Помогите, люди добрые, убить мою лошадку

Станция метро «Проспект Ветеранов» – самая оживлённая в Петербурге. В день через неё проходит 68 600 человек – это рекорд. Вход в метрополитен с самого утра атакуют бабушки, которые принесли из дома старые платья, сервиз и даже очки, – это представительницы малого бизнеса России. И здесь же, рядом с бизнесвумен пенсионного возраста, расположились более молодые конкурентки. Они не стали тащить вещи из дома, зато привели живую лошадь.

Пахать как конь

– Помогите, люди добрые, лошадке на еду, – натужно орёт часами напролёт неопрятная девочка лет 14-16.

Стоит пройти немного дальше по направлению к метро, и вы встретите её коллегу, которая, правда, привела пони, но кричит так же. Сложно сказать, насколько прибылен их бизнес: девушки исправно трудятся весь рабочий день – с десяти утра и до восьми вечера.

Со стороны всё выглядит вполне цивильно: ну, стоит спокойная лошадка, вот девочка вываливает перед её носом на асфальт пакет яблок и целует в мохнатую морду. Но перед тем как бежать к девочке и протягивать ей 100 рублей, присмотритесь внимательно: вальтрап (ткань под седлом) на животном грязный, в бурых разводах, копыта сколоты, на животе засохший навоз, старая амуниция до крови впивается в морду, а к яблокам счастливая лошадка почему-то не притронулась.

FullSizeRender

– Просто нам нечем за постой платить, поэтому и приходим сюда, – нервно объясняет хозяйка пони. – Место в конюшне 10 тысяч в месяц стоит, где такие деньги брать?

Лошадиная история без счастливого конца

Судьба коней-попрошаек и лошадок для проката обрывается рано и страшно. Такое нежное существо не предназначено для работы в городе: копыта и спина от ходьбы по асфальту быстро приходят в негодность, психика от постоянных криков и побоев хозяев (которые очень любят наказывать хлыстом) расшатывается. Здоровая взрослая лошадь должна съедать минимум восемь килограммов сена в день, своевременно получать чистую воду и хотя бы пять килограммов овса с подкормками – витаминами и минералами. Яблоки, высыпанные на грязный асфальт, – плохая альтернатива, которая убивает пищеварение за пару месяцев.

1495460311173946304

Таких лошадей обычно выкупают с конного спорта: травмированную после соревновательного сезона лошадь дешевле сдать в городской прокат, чем лечить. Конечно, для работы в городе подойдут не все: покупатель тщательно выбирает эффектную лошадку с красивой мастью. Их наспех размещают в бараках, где лошади ночами стоят по колено в навозе, а днём выводятся попрошайничать. И кони, которых хозяева быстро списали с большого спорта, променяв на более перспективный вариант, днями напролёт стоят под дождём или палящим солнцем и давятся яблоками с асфальта.

 


Вот так просто – сегодня ути-пути, а завтра под нож мясника, это вопрос 60 тысяч рублей


– Когда лошадь больше не может катать детей или попрошайничать, «покатушники», как мы их называем, быстро и без шума сдают их на мясо. Получается хорошо налаженный конвейер: лошадь списывается с конного спорта, потом работает в городском прокате, а в итоге едет под Пензу и трансформируется в твердокопчёную колбасу, – рассказывает Екатерина Соловей, хозяйка трёх спортивных кобыл. – Мы, люди большого спорта, хозяева элитного поголовья, конечно, этих «покатушников» презираем. Но и среди нас находятся те (их большинство, поверьте), кто готов своих спортивных товарищей при первой же проблеме продать. Так и живём.

Правовой вопрос

Уголовной статьи за попрошайничество в России нет, но вот статья за вовлечение несовершеннолетних в такой «бизнес» предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до четырёх лет.

Административная ответственность за попрошайничество устанавливается на региональном уровне. Штраф за такую работу в Москве составит от 100 до 500 рублей или, на усмотрение полиции, попрошайка может отделаться устным предупреждением. Тем не менее дневной заработок стоящего на паперти варьируется от 10 до 20 тысяч рублей. В Санкт-Петербурге «нуждающиеся» лошадки стоят в конно-спортивном клубе «Луч» на юге города.

IMG_2947

– Ловить совершеннолетних попрошаек бессмысленно, так как состава преступления в этом нет, соответственно, никто в полиции этим заниматься не будет. Максимум, что могут сделать в этом случае, – разогнать попрошаек или задержать для установления личности, а фактически – сделать устное замечание. То есть заявление писать бессмысленно. А если попрошайничеством занимаются несовершеннолетние (дети или подростки), то мы должны вызвать родителей попрошаек в участок для профилактической беседы, а также составления административки. Однако важно понимать, что в крупных городах такими делами почти не занимаются ввиду большого количества более серьёзных правонарушений. А вот в небольших провинциальных городках на это обратят внимание с большей долей вероятности, – говорит оперуполномоченный полиции (имя и фамилия скрыты по просьбе эксперта).

Что мы можем сделать?

Дарья Кипелова, хозяйка небольшой частной конюшни в Подмосковье, уверена, что такой вид эксплуатации животного можно искоренить, но потребуется время. 

– Просто думайте головой каждый раз, когда даёте деньги хозяйке такой лошади. На что она их потратит? На животное? Это вряд ли. Если сегодня россияне перестанут кататься на Красной площади в карете по 700 рублей за круг, то завтра покатушники уйдут из города. Да, скорее всего, им не на что будет кормить лошадей. В лучшем случае их перепродадут в добрые руки. В худшем – на мясную бойню. Но на этом всё закончится, больше никто не будет покупать лошадей ради прибыли.


Текст и фото: Диана Игнатович

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s