он прибыл, разместились по каютам, а потом до глубокой ночи грузили продукты на корабль. Со следующего дня начали красить и чинить всё, что только можно, поднимались на мачты, спускали паруса, работали в машинном отделении по четыре часа, стояли за рулём вчетвером. Нас там было человек сто, работали мы по вахтам: с восьми до двенадцати, с двенадцати до четырёх. Были ещё ночные вахты с полуночи до четырёх утра и с четырёх до восьми. Там был чёткий распорядок дня: в семь утра – подъём, потом – зарядка, в восемь – завтрак, затем – подъём флага и работа до пяти часов вечера с перерывом на обед. Дальше наступало свободное время, через пару часов собирались на ужин и в одиннадцать вечера – отбой. В портах мы стояли от трёх до шести дней, там нас даже отпускали гулять.

Гонконг
Гонконг

Первая остановка была в порту южнокорейского города Пусан, в нём всё показалось таким маленьким и уютным. Оттуда направились в Японию. Помню, что там на меня налетели девушки: делали селфи и целовали в щёку. Потом мы были в Гонконге, дальше  в Сингапуре и оттуда целый месяц плыли до острова Маврикий. Там шикарный бирюзовый океан, золотой песок, пальмы. Словом, райское место. Затем был ещё один длинный переезд в 20 дней до ЮАР, а потом заехали в Намибию и Сенегал.

Что запомнилось в Африке?
– Там люди очень бедно живут, полная разруха, но зато природа… В Сенегале мне понравилось озеро Ретба: вода там розового цвета из-за высокого содержания соли. Было здорово проехаться на квадроциклах по пустыне. В Африке много судов из России. Дальше мы плыли до Испании, а потом остановились в Кёльне. Дальше – Амстердам, Гамбург. Потом в Эстонию и домой, в Петербург. Это был мой первый выезд за границу. И сразу такой насыщенный. Больше всего мне понравились азиатские страны: там очень развиты технологии и всё продумано для комфортной жизни людей. Хотелось бы туда переехать и остаться там на всю жизнь.

Нагасаки
Нагасаки

Опиши свой рабочий день.
– Я работаю в машинном отделении, иногда стою на обработке рыбы. У меня вахты по восемь часов, потом восемь часов отдыхаю. Выходит, что в сутки работаю двенадцать часов, в том числе ночью. Сегодня, например, у меня была вахта до четырёх часов утра, теперь до одиннадцати я буду спать, без четверти двенадцать пойду на обход и заступлю на вахту до восьми вечера. Начиная с 16:00 мы с напарником по очереди идём пить чай. После 20:00 – ужинать и отдыхать.

В каких условиях живёт и работает экипаж?
– Жить можно. В каюте есть умывальник с горячей и холодной водой, новая, но неудобная кровать с жёстким матрасом, под ней рундуки, рядом с ней стоит стол, над ним – иллюминатор. Ещё есть диван и шкаф, много полок на стене и телик, который не работает. Вообще, там всё старое: корабль 1980 года. С тех пор тут, наверное, ничего не меняли. Каюта, конечно, не просторная, зато я тут один, а некоторые механики живут в каюте вдвоём. Тут нужно поддерживать порядок, потому что старпом проводит осмотр. Столовых у нас две: в той, что наверху, ест командный состав, а внизу находится кают-компания. Все сидят за столами по должностям. Я должен сидеть за столом с командным составом, но мне это не надо.

– Почему?
– Мне нравится сидеть с рабочими, там тебе приносят еду, как в кафе. Кормят вкусно и разнообразно, я тут отъедаюсь. Правда, дома опять быстро худею. С баней то же самое: внизу четыре душевых и парилка для рабочих, из каюты мне ближе ходить сюда, а наверху душевые для командного состава.

FB5R1iEt5WI

– К  чему здесь труднее всего привыкнуть?
– К тому, что нет связи. Я могу позвонить родным, только когда мы стоим на перегрузке или в порту. Полная загрузка корабля 1200 тонн. Редко удаётся полностью забить корабль рыбой, поэтому нам устанавливают квоты на каждый вид. Соответственно, пока не выловим всю квоту, не останавливаемся и живём в открытом море без связи. Но в этот раз мы наловили 1200 тонн всего за месяц, и я смог связаться с семьёй гораздо раньше. Обычно это удаётся только к самому концу рейса, уже в порту.

– Как происходит добыча рыбы?
– Вообще я этим не занимаюсь, только иногда бываю на вахте по обработке. Из воды поднимают рыболовный трал, потом заполняют рыбой трюма. Один на 500 тонн, другой на 700, а оттуда рыбу сортируют в бункера по 15, 20, 25 тонн. Затем маленькими порциями её выбрасывают на транспортёр, где начинается обработка. При этом каждый вид рыбы разделывают определённым образом. У кальмаров, например, тушку бросают на одни весы, щупала –  на другие, а потом собирают в брикеты по 11 килограммов. Дальше их раскладывают в морозильные шкафы и там соединяют в большие брикеты по 22 килограмма. Через два часа после заморозки их упаковывают, кладут в мешки и потом сваливают обратно в трюм. Поначалу к месту обработки из-за вони трудно даже подойти, но довольно быстро привыкаешь и потом даже не чувствуешь её.


«Работа кошмарно монотонная – через три часа разделывания тушек уже начинаешь разговаривать с этим кальмаром»


– Какой момент был самым неприятным за всё время работы?
– Наверное, когда трубы засорялись. Первый раз нам пришлось полностью их разбирать в оранжевых костюмах, потому что оттуда лились грязь и экскременты. Потом я зачищал трубы наверху сам, старпом сказал, что по команде я должен спуститься, когда он подключит насос. В общем, команду я не услышал и сидел, глядя в трубу. И тут под давлением в десять килограммов все остатки засора полетели мне в лицо, и я упал вниз. Все, кто это видел, едва сдерживались, чтобы не заржать, старпом прибежал смотреть, не покалечился ли я, ему тоже было смешно. Так я прошёл боевое крещение в механики.

– Бывалые моряки говорят, что их тянет в плавание. Что насчёт тебя?
– Тяги к морю у меня нет, это просто необходимость, здесь можно заработать. Всю жизнь убивать тут мне не хочется. Со средним образованием можно ходить в море, но чтобы дослужиться, скажем, до стармеха, мне нужно плавать лет 15. Когда вернусь, попытаюсь устроиться на пассажирские корабли или попробую себя в ремонтной сфере в порту. Мне нравится быть механиком, в этой сфере янаучился многим полезным вещам. Когда попал сюда, не мог даже гвоздя забить, а теперь уверенно работаю с ключами. Это та мужская профессия, которой я всегда хотел овладеть. Другое дело, что тут привыкаешь разом получать хорошие деньги и, возвращаясь в Питер, понимаешь, что придётся так же горбатиться, но за копейки.

Текст: Виктория Степанова
Фото из личного архива героя

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s